Популярные материалы

Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации
Алексей Иванов
Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края

«Охота» на адвоката

27 мая 2021 г.

О методах выдавливания из профессии и как им противостоять


Регулярно участвуя в последнее время в дискуссии профессионального сообщества о том, что адвокатский статус, де-юре призванный гарантировать определенную степень безопасности, де-факто оказывается слишком уязвим перед внешними вызовами, не представлял, что вскоре буду изучать этот вопрос изнутри. Однако это случилось – с начала текущего года в отношении моей деятельности и моего статуса адвоката ведется планомерная «охота» в околоправовом поле: когда закон цинично используется в качестве дубинки для битья неугодного.

Вопреки своим убеждениям, я решил вынести эту ситуацию в публичное поле и использовать для того, чтобы лишний раз показать коллегам по цеху, во-первых, какими изощренными методами способны действовать против нас наши оппоненты, во-вторых и в-главных, – как с этим бороться в рамках закона. Ведь защищая права граждан, адвокат и сам зачастую рискует попасть под удар, и нужно уметь его «держать», используя весь тот арсенал правовых инструментов, с помощью которого мы привыкли помогать другим.

* * *

Суть дела такова.

5 января 2021 г. в Адвокатское бюро «Правовой статус», управляющим партнером которого я являюсь, пришел не представившийся сотрудник полиции с требованием дать объяснения. По его словам, в отношении меня было подано заявление о возбуждении уголовного дела – некий гражданин П.О. Колосов обвинял меня в совершении тяжкого преступления, утверждая, будто я организовал некое ТСН с целью незаконного обогащения.

Как мы знаем, оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия в отношении адвоката должны осуществляться только по решению суда, однако абсурдность обвинений вынудила меня подчиниться требованиям сотрудника полиции и дать объяснения.

Очевидно, мое согласие сотрудничать было превратно истолковано правоохранителями, ошибочно принимающими добровольность за слабость – и уже 3 марта 2021 г. меня вызвали для дачи объяснений в Управление МВД России по г. Краснодару. Неизвестный мне П.О. Колосов снова обвинял меня в совершении уже другого, но столь же фантастического особо тяжкого преступления. Чуть позже я давал объяснения уже в Следственном отделе по Центральному округу г. Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю по очередному заявлению все того же бдительного гражданина. А буквально на днях, в конце мая 2021 г., снова ходил в отдел полиции – на этот раз к его инсинуациям прилагались топорно отфотошопленные скриншоты, якобы фиксирующие нахождение на моей странице в социальной сети «ВКонтакте» фашистской символики. Именно эта выходящая за всякие рамки здравого смысла ситуация и стала решающим аргументом за то, чтобы придать происходящее огласке.

Надо отметить, что все эти бездоказательные сведения, систематически сообщаемые П.О. Колосовым правоохранительным органам, не только не соответствуют действительности, но и содержат признаки противоправных действий в части получения доступа к персональным данным, адвокатской тайне и распространения клеветы.

Эти заявления изготовлены по самой токсичной рецептуре клеветы – растворения микродоз реальных фактов (например, персональных данных) в большом количестве заведомой лжи, что создает видимость их правдоподобия и делает особенно опасными.

Визуальное ознакомление с заявлениями Колосова заставило меня предположить, что подписи на них явственно принадлежат разным людям. Тогда по моему поручению по месту жительства гражданина Колосова в Ростове-на-Дону отправился мой коллега и, опросив жильцов дома, где тот якобы зарегистрирован, установил, что такой человек там не проживает и никогда не проживал. А фотокопия паспорта данного гражданина находится в открытом доступе в сети «Интернет» и, согласно тем же сведениям, он является утерянным в г. Москве, в районе метро Дубровка.

Таким образом, очевидно, что действия лиц, выдающих себя за П.О. Колосова, являются не чем иным, как противоправными попытками преследования за профессиональную деятельность.

Разумеется, я направил соответствующее заявление о проведении доследственной проверки в отношении П.О. Колосова и возбуждении уголовного дела в случае установления признаков состава преступления (ч. 5 ст. 128.1 УК РФ), а также жалобу прокурору г. Краснодара.

Но примечательно, что заявления «Колосова» поступают по электронной почте и рассматриваются молниеносно, тогда как мои кочуют по инстанциям и решение по ним до сих пор не принято.

* * *

Одновременно со всеми вышеуказанными событиями в моей профессиональной практике происходят новые повороты в резонансном деле, переданном в ГУ СК РФ после моего открытого письма главе ведомства А. Бастрыкину. Речь о ДТП с участием судьи краевого суда, в результате которого погиб 28-летний краснодарец Данил Юханов, интересы семьи которого я представляю.

Судья до сих пор, спустя год после ДТП, остается в статусе свидетеля и продолжает вершить кубанское правосудие, а с некоторых пор еще и активно мониторит мои социальные сети. Так, недавно он подал на меня жалобу в АПКК по поводу поста в «Инстаграм», сделанного третьими лицами относительно этого дела, усмотрев в том, что я им поделился, нарушение профессиональной этики.

А вот теперь от него поступила новая жалоба – на сей раз по поводу иска, поданного мной по воле моего доверителя в отношении самого судьи. Вскоре после гибели Данила Юханова судья давал интервью федеральному каналу, в котором безосновательно обвинил погибшего в алкогольном опьянении в момент ДТП. Нужно ли объяснять, как распространение этих ложных и порочащих честь и репутацию Данила Юханова сведений сказалось на состоянии его убитой горем семьи?

Наш иск о возмещении морального вреда до сих пор не рассмотрен по существу, поскольку судьи районных инстанций берут самоотвод и выносят вопрос об определении подсудности. Зато он уже стал предметом удивительной жалобы в отношении меня в Адвокатскую палату. Эта жалоба, во-первых, вызывает сомнения в знакомстве судьи краевого суда с правовым механизмом взаимоотношений адвоката и доверителя, раз он отождествляет мои действия по поручению с моей личностью. (А заодно и в целом – в понимании адвокатской деятельности, которая как раз и заключается в том числе в подаче подобных исков в рамках защиты интересов доверителя.) Во-вторых, она невольно наводит на размышления о возможной взаимосвязи событий, описанных в этой публикации.

В любом случае, в подобной ситуации адвокату нужно планомерно и точно реагировать на каждый новый «удар», отражая его в правовом поле: в частности, обращаться с палату и правоохранительные органы с ответными заявлениями. Но не ограничиваться этим, поскольку данный механизм слишком формализован, а эффективно защищаться от явно беззаконных действий исключительно обращением к закону затруднительно.

Необходимо также использовать возможности СМИ, привлекая внимание общественности к своей ситуации – некоторые виды грязи становятся безвредны только в лучах прожектора общественного внимания. Важно не молчать и не ждать, пока все «само рассосется» – то есть не совершать тех ошибок, от которых мы обычно предостерегаем наших доверителей, надеющихся, что «следствие разберется, суд рассудит, а вскрытие покажет». Нужно отстаивать себя и свое право на профессию всеми законными способами, ведь как мы сможем защищать других, если не сумеем защитить себя?

Поделиться