Популярные материалы

Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»
Адвокатура должна беречь себя
25 февраля 2020 г.
Борис Золотухин
Адвокатура должна беречь себя
Героем девятого выпуска «Тараборщины» стал адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин
Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
21 февраля 2020 г.
Александр Башкин
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
Заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин в интервью «АГ» рассматривает проблему обеспечения осуществления адвокатом профессиональных обязанностей, которая носит международный характер
Ирина Оникиенко
Член АП г. Санкт Петербурга

О бедной рекламе замолвите слово

9 июня 2018 г.

Размышления о том, почему надо изменить формулировки КПЭА



На днях состоялось заседание рабочей группы, на котором обсуждалось внесение изменения в ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката. Напомню содержание части первой этой статьи. Информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит: 1) оценочных характеристик; 2) отзывов других лиц о работе адвокатов; 3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов; 4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Предпосылками для обсуждения стали жалобы доверителей на недостоверную информацию об адвокатах, многочисленные примеры антирекламы адвокатской деятельности в интернете, вопросы коллег-адвокатов, связанные с неопределенностью понимания установленных в ст. 17 КПЭА ограничений.

Является ли рекламой информация, размещаемая адвокатом? Допустима ли реклама адвокатской деятельности? Не потеряют ли адвокаты конкурентное преимущество перед юристами, которые не ограничены в возможностях размещения рекламы? Распространяется ли Закон о рекламе на информацию о профессиональной деятельности адвоката и уполномочена ли ФАС проверять ее на соответствие законодательству? Как обстоят дела с рекламой у европейских коллег? На эти и другие вопросы, возникшие у адвокатов, мы попытались найти ответы в ходе обсуждения, но, откровенно говоря, к единому пониманию так и не пришли, это еще предстоит сделать.

Пока же поделюсь своими соображениями. Прежде всего мне бы хотелось, чтобы адвокатура руководствовалась принципом «все разрешено, что не запрещено». Ограничения и запреты должны быть понятны и оправданны, к примеру, целью защиты интересов адвокатского сообщества либо доверителей. Поэтому я считаю, что запрет рекламы недопустим.

Является ли информация об адвокате и адвокатской деятельности рекламой? Да, отчасти является. И требования к размещению такой информации должны быть сформулированы четко и ясно.

Направленность ст. 17 КПЭА понятна, но в настоящее время она утратила актуальность, а некоторые положения и вовсе вызывают недоумение. К примеру, п. 1 ч. 1 запрещает включать оценочные характеристики адвоката. Но допустим, что адвокат всем известен как один из лучших специалистов в конкретной области. Почему же он не может об этом рассказать? Или п. 2 этой же статьи: нельзя использовать отзывы других лиц. Отчего же нельзя? Чьи права этим могут быть нарушены? Почему будущий доверитель не может знать, что адвоката рекомендует, к примеру, репутационная компания. Если эта информация достоверна, то неправильно запрещать ее использование.

Таким образом, я бы подходила к положениям ст. 17 КПЭА не с позиции «как нельзя», а иначе – «как можно и должно». Главными требованиями к рекламе должны быть достоверность и добросовестность. Именно на этот стержень должны нанизываться остальные критерии.

Конечно, регулирование рекламы и корректировка положений ст. 17 КПЭА – это не самые злободневные вопросы, стоящие перед адвокатским сообществом. Можно было бы отложить их на потом. Но, как известно, дьявол в деталях, а к адвокатуре, как никогда ранее, приковано внимание юридического сообщества. В преддверии реформы нам необходимо помнить, что акты, регулирующие адвокатскую деятельность, рассматриваются теперь с точки зрения привлекательности корпорации и ее конкурентоспособности, а это значит, что адвокатуре придется меняться.

Редакция сайта ФПА РФ приглашает принять участие в дискуссии по вопросам, поставленным в блоге Ирины Оникиенко.
Поделиться