Популярные материалы

Юрий Зиновьев
12 сентября 2019 г.
Формальность, лишенная практического смысла
Адекватная, современная и предпочтительная форма ознакомления с материалами дела «маскируется» под старую и изжившую себя, чтобы избежать прокурорских претензий
Борис Золотухин
11 сентября 2019 г.
«…честно жить не хочет?»
Об обстоятельствах привлечения адвоката к уголовной ответственности, затронутых в мнении Алексея Созвариева
Нвер Гаспарян
10 сентября 2019 г.
Требуется внутрикорпоративный механизм
О порядке выдвижения адвокатом обвинения в отношении коллеги
Олег Смирнов
9 сентября 2019 г.
Оправдательный приговор – отнюдь не дефект правосудия
К годовщине введения суда присяжных в районах. Позиция защиты
Денис Денисов
9 сентября 2019 г.
Интернет-эквайринг все-таки возможен
Об опыте внедрения безналичной формы оплаты труда адвоката и преимуществах использования интернет-эквайринга для адвокатов и их доверителей
Ольга Руденко
Член Совета ФПА РФ, президент АП Ставропольского края

Последствия майского паводка

14 августа 2017 г.

Число обратившихся за бесплатной юридической помощью на Ставрополье выросло многократно



В мае Ставропольский край пережил самый масштабный за последние полвека паводок, в результате которого было подтоплено более трех с половиной тысяч домов.

Адвокатская палата Ставропольского края среагировала незамедлительно, организовав работу по оказанию бесплатной юридической помощи гражданам, проживающим в восьми районах края, на которые обрушилась стихия. Как известно, действующее законодательство относит к государственной системе БЮП вопросы восстановления имущественных и личных неимущественных прав, нарушенных в результате чрезвычайной ситуации, а также возмещения ущерба, причиненного вследствие ЧС.

В список адвокатов, участвующих в деятельности государственной системы бесплатной юридической помощи, включены 266 наших коллег. В районах, затронутых стихией, оказалось 59 адвокатов из этого списка. На каждой территории были назначены ответственные лица для координации действий.

Несмотря на попытки объединения усилий с местными властями в крайне важной для пострадавших людей работе, наши предложения об организации централизованного приема в помещениях администраций районов и городов не были услышаны. Поэтому адвокаты принимали доверителей в обычном формате. Хотя очевидно, что в сложных ситуациях люди в первую очередь обращаются в местные администрации, и такая инициатива могла бы существенно облегчить пострадавшим их мытарства.

Несмотря на это, – могу обоснованно утверждать, – наши коллеги справились с потоком обращений, хотя в настоящее время активная фаза работы еще продолжается. Для наглядности приведу цифры. В первом полугодии бесплатная юридическая помощь в рамках государственной системы была оказана 120 гражданам (количество случаев до паводка – 308 ). А затем за два с небольшим месяца только по вопросам, связанным с последствиями стихии, к адвокатам обратились 537 человек (по состоянию на 1 августа).

Первая волна жалоб была связана с тем, что местные администрации не выдавали мотивированный отказ в признании гражданина пострадавшим от чрезвычайной ситуации. Как правило, после обращений в прокуратуру ситуация быстро разрешалась в пользу заявителей. После получения документа начинался второй этап, связанный с обжалованием в суде отказа администрации в признании гражданина пострадавшим от чрезвычайной ситуации и, как следствие, признании права на получение материальной помощи.

Материальная помощь выдавалась в размере 10 тысяч рублей единовременно всем, кто был признан пострадавшим, а также в размере от 50 до 100 тысяч за частичную или полную утрату личного имущества. Те, кто потерял жилье, претендовали на получение жилищного сертификата для приобретения нового.

Нередко отказы в выдаче материальной помощи были связаны не с разрешением вопроса о том, действительно ли пострадал заявитель, а с тем, что, по утверждению представителей власти, он проживал на территории ЧС, но не был зарегистрирован по месту жительства либо, наоборот, был зарегистрирован, но фактически там не проживал.

Исходя из сути вопросов, формировались исковые требования. Прежде всего о признании заявителя и членов его семьи пострадавшими в результате чрезвычайной ситуации. Далее – о признании права заявителя на получение единовременной материальной помощи и получение финансовой помощи в связи с частичной или полной утратой имущества в результате ЧС. И, наконец, о признании права заявителя (членов его семьи) на получение жилищного сертификата в связи с потерей жилья в результате ЧС. Кроме того, из первоначальной судебной практики сформировалось еще одно исковое требование – об обязании администрации муниципального района включить заявителя (членов его семьи) в список граждан, нуждающихся в оказании помощи.

Пока что вынесены единичные судебные решения, и они – в пользу пострадавших. Но уже сейчас понятно, что наши коллеги справились с задачей и готовы последовательно добиваться защиты прав своих доверителей.
Поделиться