Популярные материалы

Сергей Макаров
24 марта 2020 г.
Коллегии адвокатов и наставничество
О том, что второе, к сожалению, не всегда свойственно первым
Сергей Макаров
12 марта 2020 г.
Идеалы адвокатской присяги и реалии адвокатских будней
О недопустимости неподобающего поведения адвоката по отношению к доверителю
Есть только сегодня и сейчас
6 марта 2020 г.
Светлана Володина
Есть только сегодня и сейчас
В новом выпуске «Тараборщины» Светлана Володина ответила на вопросы автора и ведущего проекта – адвоката Дмитрия Тараборина
Елена Леванюк: «Хочется поднять престиж профессии адвоката»
6 марта 2020 г.
Елена Леванюк
Елена Леванюк: «Хочется поднять престиж профессии адвоката»
Президент АП Ивановской области Елена Леванюк – о профессии адвоката, руководящей должности и задачах, стоящих перед Адвокатской палатой
Олег Баулин
2 марта 2020 г.
Что считала Счетная палата?
Государственные аудиторы, видимо, не знают, что «государственных» адвокатов в природе не существует
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, заместитель заведующего кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП Московской области, канд. юрид. наук

Предпосылки для защиты права на получение информации с помощью адвокатских запросов есть

2 марта 2020 г.

Необходимо их эффективно использовать


Анкетирование по проблеме нарушения права адвокатов на получение информации с помощью адвокатских запросов, проведенное ФПА РФ в период с ноября 2019 г. по январь 2020 г., показало весьма интересные результаты. В какой-то степени они подтверждают существующие в адвокатском сообществе представления, но в значительной степени показывают, что имеющиеся скептические мнения ошибочны.

Прежде всего такая ошибочность есть в отношении принципиального аспекта – отвечают или не отвечают адресаты на запросы, направленные им. В адвокатском сообществе есть устоявшееся мнение, что очень многие запросы игнорируются адресатами. Полученная благодаря анкетированию статистика показывает иной результат: 71,2% адвокатов, принявших участие в анкетировании, указали, что получили ответы на свои запросы, и лишь 28,8% адвокатов сообщили, что ответов не было. Это свидетельствует о том, что не стоит «вестись» на разговоры о бесполезности направления запросов, а надо каждый раз при необходимости их направлять.

Разумеется, в этой сфере есть проблемы с нарушением прав адвокатов, причем серьезные, но это ни в коем случае не дает нам права отказываться от использования такого действенного инструмента адвокатской практики, как адвокатский запрос.

Сразу же отмечу еще один результат анкетирования, связанный со сроками предоставления адресатами ответов на запросы: 66,9% респондентов сообщили, что ответ на их запрос был выдан в течение 30 дней, 19,1% указали срок в 31–60 дней и еще 14% – более 60 дней. Таким образом, на 2/3 адвокатских запросов адресаты выдают ответы в течение первых 30 дней, и нет необходимости продлевать срок подготовки и выдачи ответа на вторые 30 дней, возможность чего предусмотрена в Законе об адвокатуре.

Вот тут мы подходим к первому проблемному аспекту, наглядно обозначившемуся в результате проведения анкетирования. Как видно из приведенных данных, в 28,8% случаев ответ на адвокатский запрос не был выдан, и в 14% случаев очевидно не соблюдались предусмотренные Законом об адвокатуре сроки предоставления информации по адвокатским запросам. Это – бесспорные нарушения норм ст. 6.1 Закона об адвокатуре, дающие адвокатам право обжаловать их в установленном действующим законодательством России порядке. Но бесстрастная статистика показывает, что такое обжалование было осуществлено менее чем в 1/4 случаев: лишь в 24,3% случаев адвокаты обжаловали отказ в предоставлении им запрошенных ими сведений, а в 75,7% случаев такое обжалование не осуществлялось.

Дальнейшая статистика еще более печальная: отказ в привлечении адресатов запросов, нарушивших профессиональные права адвокатов, к административной ответственности был далее обжалован всего лишь в 9,3% случаев. То есть более чем в 3/4 случаев адвокаты, столкнувшиеся с нарушением их статусного права на получение информации с помощью адвокатских запросов, не стали бороться с данным нарушением, а из тех, кто боролся, 9/10 прекратили борьбу после первой же неудачи. Получается, что адвокаты в целом не готовы бороться с нарушением своих профессиональных прав, даже несмотря на то, что действующее законодательство России предоставляет инструменты для защиты этого права. Это очень печально, поскольку если мы сами не будем бороться за соблюдение своих прав – никто другой точно не станет бороться за наши права.

Скажу более – инициирование адвокатом процедуры обжалования необоснованного отказа в предоставлении информации тем более ценно, что не всегда, но все же нередко приносит психологический эффект: в 23,5% случаев адвокаты, подавшие жалобу, пусть и с опозданием, поспешно оформленную, но получали ответ на свой запрос. То есть сам факт инициирования процедуры обжалования заставлял адресатов запросов самих устранить уже допущенное ими нарушение закона и все же ответить на адвокатский запрос.

Поэтому бороться с нарушением своих прав адвокатам нужно обязательно. Только так мы можем постепенно переломить ситуацию и сделать баланс предоставления информации в ответ на адвокатские запросы не относительно положительным, как есть сейчас, а абсолютно положительным.

Но здесь подступает вторая проблема, состоящая в том, что сами адвокаты нередко готовят, оформляют и подают запросы на грани нарушения закона. Прежде всего важно отметить обязательность соблюдения требований к адвокатскому запросу, содержащихся в Приказе Министерства юстиции РФ № 288 от 14 декабря 2016 г. (в действующей редакции, с учетом решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103). Это тем более значимо, что несоблюдение этих требований в соответствии с п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре может повлечь прекращение статуса адвоката.

Кроме того, такое нарушение имеет место тогда, когда адвокат запрашивает сведения, явно выходящие за пределы его доказательственной деятельности в интересах доверителя.

Особенно чревато отрицательными последствиями запрашивание в органах государственной власти и органах местного самоуправления их мнений по поводу каких-либо юридических и/или фактических обстоятельств.

Здесь можно твердо отметить и подчеркнуть, что адвокатский запрос – это инструмент для сбора письменных доказательств по делу, по которому адвокат принял поручение и оказывает юридическую помощь, а не любой информации, которую адвокат желает получить. Поэтому расширительное толкование адвокатами положений Закона об адвокатуре, регулирующих порядок истребования информации с помощью адвокатских запросов, крайне нежелательно.

Если же адвокаты будут правильно формулировать запросы при их направлении и использовать предусмотренные законом способы борьбы с нарушением этого права – адвокатский запрос как инструмент адвокатской практики проявится во всей своей эффективности.

Поделиться