Популярные материалы

По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
16 ноября 2019 г.
Геннадий Шаров
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи
Сергей Макаров
15 ноября 2019 г.
Назад, к первоначальным истокам
Как важно, когда исправляются ранее допущенные ошибки
Сергей Макаров
8 ноября 2019 г.
Уважение и неуважение к адвокату
Зачем юристам становиться адвокатами?
Акиф Бейбутов
1 ноября 2019 г.
Новые Правила по исполнению Порядка назначения адвокатов
В Дагестане будет издана брошюра с текстами вступивших в силу нормативных документов о назначении защитника в уголовном судопроизводстве
Гульнара Багишова
Руководитель аппарата – секретарь Совета Адвокатской палаты Республики Дагестан

Новые схемы, лишенные логики и здравого смысла

23 октября 2019 г.

О попытке адвоката обойти порядок назначения защитника по уголовному делу


Осмелюсь сказать, что проблема «карманных адвокатов» в Дагестане практически себя исчерпала и перестала быть острой для дагестанской адвокатуры. Центр субсидируемой юридической помощи (ЦСЮП), через который осуществляются круглосуточные прием и распределение требований органов дознания, предварительного следствия или суда на всей территории республики, оправдал все ожидания и действительно позволил максимально «обелить» эту процедуру, исключив всякое взаимодействие между недобросовестными адвокатами и должностными лицами правоохранительных органов.

Однако рассмотренное на сентябрьском заседании Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Дагестан дисциплинарное дело навело на мысль, что при желании действовать вопреки установленным правилам адвокат найдет все возможные способы, даже если они из ряда вон выходящие и лишены всякой логики, а тем более здравого смысла.

Вкратце расскажу фабулу дисциплинарного дела.

При осуществлении действующей в АП Республики Дагестан Комиссией по проверке исполнения порядка оказания субсидируемой юридической помощи адвокатами АП РД своих функций в соответствующем суде г. Махачкалы в пяти уголовных делах были обнаружены ордера одного и того же адвоката Ю., без указания основания их выдачи. Предположительно установив, что они были выписаны по назначению, Комиссия направила их в Адвокатскую палату для проведения предварительной проверки.

Из объяснений адвоката Ю. усматривалось, что указанные ордера были выписаны ею по уголовным делам, в которых она принимала участие по соглашению. При этом, как объясняет адвокат, соглашения в письменной форме ею не заключались в связи с небольшими гонорарами.

Подтвердить свою правоту относительно наличия у нее соглашений на участие в пяти уголовных делах адвокат Ю. попыталась, как бы это ни звучало абсурдно, с помощью дознавателя.

По каждому делу адвокатом были представлены в Адвокатскую палату постановления дознавателя о назначении защитника примерно следующего содержания: «в ОД ОП по К. УМВД РФ по г. М. расследуется уголовное дело №…, возбужденное… по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. За совершение данного преступления установлена причастность Н., сделавшего устное заявление, в котором он просит назначить ему защитника за свой счет. В связи с чем мною был направлен устный запрос в Адвокатскую палату РД для выделения защитника за счет средств подозреваемого Н. для представления его законных интересов по настоящему уголовному делу. Представление интересов подозреваемого Н. Адвокатской палатой РД поручено адвокату Ю. На основании изложенного и руководствуясь ст. 50 и 51 УПК РФ, дознаватель ОД ОП по К. УМВД РФ по г. М., ст. лейтенант полиции Д. постановил назначить защитника Ю. за счет средств Н.».

Однако действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено направление органами следствия или дознания устных запросов в Адвокатскую палату для выделения защитника в уголовном судопроизводстве за счет средств подозреваемого, как не предусмотрена и такая форма оказания юридической помощи адвокатом.

Более того, подобных запросов в Адвокатскую палату от дознавателя Д. не поступало.

В ходе разбирательства дисциплинарного дела Квалификационная комиссия установила, что согласно справке координатора ЦСЮП требований (заявок) по указанным пяти уголовным делам в Адвокатскую палату не поступали и адвокат Ю. не выделялся.

При этом адвокатом Ю. не представлено доказательств, свидетельствующих о ее участии в указанных уголовных делах в качестве адвоката по соглашению. Так, адвокатом не представлено в АП РД оформленных в установленном порядке соглашений об оказании юридической помощи, заверенных подписями доверителей, поручивших адвокату представление их интересов. Также не даны разъяснения по поводу выплаченных адвокату за оказанную помощь гонораров и не представлено в АП РД копий квитанций, приходно-кассовых ордеров или иных бухгалтерских документов, подтверждающих получение от доверителей денежных сумм в счет оплаты гонорара.

В целях проверки факта участия адвоката Ю. в указанных делах в качестве адвоката по назначению Адвокатская палата сделала запрос в УМВД России по г. М. о том, производилась ли в 2018 г. оплата труда адвоката Ю. в качестве защитника по назначению по пяти уголовных делам, на что был получен отрицательный ответ (оплата по указанным делам за счет федерального бюджета не производилась).

Квалификационная комиссия оказалась в ситуации, когда налицо яркий пример «карманного» адвоката, действующего по сговору с дознавателем. За чей счет в данных пяти случаях была оплачена помощь адвоката, остается загадкой, но представленные адвокатом Ю. «на свою беду» в Адвокатскую палату постановления дознавателя говорят о многом и в первую очередь о том, что адвокат Ю. оказалась там точно не по воле подозреваемых.

Сомневаюсь, что подозреваемые вообще видели своего адвоката воочию – скорее всего, все ограничилось вызовом дознавателем адвоката для подписания необходимых процессуальных документов.

Однако отсутствие соответствующих жалоб со стороны «доверителей» адвоката Ю. (если их можно так назвать) на ее действия не позволило Адвокатской палате выйти за пределы представления вице-президента и проверить качество оказанной адвокатом юридической помощи.

В такой ситуации Квалификационной комиссией не оставалось ничего другого, как признать допущенные адвокатом Ю. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, выразившиеся во вступлении в уголовное дело в качестве защитника без законных на то оснований и неоформлении соглашения между адвокатом и доверителем в письменном виде.

Между тем на заседании Совета адвокату Ю. было разъяснено, что «новые схемы» взаимодействия адвокатов с дознанием и следствием очевидны, хоть и не имеют юридического подтверждения, и Адвокатская палата будет с этим бороться.

В ходе обсуждения подлежащей применению к адвокату меры пресечения члены Совета были едины во мнении, что за такую подмену понятия «профессиональной защиты», напрямую угрожающую законным правам и интересам доверителя, а также ставящую под сомнение авторитет адвокатуры, следовало бы прекратить статус адвоката минимум на три года. Однако с учетом отсутствия у органов Адвокатской палаты прямых доказательств недобросовестного взаимодействия адвоката с дознанием и соответствующих жалоб со стороны доверителей адвоката о некачественном оказании помощи Совет палаты ограничился предупреждением.

В завершение добавлю, что «изобретательность и неординарность» дознавателя также не останутся без внимания со стороны Адвокатской палаты. Соответствующее обращение с приложением указанных постановлений будет направлено Адвокатской палатой в вышестоящий орган для принятия соответствующих мер реагирования в отношении дознавателя за его действия, выходящие за рамки уголовно-процессуального закона.

Поделиться