Популярные материалы

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»
Адвокатура должна беречь себя
25 февраля 2020 г.
Борис Золотухин
Адвокатура должна беречь себя
Героем девятого выпуска «Тараборщины» стал адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин
Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг

Дискуссии

Николай Жаров
Член Совета ФПА РФ, президент АП Костромской области

От формального равноправия к действительному полноправию

21 марта 2017 г.

Президентский законопроект свидетельствует о значительном доверии к российской адвокатуре



Ознакомился с редакцией президентского законопроекта о внесении изменений в УПК РФ, подготовленной ко второму чтению. Порадовало, что принципиальная поправка всего одна – о передаче ФПА РФ полномочий по определению порядка участия адвокатов в делах по назначению от региональных адвокатских палат.

Сам факт внесения Президентом РФ законопроекта об укреплении прав стороны защиты в уголовном судопроизводстве свидетельствует о значительном доверии к российской адвокатуре. И нам надо это доверие неуклонно повышать. Тогда мы сможем быть не только формально равноправной, но и действительно полноправной стороной состязательного уголовного процесса.

В целом законопроект безусловно полезен для адвокатуры, так как текст УПК РФ приводится в соответствие с правовыми позициями Конституционного Суда РФ о порядке вступления защитника в уголовное дело, о порядке производства обыска у адвоката, о полномочиях стороны защиты по представлению доказательств и т.д.

В то же время пояснительная записка к законопроекту выглядит более оптимистично, чем сам его текст, в котором, к сожалению, утверждения о правах защитника нередко сопровождаются ограничивающими их оговорками. Например, стороне защиты нельзя отказать в приобщении к делу заключения специалиста, но при условии, если оно содержит сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела. То есть если следователь решит, что в заключении специалиста таких сведений нет, то его можно и не приобщать. Другой пример. Полученные в результате ОРМ или следственных действий документы из адвокатского производства являются недопустимыми доказательствами. Но тут же оговорка: не все, а лишь те, которые не признаны вещдоками.

Представляется необходимым дать стороне защиты новые весомые права, которые законопроектом пока не предусматриваются. Так, давно дискутируется вопрос о возможности адвоката не только самостоятельно устанавливать, но и процессуально закреплять оправдывающие его подзащитного доказательства (например, самому допрашивать свидетеля с составлением соответствующего протокола).

Что касается поправки о передаче ФПА РФ полномочий по определению порядка участия адвокатов в делах по назначению от региональных адвокатских палат, то она представляется спорной. Если эта поправка пройдет, неизбежно возникнет коллизия между УПК РФ и Законом об адвокатуре, который относит утверждение названного порядка к компетенции совета региональной адвокатской палаты. Кроме того, если порядок участия адвокатов в делах по назначению будет определяться на федеральном уровне, он станет одинаковым для всей страны. Между тем унификация порядка участия адвокатов в делах по назначению (например, введение электронной системы распределения дел между адвокатами) создаст для значительного числа региональных палат организационные и финансовые сложности.  
Поделиться