Популярные материалы

Алексей Иванов
20 января 2021 г.
Адвокат и реклама кошачьего корма. Можно, но осторожно?
О возможности получать вознаграждение за размещение чужой рекламы в своем аккаунте в соцсети
Марина Курило
19 января 2021 г.
Адвокатов привлекла возможность реального участия в государственной системе БЮП
О поправках в Закон Республики Коми, которыми повышен размер вознаграждения адвокатам, оказывающим бесплатную юридическую помощь
Нвер Гаспарян
1 января 2021 г.
Троянский конь в адвокатуре
О базовых адвокатских ценностях и негативных фактах адвокатской практики
Елена Кузьмина
29 декабря 2020 г.
Научные дискуссии для популяризации профессии адвоката
О том, как защитить бизнес с помощью цифровых технологий
Будущее – за консолидацией адвокатов
29 декабря 2020 г.
Максим Белянин
Будущее – за консолидацией адвокатов
Специалисты станут объединяться в коллективы

Дискуссии

Евгений Белов
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Челябинской области

Повод для тщательного анализа

19 августа 2019 г.

О проблеме удаления адвокатов из зала суда



Ознакомившись со статьей Максима Никонова «За что судьи “дисквалифицируют” адвокатов и как этому противостоять», считаю необходимым высказать свои соображения о затронутой автором теме.

Представляется, что предложенный Максимом Никоновым механизм реагирования на удаление адвокатов из зала суда имеет не столько теоретическое, сколько прикладное значение. По моему мнению, его можно рассматривать как рекомендации, связанные с действиями адвокатов и адвокатского сообщества в данной конфликтной ситуации. Думается, что каждый случай удаления адвоката из зала суда и дальнейшее отстранение его от участия в защите доверителей должен стать предметом самого тщательного анализа советом адвокатской палаты. В ходе проверки необходимо подвергнуть контролю как действия адвоката, удаленного из зала суда, так и адвоката, вступившего в дело по назначению, взамен удаленного.

В случае нарушения названными адвокатами норм процессуального права, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также КПЭА меры дисциплинарного воздействия следует применять в качестве превентивного фактора.

Не лишним, на мой взгляд, следует признать принятие советами адвокатских палат субъектов разъяснений (подп. 19 п. 3 ст. 31 КПЭА), обязательных для исполнения адвокатами по исследуемой проблеме.

Хотелось бы также призвать коллег неукоснительно соблюдать действующее законодательство в ходе рассмотрения судебных дел, что не позволит председательствующему судье принимать такие радикальные меры, как удаление адвоката из зала суда и отстранение его от дела. Это не означает, что адвокат должен пассивно наблюдать за теми нарушениями, которые позволяют себе допускать судьи, а также иные участвующие в деле лица. Соблюдение этой тонкой грани компромисса между поведением судьи и реакцией адвоката свидетельствует, по моему мнению, о профессионализме последнего.

И наконец. Скорейшее введение в практику судебного разбирательства аудио-, а тем более видеопротоколирования позволило бы избежать тех проблем, о которых пишет автор в своей статье.

Поделиться