Популярные материалы

Нвер Гаспарян
1 января 2021 г.
Троянский конь в адвокатуре
О базовых адвокатских ценностях и негативных фактах адвокатской практики
Елена Кузьмина
29 декабря 2020 г.
Научные дискуссии для популяризации профессии адвоката
О том, как защитить бизнес с помощью цифровых технологий
Будущее – за консолидацией адвокатов
29 декабря 2020 г.
Максим Белянин
Будущее – за консолидацией адвокатов
Специалисты станут объединяться в коллективы
Александр Умнов
24 декабря 2020 г.
Укрепляя взаимодействие с представителями бизнеса Зауралья
Заметки по итогам форума предпринимателей Зауралья «вКУБе 2020»
Правосудие без начальников
18 декабря 2020 г.
Евгений Рубинштейн
Правосудие без начальников
Качество судебных актов важнее стабильности процессуальных решений
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АПМО, медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Обоюдовыгодная поправка

1 марта 2019 г.

Об ожидаемом узаконении «гонорара успеха»



Уверен, что не ошибусь, если скажу, что самой ожидаемой (разумеется, положительно ожидаемой) новеллой, содержащейся в широко обсуждаемом сейчас проекте федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», который по фамилии главного разработчика документа называется «законопроектом Клишаса», является предлагаемая к внесению в Закон об адвокатуре норма, узаконивающая «гонорар успеха». В соответствии с данным законопроектом предусматривается дополнить ст. 25 п. 4.1 следующего содержания: «Адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными Советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи».

Включение данного положения в Закон об адвокатуре настолько чаемо адвокатами, что в отношении этой новеллы даже не хочется применять шаблонный термин «легализация» – хочется говорить об узаконении положения.

Если новелла пройдет законодательное утверждение, то в этом вопросе будет устранен давний тандем несправедливости и нелогичности, ярко проявившийся в начале 2007 г. с принятием Постановления КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью “Агентство корпоративной безопасности” и гражданина В.В. Макеева», которым «гонорар успеха» фактически был объявлен вне закона. Мы с вами, уважаемые коллеги, все помним свое огорчение по поводу того неожиданно высказанного Конституционным Судом России мнения. Разумеется, из почтения к мнению Конституционного Суда и – что самое главное – из уважения к закону и толкованию его Конституционным Судом мы вот уже 12 лет вынуждены отказываться от включения в соглашения об оказании юридической помощи указания на «гонорар успеха». Но надежды на положительное для адвокатов урегулирование этого вопроса не увядали.

Несправедливость того высказанного в 2007 г. мнения состоит в том, что был рассмотрен вопрос о порядке оценивания определенной категорией граждан России своей профессиональной деятельности – при том, что условия оплаты этой деятельности лицами, в интересах которых она ведется (то есть доверителями адвокатов), в соответствии с Законом об адвокатуре должны регулироваться соглашением между адвокатом и доверителем.

А нелогичность этого мнения в том, что фактический запрет включения в соглашения об оказании юридической помощи «гонорара успеха» наносит одинаковый вред и адвокатам, и их доверителям, поскольку возможность предусмотреть в соглашении такое условие была бы одинаково выгодна обеим сторонам. Обосновываю такой вывод тем, что при разрешении применения «гонорара успеха» адвокат может в качестве первоначального гонорара, вносимого в кассу или на счет адвокатского образования, предложить внести минимально необходимую сумму – минимально компенсирующую его затраты своих сил, времени, профессиональных знаний на оказание юридической помощи этому доверителю по данному делу. И в случае выигрыша дела получить остальную часть гонорара, которым он (адвокат) в принципе оценивает свою работу по конкретному делу этого доверителя. А доверителю, в свою очередь, проще заплатить гонорар в полном объеме лишь тогда, когда дело выиграно (возможно, он даже и заплатит его за счет выигранных с помощью адвоката средств – денежных или имущественных).

Сейчас высказываются мнения, что «гонорар успеха» незаконен, поскольку он был признан таковым КС РФ в январе 2007 г. Но это в корне неверный довод, поскольку Конституционный Суд России в упомянутом выше Постановлении от 23 января 2007 г. № 1-П, высказываясь о незаконности «гонорара успеха», по счастью, как раз оставил (предусмотрел) возможность урегулирования этого вопроса законодателем. Именно такое урегулирование и предлагается в так широко обсуждаемом законопроекте.

В случае принятия этого законопроекта Совет ФПА РФ должен будет принять правила, определяющие порядок определения суммы гонорара. Очевидно, что этот порядок будет базироваться на норме п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой «адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера». Остается надеяться, что эта норма будет истолкована максимально широко и охватит любые споры имущественного характера (например – дела из категории семейных споров о разделе совместно нажитого имущества супругов).
Поделиться