Популярные материалы

Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации
Нина Латышева
Адвокат АП Московской области, Почетный адвокат России

Практику вызовов адвокатов на допросы надо прекращать

27 апреля 2023 г.

Как Михаил Александрович Гофштейн помог мне достойно выйти из тяжелой ситуации


Прослушав 28 марта вебинар для членов комиссий по защите прав адвокатов, обратила внимание на актуальную тему – вызов адвоката на допрос по ходатайству бывшего доверителя или нового адвоката, вступившего в дело. В связи с этим вспомнила вот такой случай. В моей многолетней практике был (правда, по счастью, однократный) вызов на допрос.

Я проводила трудовое дело о незаконном увольнении, которое касалось оперативника. Закончила дело и стала уже забывать о нем. Вдруг раздается звонок, на том конце провода представляются: полковник ФСБ … такого-то знаете? И произносят ФИО бывшего доверителя. Отвечаю, что вела трудовое дело, что он был моим доверителем, личным знакомым не является, у нас строго рабочие отношения. В отношении него возбудили уголовное дело. Все были опрошены, со слов сотрудников ФСБ, оставалась только я.

Попыталась объяснить, что ничего не знаю: где трудовое дело, а где уголовное. Решила, что никаких показаний давать не буду, ведь я адвокат, а он мой доверитель, пусть даже бывший. Не сдавались, повестку прислали, вызывали аж на Лубянку, требовали, чтобы дала показания не как адвокат, а как гражданин. Тогда еще никаких разъяснений не было, и я поняла, что самостоятельно не справлюсь с ситуацией.

В то время адвокатских кабинетов не существовало, и я входила в областную коллегию адвокатов. За помощью обратилась в Президиум Московской областной коллегии адвокатов (МОКА). Мне повезло, трубку снял сам Михаил Александрович Гофштейн. Объяснила ситуацию и попросила помощи.

Полагаю, не стоит объяснять, кто такой М.А. Гофштейн. Тогда он был, если память не изменяет, заместителем председателя Президиума МОКА. Сразу сказал, на допрос не ходить, немедленно приезжать в Президиум. Тут же поехала, рассказала ситуацию. Подчеркнул, что практику вызовов адвокатов на допросы надо прекращать, но делать это грамотно.

Повезло, что именно М.А. Гофштейн помог мне достойно выйти из такой тяжелой ситуации. Именно он подготовил разъяснение, почему адвоката нельзя вызывать на допрос, которое впоследствии отправили следователю. И случилось чудо: ни звонков (раньше не менее трех в день), ни вызовов.

19 апреля исполнилось 100 лет со дня рождения этого выдающегося адвоката, на днях в АПМО прошел вечер его памяти. Всегда буду помнить его и оказанную им помощь мне, тогда начинающему адвокату.

Что касается продолжающейся дискуссии по вопросу вызова адвоката на допрос. Отчасти согласна с высказанным на вебинаре мнением Нвера Гаспаряна – советника ФПА РФ, заместителя председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов. При этом полагаю, что позиция адвоката должна быть более жесткой: никаких показаний не давать против доверителя. Ничего не меняет, бывший он или настоящий.

Как правильно замечено, это подрывает доверие к институту адвокатуры, чего мы, адвокаты, не можем допустить.

Поделиться