Популярные материалы

Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности
Лариса Скабелина
8 июля 2019 г.
Эмоциональное выгорание – заболевание профессионалов
Психологическое здоровье адвоката как условие оказания квалифицированной юридической помощи
Сергей Макаров
5 июля 2019 г.
Один в поле – не воин
О единой корпорации адвокатов России – как достижении, которое нужно беречь
Ольга Полетило
4 июля 2019 г.
Формы прямого взаимодействия адвокатов с населением
О бесплатной юридической помощи и информировании о ней жителей Республики Марий Эл
Алексей Иванов
3 июля 2019 г.
Процессуальная смерть
Удаление адвоката из зала судебного заседания как нарушения прав адвокатов: злоупотребления, правовая неопределенность и последствия
Евгений Забуга
Вице-президент АП Омской области

Наше будущее зависит от нас самих

14 июня 2019 г.

Стандартизация адвокатской деятельности: тренд или необходимость?


«Адвокат является не частным лицом,
действующим только за свой страх и совесть,
за ним стоит честь и достоинство той корпорации,
к которой он принадлежит…»
[1].

 

Принятие на IX Всероссийском съезде адвокатов Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров породило новую волну дискуссий по поводу стандартизации адвокатской деятельности. С мнением об отсутствии необходимости в принятии стандартов адвокатской деятельности согласиться нельзя, поскольку принятые стандарты следует рассматривать, прежде всего, как гарантию профессиональной безопасности для адвокатов.

Стандартизация как тренд профессиональной деятельности

В настоящее время профессиональные стандарты в России приняты в не менее чем 34 областях деятельности.

Профессиональный стандарт характеризует квалификацию, уровень знаний, умений, профессиональных навыков, необходимых для осуществления определенного вида профессиональной деятельности.

Понятие «квалификация» заложено в само содержание адвокатской деятельности, поскольку именно адвокатура обеспечивает каждому конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» по содержанию ряда норм сам по себе может быть квалифицирован в качестве стандарта профессиональной деятельности, поскольку:

– определяет основную цель профессиональной (адвокатской) деятельности (ч. 1 ст. 1);

– содержит функциональную карту профессиональной деятельности (ч. 2, 3 ст. 2);

– предъявляет требования к образованию и опыту практической деятельности (ч. 1 ст. 9), условия допуска к квалификационному экзамену (ст. 10).

Рыночные отношения также все больше влияют на профессиональную деятельность, поэтому в частном сегменте также разрабатываются стандарты, содержащие минимальные (базовые) требования, например, к внешнему виду, сервису (технологии обслуживания) и т.п.

Таким образом, принятие стандартов профессиональной деятельности преследует, как минимум, две цели:

1) установление объективных критериев контроля;

2) повышение внутрикорпоративной (внутрипрофессиональной) культуры.

Представляется, что обе цели имеют существенное значение и для адвокатуры.

Детерминанты стандартизации адвокатской деятельности

Адвокатская деятельность сочетает в себе творческие начала, однако не может допускать хаотичных действий.

Разработка Минюстом России Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи демонстрирует острую социальную необходимость в выработке четких критериев оценки профессиональной деятельности в области оказания юридической помощи.

Оценка качества оказываемой адвокатами юридической помощи доверителям дается лишь в ходе дисциплинарного производства. При этом согласно ч. 4 ст. 23 КПЭА разбирательство осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается. Подобное корпоративное регулирование фактически не позволяет выходить за пределы жалобы (представления, обращения) при их рассмотрении, несмотря на то, что зачастую выявляются иные (не указанные в жалобе) нарушения.

Принятие стандартов в адвокатской деятельности дает адвокатам возможность при выполнении минимума действий защитить себя от возможных претензий со стороны доверителей и иных лиц.

До настоящего времени высказывается позиция, что стандарты профессиональной деятельности существенно ограничивают ее автономию в отсутствие реальной надобности.

Подобная позиция представляется неверной, поскольку ФПА РФ как федеральный регулятор, принимая Стандарт профессиональной деятельности, учитывает состав адвокатского сообщества:

– качественный (уровень профессионального образования, опыт работы, стаж адвокатской деятельности);

– количественный (число лиц, которым ежегодно присваивается статус адвоката).

Два своевременных Стандарта

В апреле 2017 г. принят Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, который содержит минимальный набор требований к уголовной защите, никоим образом не ограничивая адвоката в тактике защиты, а также творческом подходе к ней.

В Стандарте прямо указано, что:

– он утвержден в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу;

– никакое положение Стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом действий, противоречащих независимости адвоката, при условии соблюдения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также норм уголовно-процессуального законодательства;

– Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, установление которых не ограничивает адвоката в целях защиты прав и законных интересов подзащитного в использовании иных средств, не запрещенных законодательством.

Представляется, что в настоящее время адвокатское сообщество нуждается в двух принятых стандартах по ряду причин:

– пришедшие в адвокатуру выходцы из правоохранительных органов нередко считают, что могут работать «по-своему»;

– ставшие адвокатами вчерашние стажеры, как правило, не имеют минимального уровня прикосновенности к уголовному судопроизводству из-за ущербности института стажировки;

– часть адвокатов, имеющих опыт адвокатской деятельности, по разным соображениям занимают позицию отсутствия интереса к профессиональному развитию.

Таким образом, принятие Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров совершенно обоснованно.

Во-первых, повышение квалификации – это так называемая статусная обязанность адвоката, прямо закрепленная в п. 3 ст. 8 КПЭА.

Во-вторых, конкуренция на рынке оказания юридической помощи ежегодно возрастает, что диктует необходимость повышать уровень профессиональной компетентности.

В-третьих, говоря простым языком, учиться становится модно. Так, в региональных адвокатских палатах организованы школы молодых адвокатов (Самарская область, Ставропольский край, Республика Мордовия), Институт адвокатуры (Санкт-Петербург) и со временем их количество будет увеличиваться, поскольку к этому есть интерес адвокатского сообщества. Отдельно стоит отметить появление школ выдающихся адвокатов России (Школа уголовной защиты Ю.М. Новолодского).

В-четвертых, Стандарт профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров предоставляет региональным адвокатским палатам широкую автономию действий по проведению обучающих мероприятий (очных, очно-заочных, дистанционных).

Ни один вуз страны (за исключением, пожалуй, МГЮА) не готовит целенаправленно студентов к будущей адвокатской деятельности, что накладывает на адвокатскую корпорацию дополнительную ответственность по формированию программы профессионального обучения.

Все это свидетельствует о том, что при правильном понимании Стандарта профессионального обучения членами корпорации в краткосрочной перспективе вырастет средний уровень профессиональной компетенции.

Стандартизация своевременна, поскольку этого требуют:

– возросшая конкуренция на рынке профессиональной юридической помощи;

– желание вмешаться в «суверенитет» адвокатских палат со стороны некоммерческих организаций (ассоциаций) в области права;

– появление и увеличение количества лиц, предлагающих на возмездной основе проверить правильность действий адвоката и качество оказанной помощи, а также подготовить (и поддержать) жалобу на адвоката.

Наше будущее зависит от нас самих, поскольку именно адвокаты должны быть примером профессиональной компетентности и достоинства, вне зависимости от обстоятельств порой некорректных действий правоохранительных органов и суда. Направлений для развития в настоящее время достаточно.

В заключение приведу слова выдающегося представителя отечественной адвокатуры Б.Ф. Абушахмина: «Адвокат всегда должен помнить о высоком значении адвокатской деятельности как общественного служения, помнить о чести и достоинстве адвокатуры, помнить о чувстве собственного достоинства адвоката как общественного деятеля»[2].




[1] Отчет Московского Совета присяжных поверенных. М., 1909. С. 280.

[2] Абушахмин Б.Ф. Коллизионная защита. М., 2019. C. 9.



Поделиться