Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Ирина Оникиенко
Член АП г. Санкт Петербурга

Острый вопрос

28 декабря 2017 г.

Обсуждение Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи показало, насколько разрознен юридический рынок



Традиционно накал страстей нарастает к концу года, когда Минюст представляет очередной проект и все начинают его обсуждать. Ранее камнем преткновения были разногласия между адвокатурой и бизнес-юристами. В этом году стало очевидно, что противоречия в целом устранены.

Основные положения Концепции: признание некоммерческого характера адвокатской деятельности; возможность найма адвоката адвокатом или адвокатским образованием; возможность для адвокатов вести деятельность в организационно-правовых формах коммерческих структур со специальной правоспособностью (только оказание юридической помощи); упрощенный порядок вступления в адвокатуру юристов с опытом работы по специальности; особый порядок преобразования существующих коммерческих структур в адвокатские образования и адвокатских – в коммерческие корпоративные формы ведения адвокатской деятельности.

Неожиданно острая дискуссия развернулась вокруг положения Концепции об ограничении деятельности на территории РФ юридических компаний, которые входят в структуру глобальных международных юридических корпораций (далее – «ильфы»).

Привожу его здесь: «Также необходимо установить, что с определенного момента юридические услуги по вопросам российского права (в том числе судебное представительство) на территории Российской Федерации смогут предоставлять только те организации, которые зарегистрированы в соответствии с российским законодательством в качестве юридических лиц, являющихся адвокатскими образованиями. При этом следует предусмотреть ряд мер, исключающих прямую или косвенную подконтрольность таких адвокатских образований иностранным лицам, в частности, путем установления ограничений по субъектному составу участников адвокатских образований и т.д.».

Таким образом, предлагается включить в программу реформирования международные юридические фирмы, деятельность которых в России в настоящее время ничем не ограничивается и вообще никак не регулируется. Следствием введения нового регулирования может быть существенное ограничение их возможности практиковать на российском рынке вплоть до полного запрета деятельности в форме представительств и филиалов глобальных компаний.

Надо признать, что «ильфов» на российском юридическом рынке не так много, поэтому большинству юристов и адвокатов нашей страны эта проблема кажется несущественной. Но для части юридического сообщества, прежде всего бизнес-юристов, ситуация с «ильфами» актуальна, ведь рынок-то один.

Основной посыл Концепции – создать равные условия для работы иностранных и национальных юристов, а также ввести принцип взаимности (иностранные юрфирмы должны работать в России на тех же условиях, на каких российские юрфирмы могут работать в их юрисдикциях).

Приводятся различные доводы в пользу «выдавливания» «ильфов» – от заботы о государственной безопасности и защиты национальной юрисдикции до необходимости уберечь граждан от некомпетентных представителей-иностранцев. Мне они убедительными не кажутся, хотя такая позиция созвучна общему фону развития отношений России с западным миром.

Особую роль играет и конкуренция между российскими и международными консультантами. Недовольство коллегами-международниками зрело давно. Международная компания Baker & McKenzie первой «высадилась десантом» на пустынный рынок юридических услуг России в далеком 1989 г., следом подтянулись и другие. В течение нескольких лет без какого-либо сопротивления рынок был полностью освоен: большинство иностранных инвестиций сопровождалось иностранными юрфирмами, никаких правил вхождения их на рынок не было. Они были вне конкуренции.

За прошедшее время в России сформировались национальные юридические фирмы, оказывающие услуги на уровне международных стандартов и способные конкурировать с иностранными практически во всех отраслях права.

Нельзя не согласиться с коллегами из российских компаний, что у филиалов и представительств международных юридических компаний имеются явные конкурентные преимущества перед российскими фирмами.

Во-первых, у них есть финансовая поддержка или возможность таковой со стороны материнских компаний, что позволяет им активно демпинговать на рынке. Мы с этим встречаемся в повседневной жизни и, к сожалению, зачастую проигрываем, поскольку не можем себе позволить работать при низкой рентабельности.

Во-вторых, они пользуются административной (если можно ее так назвать) поддержкой своих головных офисов, что позволяет им получать в качестве клиентов международные корпорации, работающие в России только потому, что имеются глобальные соглашения. Довольно часто клиенты нам говорят, что были бы счастливы работать с нами по всем вопросам, но из-за решений материнских компаний могут обращаться только в международные юридические фирмы. В такие моменты мы готовы согласиться, что осуществляем деятельность не совсем в равных условиях.

Конечно, российским консультантам хотелось бы получить всех клиентов «ильфов», однако я сомневаюсь, что это случится: зарубежные коллеги вместе со своими клиентами найдут способ продолжить сотрудничество в изменившихся условиях.

Судьба «ильфов» сейчас обсуждается на разных уровнях, включая Совет Федерации. Минюст настаивает на принципе взаимности и уверяет, что задачи «выдавливания» «ильфов» с рынка нет, а есть цель создать равные условия для всех. «Ильфы» ссылаются на интересы клиентов, риски ухудшения инвестиционного климата и предлагают оставить все как есть. Федеральная палата адвокатов РФ занимает позицию медиатора в дискуссии Минюста и «ильфов» – предлагает верифицировать международные компании, тем самым подтверждая их право на деятельность в Российской Федерации.

Простого решения здесь не будет, так как нужно соблюсти баланс слишком разных заинтересованных лиц. Ясно одно: условия деятельности «ильфов» в России изменятся.

Принятие Концепции в нынешнем виде и вытеснение глобальных юридических фирм с российского юридического рынка могут сказаться на инвестиционном климате в стране. Кроме того, необходимо учитывать, что глобализация бизнеса влечет глобализацию в сфере оказания юридических услуг, когда международная компания пользуется услугами одного поставщика по всему миру. Таким образом, обращение к международным юридическим компаниям – это часть бизнес-стратегии международных корпораций.

Положения Концепции, выделенные курсивом выше, должны быть исключены либо пересмотрены. Юридический рынок необходимо реформировать – с этим согласны все. Однако реформа не должна вводить жесткие и неоправданные ограничения, которые могут привести к полному уходу международных компаний с российского рынка юридических услуг.
Поделиться