Популярные материалы

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации
Сергей Мальфанов
24 ноября 2020 г.
Консолидированная позиция по поддержке законопроекта
О расширении категорий граждан, которым оказывается бесплатная юридическая помощь в Орловской области
Нвер Гаспарян
23 ноября 2020 г.
Оправдан ли вступительный взнос
О практике установления единовременных сборов для вновь принятых адвокатов
Сергей Макаров
20 ноября 2020 г.
«Адвокат» равно «Адвокатура»
Почему важны каждое слово и каждый шаг каждого адвоката
Адвокаты плывут против течения
20 ноября 2020 г.
Нвер Гаспарян
Адвокаты плывут против течения
Происходит ослабление суда и усиление правоохранительных органов
Сергей Бородин
Советник ФПА РФ, вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов, канд. юрид. наук

Положительный эффект от законопроекта Минюста очевиден

9 сентября 2020 г.

О том, как можно уточнить поправки в УК и УПК, чтобы требования закона соблюдались неукоснительно



То, что проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (в части установления дополнительных гарантий реализации принципа состязательности сторон)» крайне ожидаем, необходим и обещает только положительный эффект – очевидно. Думаю, что мы услышим много положительных комментариев. Остается надеяться, что его примут без поправок со стороны правоохранительных органов и, как не жаль говорить, Верховного Суда РФ. Почему? Потому что именно они совместно и согласованно, начиная с даты принятия УПК РФ, сознательно игнорировали смысл тех его норм, которые сейчас предлагается дополнить и конкретизировать.

Практически каждый практикующий по уголовным делам адвокат сталкивался с предъявлением материалов уголовного дела для ознакомления не в полном объеме, в несшитом виде, без описи и с фактами их последующего изменения: заменой одних листов другими, изменением нумерации или описи. Доходило до случаев появления в материалах дела листов с буквенной нумерацией, например «137а». И что? Чаще всего суды закрывали глаза, отказывали в возврате дела прокурору, так как допущенное нарушение (если оно вообще признано таковым) не является существенным, не нарушает право на защиту, поскольку у защиты есть возможность ознакомиться с материалами дела в суде.

Снятие копий с отдельных материалов уголовного дела в ходе предварительного расследования – отдельная история. До сих пор зачастую в снятии копии отказывают, потому что это «не предусмотрено УПК» или потому что «мы не даем». Как минимум 10 лет я в портфеле постоянно ношу подборку актов Конституционного Суда РФ, вынесенных начиная с 2004 г. (!), в которых предписано предоставлять подозреваемому (обвиняемому) и защитнику право снимать копии с тех материалов уголовного дела, которые были или должны были быть им предъявлены в ходе предварительного расследования. И знаете что? Чаще всего демонстрация этих актов и прочтение следователем срабатывают, но не всегда.

В связи с этим у меня есть один только вопрос и несколько соображений.

Почему Минюст так долго не выходил с таким законопроектом, как минимум 16 лет? Неужели столько времени было нужно после вынесения Определения Конституционного Суда РФ от 14 октября 2004 г. № 340-О для внесения ясности в закон и правоприменение? Копили опыт?

Надо понимать, что защитник работает в условиях, когда следствие в большинстве случаев не заинтересовано в наличии у адвоката копий материалов уголовного дела, трактует и исполняет закон не в соответствии с его смыслом, а согласно интересам службы, часто ложно понимаемым. Так вот, законопроект не содержит положений о сроках и порядке снятия копий за свой счет или получения заверенных копий от следователя или дознавателя. Прогнозирую, что фраза о снятии или получении до окончания предварительного следствия будет трактоваться как то, что следователь должен предоставить документы для ознакомления «до окончания предварительного следствия», а вот в течение какого времени после следственного действия или ходатайства защиты – законопроект не предусматривает. В некоторых случаях будет так: хотите снять/получить копии – заявляйте ходатайство, мы его рассмотрим, вас уведомим, возможность предоставим. Дальше начинается волокита. При проведении следственных действий в изоляторе возможность снятия копий защитником фактически отсутствует, а у следователя не будет возможности предоставить копию. Уверен, что для достижения полноценного эффекта от этих положений законопроекта в нем нужно прописать, что возможность снять копии предоставляется незамедлительно после составления протокола, а при отсутствии у защитника технической возможности – в течение, например, 24 часов после составления протокола. Аналогичным образом должны выдаваться заверенные копии. Лучше, если в постановлениях и протоколах законодательно будет предусмотрено внесение сведений о снятии копий, вручении или невручении заверенных копий. Тогда при изучении дела прокурором или судьей можно будет сразу определить, насколько требования соблюдены.

Еще хотелось бы отметить, что законопроект не учитывает специфику многих современных дел – наличие доказательственной составляющей в электронном виде. Следовательно, актуальным законопроект может быть только в том случае, если он закрепляет механизм предъявления для ознакомления и снятия защитой копий с имеющихся в деле носителей информации. В настоящее время я участвую в работе по делу, где вещественным доказательством признаны системные блоки компьютеров. Так вот, при ознакомлении с материалами уголовного дела защите были предъявлены системные блоки компьютеров, только включить компьютеры следователь не смог, в чем собственно защита и убедилась. Соответственно, понять, какая доказательственная информация с точки зрения следствия содержится на жестких дисках, защита не смогла. В условиях правовой неурегулированности суд решил, что осмотр системного блока снаружи вполне равнозначен изучению информации на жестком диске и не счел это нарушением, препятствующим рассмотрению дела. С учетом этого считаю, что было бы не лишним в законопроекте предусмотреть внесение изменений в ст. 237 УПК РФ, закрепив, что нарушение порядка предоставления материалов уголовного дела для снятия копий, вручения заверенных копий или ознакомления с материалами уголовного дела является основанием для возвращения дела прокурору.

В остальной части законопроект лично у меня не вызывает вопросов и я его безусловно поддерживаю.

Поделиться