Популярные материалы

Валерий Жаров
6 апреля 2021 г.
Адвокаты готовы к работе как в отдаленных поселениях, так и в условиях чрезвычайных обстоятельств
Об оказании бесплатной юридической помощи в Забайкальской крае
Генри Резник
31 марта 2021 г.
Презумпция виновности
Возможно ли увеличить число оправдательных приговоров в российских судах
Генри Резник
19 марта 2021 г.
Адвокат – существо юридическое
Об идеологических убеждениях и профессиональном долге
Константин Горбунов
12 марта 2021 г.
Дополнительное образование адвоката: право или обязанность?
О необходимости критериев допустимости образовательных продуктов
Александр Умнов
11 марта 2021 г.
Законодательство о БЮП нуждается в совершенствовании
О реализации Закона «О бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации на территории Курганской области»
Евгений Забуга
Адвокат АП Омской области

Наше будущее зависит от нас самих

14 июня 2019 г.

Стандартизация адвокатской деятельности: тренд или необходимость?


«Адвокат является не частным лицом,
действующим только за свой страх и совесть,
за ним стоит честь и достоинство той корпорации,
к которой он принадлежит…»
[1].

 

Принятие на IX Всероссийском съезде адвокатов Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров породило новую волну дискуссий по поводу стандартизации адвокатской деятельности. С мнением об отсутствии необходимости в принятии стандартов адвокатской деятельности согласиться нельзя, поскольку принятые стандарты следует рассматривать, прежде всего, как гарантию профессиональной безопасности для адвокатов.

Стандартизация как тренд профессиональной деятельности

В настоящее время профессиональные стандарты в России приняты в не менее чем 34 областях деятельности.

Профессиональный стандарт характеризует квалификацию, уровень знаний, умений, профессиональных навыков, необходимых для осуществления определенного вида профессиональной деятельности.

Понятие «квалификация» заложено в само содержание адвокатской деятельности, поскольку именно адвокатура обеспечивает каждому конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» по содержанию ряда норм сам по себе может быть квалифицирован в качестве стандарта профессиональной деятельности, поскольку:

– определяет основную цель профессиональной (адвокатской) деятельности (ч. 1 ст. 1);

– содержит функциональную карту профессиональной деятельности (ч. 2, 3 ст. 2);

– предъявляет требования к образованию и опыту практической деятельности (ч. 1 ст. 9), условия допуска к квалификационному экзамену (ст. 10).

Рыночные отношения также все больше влияют на профессиональную деятельность, поэтому в частном сегменте также разрабатываются стандарты, содержащие минимальные (базовые) требования, например, к внешнему виду, сервису (технологии обслуживания) и т.п.

Таким образом, принятие стандартов профессиональной деятельности преследует, как минимум, две цели:

1) установление объективных критериев контроля;

2) повышение внутрикорпоративной (внутрипрофессиональной) культуры.

Представляется, что обе цели имеют существенное значение и для адвокатуры.

Детерминанты стандартизации адвокатской деятельности

Адвокатская деятельность сочетает в себе творческие начала, однако не может допускать хаотичных действий.

Разработка Минюстом России Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи демонстрирует острую социальную необходимость в выработке четких критериев оценки профессиональной деятельности в области оказания юридической помощи.

Оценка качества оказываемой адвокатами юридической помощи доверителям дается лишь в ходе дисциплинарного производства. При этом согласно ч. 4 ст. 23 КПЭА разбирательство осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается. Подобное корпоративное регулирование фактически не позволяет выходить за пределы жалобы (представления, обращения) при их рассмотрении, несмотря на то, что зачастую выявляются иные (не указанные в жалобе) нарушения.

Принятие стандартов в адвокатской деятельности дает адвокатам возможность при выполнении минимума действий защитить себя от возможных претензий со стороны доверителей и иных лиц.

До настоящего времени высказывается позиция, что стандарты профессиональной деятельности существенно ограничивают ее автономию в отсутствие реальной надобности.

Подобная позиция представляется неверной, поскольку ФПА РФ как федеральный регулятор, принимая Стандарт профессиональной деятельности, учитывает состав адвокатского сообщества:

– качественный (уровень профессионального образования, опыт работы, стаж адвокатской деятельности);

– количественный (число лиц, которым ежегодно присваивается статус адвоката).

Два своевременных Стандарта

В апреле 2017 г. принят Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, который содержит минимальный набор требований к уголовной защите, никоим образом не ограничивая адвоката в тактике защиты, а также творческом подходе к ней.

В Стандарте прямо указано, что:

– он утвержден в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу;

– никакое положение Стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом действий, противоречащих независимости адвоката, при условии соблюдения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также норм уголовно-процессуального законодательства;

– Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, установление которых не ограничивает адвоката в целях защиты прав и законных интересов подзащитного в использовании иных средств, не запрещенных законодательством.

Представляется, что в настоящее время адвокатское сообщество нуждается в двух принятых стандартах по ряду причин:

– пришедшие в адвокатуру выходцы из правоохранительных органов нередко считают, что могут работать «по-своему»;

– ставшие адвокатами вчерашние стажеры, как правило, не имеют минимального уровня прикосновенности к уголовному судопроизводству из-за ущербности института стажировки;

– часть адвокатов, имеющих опыт адвокатской деятельности, по разным соображениям занимают позицию отсутствия интереса к профессиональному развитию.

Таким образом, принятие Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров совершенно обоснованно.

Во-первых, повышение квалификации – это так называемая статусная обязанность адвоката, прямо закрепленная в п. 3 ст. 8 КПЭА.

Во-вторых, конкуренция на рынке оказания юридической помощи ежегодно возрастает, что диктует необходимость повышать уровень профессиональной компетентности.

В-третьих, говоря простым языком, учиться становится модно. Так, в региональных адвокатских палатах организованы школы молодых адвокатов (Самарская область, Ставропольский край, Республика Мордовия), Институт адвокатуры (Санкт-Петербург) и со временем их количество будет увеличиваться, поскольку к этому есть интерес адвокатского сообщества. Отдельно стоит отметить появление школ выдающихся адвокатов России (Школа уголовной защиты Ю.М. Новолодского).

В-четвертых, Стандарт профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров предоставляет региональным адвокатским палатам широкую автономию действий по проведению обучающих мероприятий (очных, очно-заочных, дистанционных).

Ни один вуз страны (за исключением, пожалуй, МГЮА) не готовит целенаправленно студентов к будущей адвокатской деятельности, что накладывает на адвокатскую корпорацию дополнительную ответственность по формированию программы профессионального обучения.

Все это свидетельствует о том, что при правильном понимании Стандарта профессионального обучения членами корпорации в краткосрочной перспективе вырастет средний уровень профессиональной компетенции.

Стандартизация своевременна, поскольку этого требуют:

– возросшая конкуренция на рынке профессиональной юридической помощи;

– желание вмешаться в «суверенитет» адвокатских палат со стороны некоммерческих организаций (ассоциаций) в области права;

– появление и увеличение количества лиц, предлагающих на возмездной основе проверить правильность действий адвоката и качество оказанной помощи, а также подготовить (и поддержать) жалобу на адвоката.

Наше будущее зависит от нас самих, поскольку именно адвокаты должны быть примером профессиональной компетентности и достоинства, вне зависимости от обстоятельств порой некорректных действий правоохранительных органов и суда. Направлений для развития в настоящее время достаточно.

В заключение приведу слова выдающегося представителя отечественной адвокатуры Б.Ф. Абушахмина: «Адвокат всегда должен помнить о высоком значении адвокатской деятельности как общественного служения, помнить о чести и достоинстве адвокатуры, помнить о чувстве собственного достоинства адвоката как общественного деятеля»[2].




[1] Отчет Московского Совета присяжных поверенных. М., 1909. С. 280.

[2] Абушахмин Б.Ф. Коллизионная защита. М., 2019. C. 9.



Поделиться