Видеолекции

Популярные материалы

Елена Авакян
3 августа 2020 г.
Стресс-тест для судебной системы
О том, как российское правосудие принимает удар пандемии
Николай Жаров
3 августа 2020 г.
Сохранить бессрочность сплошной кассации по уголовным делам
Судебная система должна «наступить на горло собственной песне»
Никита Трубецкой
31 июля 2020 г.
Кассационное разбирательство рискует превратиться в пустую формальность
Предполагаемое ограничение срока на обжалование приговора противоречит праву осужденного на доступ к правосудию
Никита Трубецкой
30 июля 2020 г.
О взаимоуважении и соблюдении этических норм в условиях «двойной защиты»
Что важно учитывать адвокатам, вынужденным совместно участвовать в деле
Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Дискуссии

Юрий Костанов
Советник ФПА РФ

Порочная формулировка

20 января 2017 г.

О законопроекте по допуску адвокатов в СИЗО, два года пролежавшем в Госдуме



Казалось бы, рекомендованный к принятию Госдумой в первом чтении законопроект о дополнении ст. 53 УПК РФ наконец-то разрешает проблему, связанную с получением адвокатами свиданий со своими подзащитными в СИЗО. Но на самом деле это не так.

Этот законопроект сохраняет неоднократно раскритикованную порочную формулировку, на которой основаны незаконные требования сотрудников СИЗО о предъявлении пресловутых «разрешений» от следователя либо суда на получение свидания. Ситуацию не спасает указание на то, что у адвоката, кроме удостоверения и ордера, нельзя требовать никаких других документов.

Такой запрет давно существует в Законе о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, но не соблюдается. Допуск – это разрешение. В том, что других смыслов данное понятие не имеет можно убедиться, заглянув в словарь русского языка. Сохранение в УПК слова «допуск» в любых вариациях приводит к тому, что сотрудники СИЗО требуют предъявить документ, свидетельствующий о том, что адвокат допущен к участию в деле.

Более года назад, 14 октября 2015 г. в Госдуме ФС РФ состоялось заседание круглого стола, на котором обсуждался этот законопроект депутата Марданшина. Почти все участники заседания согласились с тем, что фразу: «с момента допуска к участию в деле» необходимо заменить фразой «с момента принятия на себя защиты», с чем депутат Марданшин согласился.

Очевидно, что сохранение данной формулировки в УПК РФ и ее повторение в предлагаемом законопроектом дополнительном пункте не только не разрешает проблемы, но даже усугубляет ее, придает допуску значение некой реперной точки, когда какие-то действия можно производить до допуска, а какие-то – после. И наделение адвоката полномочиями по защите связывается не с волеизъявлением подзащитного и заключением соглашения на защиту, а с усмотрением следователя.

В пояснительной записке указано, что данный законопроект учитывает позицию Президента РФ, выраженную им на встрече с членами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, и позиции членов Совета.

В действительности, ни Владимир Путин, ни члены Совета тогда не высказывали мнения о возможности сохранения пресловутых допусков, более того, Владимир Путин назвал практику, порожденную этой формулировкой, безобразием.

Обращает на себя внимание тот факт, что законопроект, который был представлен на обсуждение юридической общественности в 2015 г., полтора года пролежал в нафталине и только сейчас внесен на рассмотрение Госдумы, причем в своем худшем варианте. Потому что предложенная формулировка фактически означает, что запрет на истребование у адвоката других документов, кроме адвокатского удостоверения и ордера, действует до получения им допуска.
Поделиться