Популярные материалы

Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
21 февраля 2020 г.
Александр Башкин
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
Заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин в интервью «АГ» рассматривает проблему обеспечения осуществления адвокатом профессиональных обязанностей, которая носит международный характер
Сергей Макаров
21 февраля 2020 г.
Нужна унификация дисциплинарной практики
Ответственность за одно и то же нарушение не должна быть то слишком мягкой, то слишком суровой
Евгений Галактионов
18 февраля 2020 г.
Халатность адвоката наносит урон престижу профессии
О необходимости проявлять разумную осмотрительность даже в отношениях с членами семьи
Михаил Толчеев
Вице-президент ФПА РФ, член Совета ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области

Необходим консенсус

6 февраля 2017 г.

В проект согласительной комиссии включены требования, предъявление которых к адвокату представляется бесспорным



Состоявшиеся в Праге обсуждения свода стандартов уголовной защиты, предложенного Ю.М. Новолодским, безусловно, интересны и полезны в рамках нахождения того самого консенсуса в адвокатском сообществе, к которому, по справедливому заявлению модераторов обсуждения, мы должны прийти при принятии стандартов уголовной защиты.

Участие в обсуждении адвокатов, которые в дальнейшем на различных этапах будут задействованы в согласовании окончательного варианта, несомненный плюс состоявшегося мероприятия и гарантия того, что интересные идеи и доводы, которых было немало, не будут оставлены за рамками финальной дискуссии о стандартах.

Мне трудно представить себе адвоката, который был бы не согласен с основными идеями, так профессионально изложенными в своде стандартов, разработанном Юрием Михайловичем Новолодским, в особенности же в редакции Вадима Владимировича Клювганта. А все почему? Да потому, что эти идеи уже давно и полно изложены в Кодексе профессиональной этики адвоката. Формулирование их еще раз, может быть, более полное или правильное, но в виде стандартов мне представляется лишенным какой-либо практической ценности.

В ходе дискуссии мы так и не ответили на главный вопрос: «зачем»? Зачем эти стандарты нужны и какую практическую пользу они способны принести каждому адвокату? Закрепление еще раз уже имеющихся у нас этических максим в другом документе, на мой взгляд, не только не отвечает целям разработки стандартов, но и прямо противоположно им.

Кодекс профессиональной этики адвоката в основном сформулирован таким образом, что не образует конкретных составов дисциплинарных проступков. Всякий раз, признавая, что адвокат ненадлежащим образом исполнил свои профессиональные обязанности или не в должной мере исполнил требование п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя, дисциплинарные органы самостоятельно постфактум формулируют, в чем же, собственно, заключалось нарушение. Такое формулирование в значительной степени основано на усмотрении членов квалификационной комиссии.

Снижение усмотренческого элемента, придание большей формальной определенности нашим этическим нормам в тех случаях, когда это возможно, как раз и является смыслом и целью принятия стандартов. Повторное изложение общих идей, заложенных в КПЭА, но другими словами приведет только к расширению усмотрения при применении этих норм, возникнут дополнительные вопросы толкования, иерархии и др.

В ситуациях, когда несовершение адвокатом конкретных действий в любом случае признается дисциплинарными органами адвокатского сообщества ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей, когда в адвокатском сообществе нет сомнений, что адвокат, не совершивший определенных действий по принятому поручению, подлежит дисциплинарному взысканию, мы можем позитивно сформулировать совершение этих действий в виде стандартов профессиональной  деятельности адвоката.

Смыслом принятия стандартов, таким образом, в основном является наполнение конкретным позитивным содержанием понятий «надлежащее исполнение профессиональных обязанностей» и «честное, разумное добросовестное отстаивание интересов доверителя».

К сожалению, дискуссия о стандартах, на мой взгляд, во многом превратилась в схоластический спор. Мы все еще не можем договориться о ценности саморегуляции профессии, о должной детализации принимаемых стандартов, да и об их нормативной природе в том числе.

Именно поэтому проект согласительной комиссии, который я изучил как член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, мне представляется наиболее отвечающим необходимости достижения консенсуса. В ближайшее время он будет представлен адвокатскому сообществу.

В этом проекте сформулированы требования, предъявление которых к адвокату, кажется, не оспаривает никто. Позитивно сформулированные обязанности адвоката создают набор минимально необходимых действий, отвечающих требованиям надлежащего исполнения профессиональных обязанностей.

При этом согласительной комиссии удалось избежать излишней казуальности и детализации, придав определенную универсальность нормам, предлагаемым к принятию. Такой подход, как мне кажется, вполне может претендовать на поддержку значительной части адвокатского сообщества в силу его практической ценности и благодаря исключению на данном этапе из обсуждения элементов, по которым не удалось достигнуть согласия. По-видимому, детализация и дополнительное регулирование – дело будущего.  
Поделиться