Популярные материалы

Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению
Важна защита, а не самореклама
15 октября 2020 г.
Игорь Михайлович
Важна защита, а не самореклама
Высококвалифицированные адвокаты, как и прежде, демонстрируют большие достижения
Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Жаров
Член Совета ФПА РФ, президент АП Костромской области

Превратно понятая демократия

19 января 2017 г.

Вновь о решении Лефортовского суда по делу И.Л. Трунова



До этого не следил за перипетиями борьбы И.Л. Трунова с АП Московской области, но публикации коллег в блогах на сайте ФПА заставили-таки меня ознакомиться с решением Лефортовского суда, после чего я озадачился вопросом: неужели уважаемые члены Квалификационной комиссии АП Московской области – М.Н. Толчеев, А.А. Орлов, А.В. Никифоров, С.И. Володина и другие – не смогли заметить того, что оказалось очевидным для суда, т.е. что в демократическом обществе за критику не преследуют? Ведь, согласно судебному решению, «смысл высказываний, в которых выявлены нарушения, сводился к освещению адвокатом Труновым И.Л. в рамках дискуссии “круглого стола” существующих, по его мнению, в адвокатском сообществе и во взаимодействии адвокатского сообщества с правоохранительными органами проблемных вопросов».

Зная всех коллег из Квалификационной комиссии АПМО лично и будучи абсолютно уверенным в их профессиональной компетентности, я понял, что судья В.М. Голованов, видимо, что-то в своем решении не договорил, точнее, не дописал.

Я решил обратиться к самому предмету спора, а именно – к заключению Квалификационной комиссии и решению Совета палаты. И тут передо мной возникла, как говорил один киногерой, «картина маслом». Дабы не рекламировать превратное мнение г-на Трунова о российской адвокатуре, лишь отмечу, что его слова, за которые он и был привлечен к ответственности, по их буквальному смыслу относятся не только к АП Московской области и ее президенту А.П. Галоганову, но и ко всем адвокатским палатам субъектов РФ. Поэтому вывод Квалификационной комиссии АПМО о том, что высказывания г-на Трунова умаляют авторитет адвокатуры России в целом, абсолютно обоснован.

Тем удивительнее для меня суждения судьи В.М. Голованова, что «данная критика основана на субъективном мнении истца [т.е. И.Л. Трунова] о руководстве адвокатских палат субъектов Российской Федерации как о публичных фигурах». А «поскольку деятельность руководства адвокатуры является общественно открытой и системно освещаемой в средствах массовой информации», это «предопределяет возможность любого лица сформировать определенное внутреннее представление о данной деятельности путем ознакомления с ее процессом и результатами в различных информационных источниках».

Получается, что судья разрешил адвокату (а не простому гражданину) говорить о президенте любой адвокатской палаты все что угодно, не утруждая себя ссылкой хоть на сколько-нибудь правдоподобные факты, потому что в демократическом обществе гарантирована свобода «субъективного мнения»?

Абсолютно убежден, что свободе мнений и самовыражения не противоречит закрепленный в Законе об адвокатуре принцип корпоративности. Принадлежность к корпорации обязывает соблюдать корпоративную этику. И прежде чем оглашать на весь мир свое «не подлежащее проверке субъективное оценочное суждение» о состоянии дел в этой корпорации, каждый ее член должен хотя бы задуматься над тем, а не ударит ли это по авторитету корпорации в целом.

Лефортовский суд не счел нужным применять принцип корпоративности. Со ссылкой на правовые позиции ЕСПЧ он сказал всей российской адвокатуре: ничего, дорогая, что тебя охаяли, терпи; тебе же на пользу пойдет, ибо интересы демократии того требуют.

Я против такой демократии. И против правосудия, которое так понимает демократические ценности.
Поделиться