Популярные материалы

Юрий Зиновьев
12 сентября 2019 г.
Формальность, лишенная практического смысла
Адекватная, современная и предпочтительная форма ознакомления с материалами дела «маскируется» под старую и изжившую себя, чтобы избежать прокурорских претензий
Борис Золотухин
11 сентября 2019 г.
«…честно жить не хочет?»
Об обстоятельствах привлечения адвоката к уголовной ответственности, затронутых в мнении Алексея Созвариева
Нвер Гаспарян
10 сентября 2019 г.
Требуется внутрикорпоративный механизм
О порядке выдвижения адвокатом обвинения в отношении коллеги
Олег Смирнов
9 сентября 2019 г.
Оправдательный приговор – отнюдь не дефект правосудия
К годовщине введения суда присяжных в районах. Позиция защиты
Денис Денисов
9 сентября 2019 г.
Интернет-эквайринг все-таки возможен
Об опыте внедрения безналичной формы оплаты труда адвоката и преимуществах использования интернет-эквайринга для адвокатов и их доверителей

Дискуссии

Сергей Иванов
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент АП Вологодской области

Отдельным судьям надо периодически напоминать о существовании Кодекса судейской этики

2 сентября 2019 г.

Несколько соображений в дополнение к дискуссии об удалении адвокатов из зала суда


Максим Никонов в своей статье «За что судьи “дисквалифицируют” адвокатов и как этому противостоять» поднял очень серьезную тему для всего адвокатского сообщества.

Не случайно оперативно откликнулись по этой теме наши уважаемые коллеги Юрий Новолодский, Вадим Клювгант, Алексей Созвариев, Евгений Белов и Нвер Гаспарян, позицию которых, я, безусловно, разделяю. Считаю необходимым продолжить дискуссию и высказать несколько своих соображений по данной теме.

К сожалению, адвокатура не располагает статистическими данными о количестве российских адвокатов, удаленных председательствующими из зала судебного заседания, и, соответственно, трудно судить о масштабах такого скверного явления. На территории Вологодской области мне неизвестно ни одного случая удаления судами адвоката из процесса. По крайней мере, в адрес Адвокатской палаты Вологодской области такого сообщения суды не направляли. Имеются только единичные случаи удаления подсудимых из зала судебного заседания.


  Тем не менее сегодня укореняется судебная практика, связанная с ограничением судами России прав адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, а соответственно, – права на защиту. «Зеленый свет» этим нововведениям дали Конституционный и Верховный Суды РФ.

* * *

Удаление защитника из зала судебного заседания – это бесспорно вопиющий факт в уголовном судопроизводстве, который до этих пор был достаточно редким явлением. Суд, как правило, удалив адвоката из зала заседания, сообщал о допущенных последним нарушениях (с точки зрения суда) в адвокатскую палату для принятия мер воздействия и после определенного перерыва возобновлял процесс с этим же адвокатом.

В настоящее время, как показала практика отдельных регионов, суды все чаще, удаляя адвоката из зала заседания, обращаются в адвокатскую палату с просьбой о принятии мер реагирования в дисциплинарном порядке к удаленному из процесса адвокату и назначении подсудимому защитника в порядке ст. 51 УПК РФ.

Несомненно, органы адвокатской палаты должны проверить обоснованность удаления адвоката из зала судебного заседания и принять решение по обращению суда о назначении защитника или в отказе в этом суду, поскольку удаленный из зала заседания защитник не лишен права на выполнение функции защитника в следующих судебных заседаниях.

Напрашивается вопрос, а вправе ли адвокатская палата оценивать правомерность действий суда по удалению адвоката из зала судебного заседания? Или это исключительная компетенция суда и его решение об удалении адвоката из зала судебного заседания может быть оспорено только адвокатом путем подачи апелляционной жалобы как участником уголовного судопроизводства и то – одновременно с обжалованием приговора?

Не будут ли в данном случае действия адвокатской палаты расценены как вмешательство в осуществление судом правосудия, а в случае отказа в назначении адвоката при наличии адвоката по соглашению – как противодействие суду в осуществлении правосудия?

Учитывая, что эти вопросы напрямую связаны с проверкой соответствия действий адвоката Кодексу профессиональной этики адвоката в ходе осуществления защиты по уголовному делу и происходят на основании обращения суда с просьбой о принятии мер реагирования к адвокату, удаленному судом из зала судебного заседания, действующее законодательство позволяет адвокатской палате оценивать действия удаленного из зала заседания адвоката с точки зрения соблюдения им норм профессиональной этики и в зависимости от установленных обстоятельств принимать решение о назначении или неназначении адвоката.

Так, согласно подп. 5 ч. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» совет адвокатской палаты организует оказание юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в соответствии с порядком, определенным Советом Федеральной палаты адвокатов; доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами.

В соответствии со ст. 50 УПК РФ назначение защитника осуществляется в порядке, определенном Советом Федеральной палаты адвокатов. То есть адвокатская палата не является в данной ситуации созерцателем и исполнителем пожеланий суда, а должна принимать решение в полном соответствии с законом.

Мне могут возразить, что необходимо всем адвокатам и органам адвокатских палат субъектов РФ выполнять решение Совета ФПА РФ о двойной защите от 27 сентября 2013 г., где говорится: «Рекомендовать органам адвокатских палат предусмотреть в решениях советов об утверждении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению, положение о том, что адвокат не вправе по назначению суда принимать поручение на защиту лиц против их воли, если интересы этих лиц в уголовном судопроизводстве защищают адвокаты на основании заключенных соглашений».

Данное решение действительно запрещает адвокатам вступать в дело по назначению при наличии адвоката по соглашению под страхом дисциплинарной ответственности. Да, это так, но указанное решение Совета ФПА РФ вводит запрет для вступления адвоката в дело по назначению при условии, что адвокат по соглашению надлежащим образом исполняет свои профессиональные обязанности и в установленные уголовно-процессуальным законом сроки принимает участие в следственных действиях и в судебных заседаниях. Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство прямо предусматривает случаи назначения защитника при неявке адвоката по соглашению на следственные действия.

В соответствии со ст. 50 УПК РФ в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника в порядке, определенном Советом Федеральной палаты адвокатов. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 –7 части первой статьи 51 настоящего Кодекса.

Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель или следователь принимает меры по назначению защитника в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2–7 ч. 1 ст. 51 настоящего Кодекса.

К сожалению, отдельные наши коллеги, получив требование от координатора по организации защиты в порядке ст. 51 УПК РФ на участие по конкретному уголовному делу, отказываются вступать в дело, узнав, что у обвиняемого имеется адвокат по соглашению, при этом ссылаются на запрет, установленный решением Совета ФПА РФ о двойной защите. Однако это решение Совета ФПА РФ необходимо толковать во взаимосвязи и с учетом норм уголовно-процессуального закона, судебных актов, принятых Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ, допускающим в определенных случаях участие адвоката в деле по назначению, в том числе и без согласия подзащитного при наличии адвоката по соглашению.

К тому же следует учесть, что данное решение Совета ФПА РФ принято было в 2013 г., после чего вышло Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», несколько решений Конституционного Суда РФ (последнее Постановление КС РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П по делу о проверке конституционности ст. 50 и 52 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Ю.Ю. Кавалерова), вводящие понятие «злоупотребление правом» обвиняемым и его защитником и предоставляющие суду возможность ограничивать права защиты, в том числе путем назначения защитника при наличии адвоката по соглашению.

Однозначно, что вышеуказанные судебные акты мы не можем игнорировать и потому должны тщательно проверять обоснованность ограничения прав адвоката, в том числе в случае удаления судом адвоката из судебного заседания и исходя из установленных фактов и с учетом имеющихся доказательств принять решение о назначении или неназначении адвоката.

Но если в ходе проверки обращения суда будет установлено, что адвокат в ходе судебного следствия действительно совершил действия, грубо нарушающие нормы профессиональной этики, не позволяющие суду рассматривать дело с его участием, то считаю, что адвокат должен быть назначен в качестве защитника по делу.

Полагаю, что Совету ФПА РФ следует подкорректировать свое решение о двойной защите с учетом позиции Конституционного Суда РФ.

* * *

В то же время, если адвокатская палата установит, что адвокат был неправомерно удален из зала судебного заседания за активную защиту своего подзащитного, то в назначении защитника суду должно быть мотивированно отказано.

Кроме того, адвокат и адвокатская палата, действующая в защиту профессиональных прав последнего, вправе обратиться в квалификационную коллегию судей субъекта РФ с просьбой о применении в отношении судьи мер дисциплинарного воздействия за грубые нарушения процессуального закона, Кодекса судейской этики при отправлении правосудия.

Считаю, что обращение в квалификационную коллегию судей «остудит» зарвавшегося судью и будет достаточно эффективным средством защиты профессиональных прав адвокатов.

Не надо забывать, что в силу подп. 10 ч. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на совет адвокатской палаты субъекта РФ возложена обязанность по защите социальных и профессиональных прав адвокатов.

Как показала практика, квалификационная коллегия судей, как правило, отказывает в рассмотрении подобных обращений по существу, мотивируя это тем, что вмешательство в осуществление судом правосудия кем-либо недопустимо (ст. 10 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации»). Так, в соответствии со ст. 10 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, либо к председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда (п. 1).

Под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме, не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства.

Вышеуказанная норма закона органами судейского сообщества, как правило, трактуется достаточно широко и субъективно. Но надо признать, что ст. 10 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» не содержит запрета на подачу кем-либо жалобы в квалификационную коллегию судей на конкретного судью в связи с нарушением последним Кодекса судейской этики при отправлении правосудия. И обращение адвоката, адвокатской палаты, с моей точки зрения, подлежит рассмотрению по существу вышеуказанным органом.

Следовательно, адвокатская палата субъекта РФ, руководствуясь ст. 10 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» вправе в случае грубого нарушения судьей Кодекса судейской этики, повлекшего существенное нарушение права на защиту, обратиться в квалификационную коллегию судей.

Я не призываю коллег «заваливать» квалификационную коллегию судей жалобами на судей, но в исключительных случаях в целях защиты прав добросовестных адвокатов, думаю, необходимо использовать и этот инструмент.

При этом адвокат, чьи права были нарушены, должен представить в адвокатскую палату, наряду с заявлением с просьбой о защите его профессиональных прав, доказательства совершения судьей действий, нарушающих нормы Кодекса судейской этики, повлекших существенные нарушения права на защиту в ходе рассмотрения конкретного дела: аудиозапись хода процесса, письменные заявления и ходатайства адвоката, выписки из протокола судебного заседания и т.д.

По моему глубокому убеждению, отдельным судьям периодически необходимо напоминать о существовании Кодекса судейской этики и неуклонном его соблюдении. Это только повысит авторитет суда и уровень доверия граждан к судебной системе.

Поделиться