Популярные материалы

Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
3 июня 2022 г.
Сергей Таут
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
Институт адвокатского запроса требует укрепления, ведь это важнейший способ сбора доказательств и информации, необходимой для оказания правовой помощи
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Нарушения прав адвокатов были всегда
4 апреля 2022 г.
Генри Резник
Нарушения прав адвокатов были всегда
Ряду системных нарушений поставлен заслон, но резко возросли затруднения и прямые препятствия для доступа адвокатов к подзащитным
Юрий Зиновьев
Вице-президент Адвокатской палаты Костромской области

«Призывающие на помощь...»

8 февраля 2018 г.

О том, почему адвокаты вынуждены апеллировать к Президенту России



После принятия еще в апреле 2017 г. VIII Всероссийском съездом адвокатов Резолюции «Об оплате труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению», которой предлагалось «увеличить бюджетное финансирование расходов на защиту граждан в уголовном судопроизводстве по назначению и установить базовый (минимальный) размер оплаты труда адвоката-защитника по назначению в размере от 3000 руб. за один день участия в уголовном судопроизводстве либо перейти на почасовую оплату труда адвоката с минимальной ставкой оплаты от 700 руб. в час», и в связи с полным отсутствием позитивного реагирования на нее со стороны компетентных государственных органов почти год спустя с аналогичной инициативой выступила Адвокатская палата Ивановской области, предложив вынести вопрос теперь уже на личное рассмотрение Президента России.

Склонен предполагать, что дополнительным промежуточным звеном между этими двумя фактами явились еще и забастовочные действия адвокатов, проявившиеся, по меньшей мере, в четырех регионах Российской Федерации (Свердловской, Челябинской областях, в Карелии и Чувашии) и связанные с задержками по выплатам адвокатам даже в нынешнем мизерном размере.

В связи с этим позволю себе краткие статистические размышления на данную тему, основанные на примере Костромской области, тем более что вопросы организации деятельности региональных адвокатов по назначению были возложены на меня еще несколько лет назад, когда я занял пост вице-президента палаты.

Центральная Россия… Леса, поля, реки, причем все это всего лишь в трехстах километрах от Москвы. Замечательный край! Место, откуда первый представитель будущей династии Романовых был призван на Московское царство, и место патриотической гибели за него Ивана Сусанина. 24 административных района на площади, превышающей территорию многих отдельных государств.

А еще – Адвокатская палата с практически неизменной с начала образования в 2002 г. численностью действующих адвокатов, превышающей двести человек. Хотелось бы больше? Безусловно. И не только хотим, но и делаем, что можем в этих целях. Область немалая, население – за шестьсот тысяч. Однако из 24 районов в 7 (Боговаровский, Антроповский, Кологривский, Межевской, Сусанинский, Пышугский и Павинский) нет ни одного адвоката! Можете себе представить? Суды есть, правоохранительные органы тоже. А в адвокаты не идут: считают, что невыгодно – на жизнь, мол, не заработаешь. Иногда, правда, появляются. Ненадолго. В редкие приезды в областной центр рассказывают, что порой оплату за юридическую помощь приходится принимать «натурой» – картошкой, медом и т.д. (признаюсь, что вынужденно закрывали на это глаза) и что практически единственным источником дохода являются как раз уголовные дела по назначению, за которые платят из бюджетных средств.

Когда в этих местах появляются очередные уголовные дела с неплатежеспособными обвиняемыми, проблема отсутствия адвокатов решается уже много лет за счет коллег из соседних районов. Часто, «со скрипом» и с жалобами последних на то, что путь до близлежащего района занимает у них несколько часов и дороги в таком состоянии, что после этого приходится чинить собственный автомобиль. А установленная государством оплата в 550 руб. при таких условиях нужна им лично, «как рыбе зонтик». Вот так выскажут все и поедут выполнять свою конституционную обязанность по оказанию бесплатной юридической помощи.

Схожая (пусть и не такая плачевная) ситуация и у других адвокатов палаты, более 130 из которых опять же – в основном – участвуют в защите по назначению правоохранительных органов и судов, за что их нередко именуют неправильно – «государственными адвокатами».

Понятно, что при среднем доходе адвокатов палаты около 28 тысяч руб. в месяц доход тех, кто защищает только «бесплатных» доверителей, еще ниже. И это при том, что все расходы по аренде помещения для работы, приобретению и содержанию оргтехники и т.п. лежат исключительно на самом адвокате, независимо от того, есть у него вообще клиент или нет. Могу сказать, что одно лишь ежемесячное пополнение правовой компьютерной системы сейчас зачастую обходится в сумму более 10 тысяч руб. Не удивительно, что после принесения присяги и получения адвокатского удостоверения, окунувшись в эту обыденность, многие «новички» (особенно, бывшие работники полиции, прокуратуры и суда) честно признаются, что со стороны все это им виделось гораздо более привлекательным с финансовой точки зрения.

Проблема невыплат государства по делам, связанным с назначением, отнюдь не нова. В 90-е годы мы выполняли обязанность по бесплатной защите людей, годами не получая за это вообще никаких денег. Тогда это объяснялось полной разрухой и отсутствием денег. Любопытно, что спустя два десятка лет аргументы по вопросу оплаты нашей помощи не изменились, то есть проблема стара и теоретически «заезжена».

Не могу судить, насколько верен довод, что «должен быть голодным художник», но никакого здравого смысла в том, чтобы держать в подобном состоянии адвоката, я лично не усматриваю. Фактически речь идет об обеспечении социальной справедливости в отношении широкой группы адвокатов, принявших на себя те обязательства, которые гарантированы российским государством в ст. 48 его Основного закона. И в силу этой нормы адвокат должен обеспечить надлежащее профессиональное качество своей работы, а государство в свою очередь – достойную ее оплату, а не регулярное «выпрашивание» средств, далеких от современных жизненных реалий.

В целях повышения качества юридической помощи в 2017 г. адвокатское сообщество уже установило обязательные для адвоката стандарты осуществления профессиональной защиты по уголовным делам, которые в равной степени распространяются и на дела по назначению. Полагаю, что ответный ход сейчас за государством.

Нелишним будет напомнить, что первоначальный смысл слова «адвокат» в переводе с латинского – «призываемый на помощь». Фактически же мы сейчас имеем адвоката, который сам призывает на помощь, будучи неспособным иными правовыми способами отстоять собственные права и законные интересы, в частности право на достойную оплату своего труда. Не думаю, что этот статус добавляет авторитета как самой адвокатуре, так и государству, и полагаю, что вопрос совершенно правильно поставлен непосредственно перед Президентом РФ как гарантом соблюдения Конституции.

Так, что дилеммы, поддерживать или нет данную инициативу о повышении оплаты труда адвокатов, для меня не существует. Я голосую «за»!
Поделиться