Видеолекции

Популярные материалы

Сергей Макаров
2 июля 2020 г.
Квадрат коммуникаций
О том, что и как адвокат может заявлять или комментировать, а что не может
Константин Сасов
29 июня 2020 г.
Профессиональный налоговый вычет адвоката и доктрина автономии налогового права
О правомерности компенсации расходов на функционирование адвокатского кабинета
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
29 июня 2020 г.
Сергей Пашин
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
Адвокат должен работать с полной самоотдачей, опираясь на нормы права
Федеральный союз был, есть и будет
29 июня 2020 г.
Алексей Галоганов
Федеральный союз был, есть и будет
Перемены на тридцатилетнем рубеже
Татьяна Яцученко
26 июня 2020 г.
Будет ли исполнено постановление КС РФ?
Комментарий к законопроекту о внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном пенсионном страховании»
Жанна Сырбу
Заместитель председателя Квалификационной комиссии АП Липецкой области, адвокат

Право на отвод

10 апреля 2020 г.

Институт отводов пока не нашел отражения в законодательных и корпоративных актах современной адвокатуры


Нормы института отвода (самоотвода) любой отрасли процессуального права представляют собой механизм обеспечения беспристрастного участия в отправлении правосудия.

Сходные отношения урегулированы и корпоративными актами иных профессиональных участников рынка юридической помощи, имеющих высшее юридическое образование и сдавших квалификационных экзамен (т.е. лиц, у которых сходная с адвокатурой процедура приобретения статуса и привлечения к дисциплинарной ответственности), например, нотариусов. Так, согласно ст. 11.3 Кодекса профессиональной этики нотариусов в РФ член комиссии по профессиональной этике, лично, прямо или косвенно заинтересованный в результатах рассмотрения дела, не участвует в голосовании.

Однако на сегодняшний день институт отводов не нашел отражения в законодательных и корпоративных актах современной адвокатуры. Ни Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), ни КПЭА его не предусматривают.

Процедурные основы дисциплинарного производства закреплены Кодексом профессиональной этики адвоката. Дисциплинарное производство включает три стадии: возбуждение, разбирательство в квалификационной комиссии и разбирательство в совете адвокатской палаты.

Часть 3 статьи 19 Кодекса говорит о необходимости обеспечения принципа объективности при рассмотрении дисциплинарного производства. Эта норма корреспондируется с п. 7 ст. 33 Закона об адвокатуре, предусматривающим, что адвокат и лицо, подавшее жалобу на действия (бездействие) адвоката, имеют право на объективное и справедливое рассмотрение жалобы. Объективное рассмотрение реализуется inter alia через рассмотрение дисциплинарного производства членами квалификационной комиссии и совета, не заинтересованных прямо или косвенно в исходе дела.

Законодатель уже предпринял меры для исключения сомнений в справедливости решения, принимаемого по итогу рассмотрения дисциплинарного производства. Так, Федеральным законом № 400-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», установлено, что член совета палаты не может одновременно замещать должность члена квалификационной комиссии, а в состав квалификационной комиссии впредь не будет входить президент палаты. Но данные изменения не коснулись возбуждения дисциплинарного производства по представлению вице-президента адвокатской палаты.

В настоящее время практика участия вице-президентов адвокатских палат в качестве членов совета при рассмотрении дисциплинарных производств, возбужденных по их же представлениям, является сложившейся и не критикуется сообществом. Вместе с тем это не отвечает принципам справедливости и беспристрастности. В таких дисциплинарных производствах вице-президент принимает участие в рассмотрении дела в двух разных процессуальных функциях: участника дисциплинарного производства, утверждающего в своем представлении о совершенном адвокатом дисциплинарном проступке, а также в качестве лица, принимающего решение о наказании адвоката как член совета. Подобные ситуации не могут являться законными и допустимыми ни при каких обстоятельствах, вне зависимости от того факта, урегулирован или нет корпоративным актом вопрос процедуры отводов.

Стоит отметить, что практически при рассмотрении всех судебных споров при обжаловании решений совета адвокаты обязательно ссылаются на данное нарушение.

Вместе с тем отсутствие специальных норм, предусматривающих институт отвода, не ограничивает орган, рассматривающий дисциплинарное производство, в возможности руководствоваться общими положениями закона, разумностью, объективностью. Например, при заявлении участником дисциплинарного производства доводов о наличии оснований для недоверия рассматривать производство в составе, не вызывающем сомнений в беспристрастности. В большинстве случаев при возникновении сложной ситуации они всеми не противоречащими закону способами пытаются обеспечить баланс интересов сторон.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 1 марта 2007 г. № 293-О-О указал, что отсутствие подробного регулирования порядка привлечения адвоката к ответственности на уровне федерального законодательства вызвано необходимостью соблюдения принципов независимости и самоуправления адвокатуры, а также тем, что предполагается их более полное и четкое регулирование самим адвокатским сообществом.

Внесение дополнений в Кодекс профессиональной этики на очередном Всероссийском съезде адвокатов в части положений об основаниях отвода членов комиссии и совета, положений о самоотводах и порядок разрешения таких заявлений позволили бы действовать более определенно.

Поделиться