Популярные материалы

Николай Кипнис
23 июля 2019 г.
Опасности «двойной защиты»
О Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П
Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности
Лариса Скабелина
8 июля 2019 г.
Эмоциональное выгорание – заболевание профессионалов
Психологическое здоровье адвоката как условие оказания квалифицированной юридической помощи
Сергей Макаров
5 июля 2019 г.
Один в поле – не воин
О единой корпорации адвокатов России – как достижении, которое нужно беречь
Ольга Полетило
4 июля 2019 г.
Формы прямого взаимодействия адвокатов с населением
О бесплатной юридической помощи и информировании о ней жителей Республики Марий Эл
Александр Гурьев
Председатель Ревизионной комиссии АП Липецкой области

Ордер вне процесса

19 января 2016 г.

Конституционный Суд о специальном праве адвоката




22 декабря 2015 г. Конституционный Суд РФ принял постановление № 34-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 33 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и части 8 статьи 32 Избирательного кодекса города Москвы в связи с жалобой гражданина К.С. Янкаускаса».

В частности, Суд «признал пункт 5 статьи 33 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и часть 8 статьи 32 Избирательного кодекса города Москвы” не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что документы о выдвижении находящегося под домашним арестом гражданина кандидатом на выборах, указанные в пунктах 2, 2.2, 3 и 3.1 статьи 33 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", могут быть представлены в избирательную комиссию его защитником по уголовному делу, имеющим статус адвоката, на основании документов, подтверждающих полномочия защитника, а также иными лицами – на основании нотариально удостоверенной доверенности; вместе с документами о выдвижении гражданина в качестве кандидата на выборах в органы государственной власти или органы местного самоуправления в соответствующую избирательную комиссию должна быть представлена копия постановления суда об избрании в отношении него меры пресечения в виде домашнего ареста; подпись гражданина на заявлении о согласии баллотироваться по соответствующему избирательному округу, а также копия паспорта, если закон требует ее представления, должны быть заверены нотариально, в связи с чем гражданину должна быть предоставлена возможность воспользоваться услугами нотариуса с учетом установленного постановлением о домашнем аресте запрета на общение с определенными лицами».

Такую возможность Конституционный Суд толкует, среди прочего, через положения Закона об адвокатуре, упомянув о праве адвоката при оказании юридической помощи представлять интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях (подп. 7 п. 2 ст. 2) и праве беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности (подп. 5 п. 3 ст. 6).

Значение этого постановления гораздо шире, чем только вопросы избирательного права. Представляет интерес вопрос наделения полномочиями адвоката при изоляции подзащитного вне рамок процесса. Конституционный Суд выделил адвоката как специального субъекта отношений, предоставив возможность, в отличие от иных лиц, действовать не на основании нотариально удостоверенной доверенности, а «на основании документов, подтверждающих полномочия защитника».

Частью 4 ст. 59 УПК РФ определено, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.
Следует вспомнить о том, что полномочия адвоката действовать «по ордеру» ограничены, согласно Закону об адвокатуре, случаями, «предусмотренными федеральными законами» (п. 2 ст. 6). Да и ордер применялся, как правило, в процессуальном законодательстве. Суд же затронул непроцессуальную отрасль, а если быть точнее, создал смешанную последовательность. Если человек находится в изоляции, в соответствии с нормами УПК РФ его интересы в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях может представлять адвокат, предъявив ордер, удостоверение и копию постановления суда об избрании в отношении него меры пресечения в виде домашнего ареста.

Это очень важное развитие прав адвоката, обеспечивающее интересы подзащитных. Но насколько широко может применяться данное правило? Можно ли его распространить, например, на право представлять интересы в органы власти сделки, подписанные подзащитным? Из общего посыла суда такое право есть. Однако следует предположить, что при его реализации адвокаты могут столкнуться с ограниченным применением постановления Конституционного Суда, распространив его действие на вопросы выборов. Скорее всего, это право придется отстаивать в суде, где видится весьма неплохая перспектива.
Поделиться