Популярные материалы

Юрий Зиновьев
12 сентября 2019 г.
Формальность, лишенная практического смысла
Адекватная, современная и предпочтительная форма ознакомления с материалами дела «маскируется» под старую и изжившую себя, чтобы избежать прокурорских претензий
Борис Золотухин
11 сентября 2019 г.
«…честно жить не хочет?»
Об обстоятельствах привлечения адвоката к уголовной ответственности, затронутых в мнении Алексея Созвариева
Нвер Гаспарян
10 сентября 2019 г.
Требуется внутрикорпоративный механизм
О порядке выдвижения адвокатом обвинения в отношении коллеги
Олег Смирнов
9 сентября 2019 г.
Оправдательный приговор – отнюдь не дефект правосудия
К годовщине введения суда присяжных в районах. Позиция защиты
Денис Денисов
9 сентября 2019 г.
Интернет-эквайринг все-таки возможен
Об опыте внедрения безналичной формы оплаты труда адвоката и преимуществах использования интернет-эквайринга для адвокатов и их доверителей
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, заместитель заведующего кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП Московской области, канд. юрид. наук

Один в поле – не воин

5 июля 2019 г.

О единой корпорации адвокатов России – как достижении, которое нужно беречь


Споры, которые ведутся сейчас по различным вопросам адвокатского самоуправления, показывают, что не у всех есть понимание того, насколько создание, существование и функционирование адвокатуры нашей страны как единой корпорации важно не только для корпорации, но и для всех адвокатов, т.е. для всех нас с вами.

Если обратиться к истории российской адвокатуры, становится очевидно, что вплоть до 31 января 2003 г. адвокатуры как единой корпорации, как единого организованного профессионального сообщества адвокатов в России ранее никогда не было. Период до появления присяжной адвокатуры даже и не рассматриваем. Присяжные поверенные имели максимальную степень объединения в виде советов присяжных поверенных, однако (поправьте меня, если ошибаюсь) к февралю 1917 г. такие советы были созданы лишь в 9 из 14 судебных округов, на которые была разделена территория всей Российской империи; в остальных судебных округах присяжные поверенные оставались под дисциплинарной властью судов, т.е. даже не во всех судебных округах было такое объединение. Тем более оно отсутствовало во всероссийском масштабе.

Частные поверенные вообще не были никак объединены.

В советское время, если говорить о РСФСР, объединение не поднималось выше уровня субъектов РСФСР, в которых было предусмотрено создание коллегий адвокатов. Иначе говоря, всероссийского, а тем паче всесоюзного объединения адвокатов не было и в помине.

Организации, постепенно возникавшие с конца 80-х и начала 90-х гг., – Союз адвокатов СССР, Федеральный союз адвокатов России, Гильдия российских адвокатов – носили общественный характер и не предполагали обязательного членства всех российских адвокатов, т.е. они по определению не объединяли всех адвокатов нашей страны.

И лишь с созданием в период с июля 2002 г. по январь 2003 г. в соответствии с принятым Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» сначала адвокатских палат субъектов РФ, а затем с образованием 31 января 2003 г. Федеральной палаты адвокатов РФ адвокатура нашей страны стала единой профессиональной корпорацией – во исполнение принципов корпоративности и самоуправления, предусмотренных данным Федеральным законом.

Все эти факты мы с вами, уважаемые коллеги, прекрасно знаем, и потому будет совершенно справедлив ваш упрек мне за повторение этих сведений.

Тем не менее напомню и о том, что в соответствии с мнением и Конституционного Суда РФ, и Европейского суда по правам человека наличие единой профессиональной корпорации, предполагающей обязательное членство всех лиц данной профессии, не только не нарушает чьих-либо прав, но и является непременным условием обеспечения единого высокого уровня оказываемой помощи (это утверждается в отношении не только адвокатов, но и нотариусов, и врачей).

Не буду говорить о наших обязанностях – буду говорить о наших правах. Но при этом уже не обойтись без упоминания государства, так как они, наши права, проявляются как раз во взаимоотношениях с государством. И именно здесь, в этих взаимоотношениях, важно наличие единой профессиональной корпорации, объективированной в виде ФПА РФ, выступающей от имени и в интересах всех своих членов, т.е. нас, рядовых российских адвокатов.

Разумеется, нельзя не упомянуть про произошедшее повышение ставок оплаты помощи адвокатов, осуществляющих защиту по назначению в уголовном процессе, обеспеченное настоятельными стараниями ФПА РФ, равно как и достижение того, чтобы формально предусмотренное повышение этих ставок стало реальностью. Все это заслуга ФПА РФ, и нам не нужно забывать об этом.

Приятно, что даже критики, отмечающие, что это повышение произошло лишь сейчас, а не ранее, не отрицают того, что это повышение размера оплаты помощи по назначению – исключительно заслуга ФПА РФ.

Помимо такой эффективной защиты финансовых интересов адвокатов, ФПА РФ осуществляла и осуществляет деятельность по оказанию адвокатам иной поддержки. В частности, ФПА РФ организовывает и поддерживает общефедеральную систему повышения профессионального уровня адвокатов, проводя самые разнообразные очные и заочные мероприятия на актуальную тематику, организует защиту прав адвокатов, детализирует положения профессиональной этики в ответ на новые вызовы времени, требующие уточнения того, как именно должен поступать адвокат при осуществлении профессиональной деятельности, чтобы, защищая интересы доверителя, не нарушить закон и/или этику. Все это помогает нам, адвокатам, успешнее осуществлять нашу профессиональную деятельность.

Отдельно нужно отметить последовательно проводимую ФПА РФ деятельность по подготовке правовых позиций в отношении предлагаемых новелл законодательства – там, где эти новеллы могут затронуть права и интересы как доверителей адвокатов, так и самих адвокатов.

Но самое важное – ФПА РФ последовательно вступает в диалог с различными государственными органами (например, органами судебной системы, Министерством юстиции РФ, Федеральной налоговой службой, Росфинмониторингом), способствуя урегулированию различных вопросов, связанных с осуществлением профессиональной деятельности, – наиболее благоприятно для адвокатов.

И это – именно та деятельность в интересах всего адвокатского сообщества России, которую ФПА РФ проводит от его имени и в его интересах именно в качестве единой профессиональной корпорации, без которой такой диалог был бы в принципе невозможен, поскольку без подобного официального статуса органы государственной власти не стали бы общаться с адвокатурой и прислушиваться к ней. А положительные результаты таких диалогов мы с вами, уважаемые коллеги, видим сами (например, уже упомянутое повышение оплаты защиты по назначению).

Настоятельная необходимость единой корпоративной организации адвокатов, особенно сейчас, когда государство (любое государство, т.е. современное государство вообще) достигло такого уровня тотальности, что индивид в принципе не может на равных не то что состязаться с ним – не может даже противостоять ему, – убедительно подтверждается историческими примерами, несмотря на возможные попытки оппонентов утверждать обратное.

Конечно, эталоном классической адвокатуры (по старой памяти) до последнего времени обоснованно являлась адвокатура Франции.

И вот из истории французской адвокатуры критики могут привести примеры того, как адвокаты самостоятельно противостояли королевской, т.е. высшей государственной власти.

Самый яркий пример – это, конечно, сложение в 1602 г. всеми парижскими адвокатами (!) своих полномочий в связи с тем, что государство стало настаивать на исполнении налогового законодательства, которое адвокаты сочли противоречащим традициям адвокатуры. И в итоге государство фактически вынуждено было отступить перед выступлением адвокатов.

К слову, литературным памятником этой истории стала замечательная книга Антуана Луазеля «Паскье, или Диалоги адвокатов парижского парламента», в которой были подробно записаны рассказанные героями исторические сведения о предыдущих веках парижской адвокатуры.

Но есть одно важное, весьма существенное обстоятельство: эта демонстрация произошла во времена правления Доброго короля Анри (Генриха IV Наваррского), который сам был человеком очень миролюбивым. К тому же он, заняв престол Франции после периода жесточайших религиозных войн, разоривших страну и всех ее жителей, всячески старался замирить подданных своего королевства. Именно поэтому, узнав о подобной неожиданной самоорганизации парижских адвокатов, отстаивающих свои традиционные, но к тому времени уже ставшие незаконными интересы, король приказал фактически отменить действие отвергаемых адвокатами законодательных требований к осуществлению ими своей профессиональной деятельности.

Уверен, что если бы такую демонстрацию самоорганизовавшиеся парижские адвокаты позволили себе на несколько десятилетий позже, во времена правления внука Генриха IV – короля Людовика XIV, то историю парижской адвокатуры они обсуждали бы не в уютных гостиных своих домов, а в казематах Бастилии, поскольку верховная власть быстро заточила бы их туда, пресекая подобное нарушение порядка, допущенное ими к тому же против закона. А все потому, что французское государство на протяжении XVII в. укрепилось и возвысилось и подобное самоуправство адвокатов, отстаивающих незаконные требования, явно не вписывалось в государственную систему.

Соответственно, в настоящее время, когда повсюду в мире государство по сравнению с предыдущими веками достигло абсолюта и по форме, и по содержанию, уже вообще не стоит предполагать противостояние ему одиночек-индивидов, пусть даже и замечательно самоорганизовавшихся (не говоря уж о том, что подобные манифестации вообще находятся на грани закона или даже за этой гранью, а адвокаты не должны нарушать закон).

Государство рассматривает каждого отдельного адвоката как отдельного гражданина, наделенного правами и обязанностями, но, если речь идет о защите общекорпоративных прав, необходимо организованное строго в рамках закона общекорпоративное заявление об этих правах. И наилучший выразитель такого заявления – единая корпорация, ведущая диалог с государством в интересах всех членов сообщества.

Именно поэтому сейчас точно так же абсолютной стала необходимость в существовании и функционировании в России единой адвокатской корпорации, главной задачей которой является защита прав и интересов адвокатов. И то, что действующий Закон об адвокатуре предусмотрел создание такой единой корпорации – огромное достижение.

Федеральная палата адвокатов РФ как высший орган самоуправления единой корпорации призвана выступать от имени всех адвокатов, защищая наши права (это было показано выше на многочисленных примерах). Мы видим, что не все сразу получается. Но ценность действующего Закона об адвокатуре в том, что создание такой единой корпорации адвокатов было санкционировано государством, которое тем самым показало готовность воспринимать адвокатуру как партнера. Поэтому мы должны бережно относиться к тому, что Федеральная палата адвокатов РФ создана и действует – в наших общих интересах.

Поделиться