Видеолекции

Популярные материалы

Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
3 июня 2020 г.
Елена Авакян
Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
«Три года назад нам говорили, что на это никто никогда не согласится»
Президент Федеральной палаты адвокатов РФ: полный перевод правосудия в онлайн невозможен
2 июня 2020 г.
Юрия Пилипенко
Президент Федеральной палаты адвокатов РФ: полный перевод правосудия в онлайн невозможен
Интервью Юрия Пилипенко «РИА Недвижимость»
Евгений Семеняко: Наша профессия для мужественных людей
1 июня 2020 г.
Евгений Семеняко
Евгений Семеняко: Наша профессия для мужественных людей
Первый вице-президент ФПА РФ, президент АП Санкт-Петербурга поздравил коллег с Днем российской адвокатуры и рассказал о деятельности Адвокатской палаты и ФПА РФ по поддержке адвокатов в период пандемии.
Остановка работы суда – остановка государства
О приостановке деятельности судов, принятых и непринятых мерах, а также масочном режиме
Михаил Толчеев
29 мая 2020 г.
Адвокатам пытаются указать их место
О грубом нарушении профессиональных прав адвокатов в Кабардино-Балкарской Республике
Николай Жаров
Член Совета ФПА РФ, президент АП Костромской области

На скорую разгрузку учреждений ФСИН надеяться не стоит

23 апреля 2020 г.

Об Обзоре мировой практики в отношении заключенных в условиях распространения коронавирусной инфекции


С интересом ознакомился с подготовленным АП г. Москвы Обзором мировой практики по мерам, предпринятым в разных государствах в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Бросилось в глаза, что независимо от формы государственного правления и монархические, и республиканские режимы принимают сходные решения о широкой амнистии заключенных, совершивших ненасильственные преступления. Тюрьмы разгружаются. Домой возвращаются осужденные, содержание которых в местах лишения свободы представляет гораздо большую опасность для общества, чем деяния, повлекшие их уголовную изоляцию.

Существенно сократить количество тюремного населения призывают Верховный комиссар ООН по правам человека и аналогичный Еврокомиссар.

Наша ФСИН тоже вроде бы в мировом тренде. Ее руководитель обратился в Верховный Суд с предложением не набивать людей в следственные изоляторы, как сельдь в бочку. Но, судя по тому, что адвоката Сергея Юрьева в очередной раз оставили под стражей, хотя он уже больше года находится в СИЗО по обвинению в ненасильственном преступлении, судебная система России решила идти своим путем.

Правосудие вот уже второй месяц в значительной части приостановлено, потому что в отношении себя судьи чувствуют угрозу заражения коронавирусом, хотя находятся на свободе, а в отношении жителей СИЗО почему-то считают такую угрозу несущественной и легко продлевают им режим подстражной изоляции.

Государственная Дума официально объявила, что никакого проекта амнистии к 75-летию Победы не имеется. Значит, на скорую разгрузку учреждений ФСИН надеяться не стоит.

На прошлой неделе коллеги сообщили, что целый корпус СИЗО г. Костромы расселили по другим учреждениям областного УФСИН. Места освободили для «москвичей», которых привезли из столичных изоляторов.

А вот вчерашняя новость с сайта Прокуратуры Костромской области.

Мантуровской межрайонной прокуратурой поддержано государственное обвинение по уголовному делу в отношении 89-летнего жителя Московской области. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат в особо крупном размере).

Судом установлено, что в 1986 г. мужчина, являясь получателем пенсии по выслуге лет в Московской области, приехал на территорию Мантуровского района, где зарегистрировался у родственников и второй раз оформил получение пенсии. Мужчина воспользовался отсутствием единой базы данных по выплатам пенсии. В 2017 г. благодаря внедрению специализированного программного обеспечения в органах пенсионной системы факт получения «двойной» пенсии был выявлен. Причиненный преступлением ущерб составил более 1,7 млн рублей.

Суд, с учетом всех обстоятельств, в том числе преклонного возраста подсудимого, назначил ему наказание в виде 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Кроме того, с осужденного взыскана вся сумма причиненного ущерба. В целях исполнения приговора в части гражданского иска судом наложен арест на принадлежащие ему денежные средства в общей сумме более 960 тыс. рублей.

Я узнал у нашего коллеги, который по назначению суда защищал дедушку (между прочим, как указано в приговоре, ветерана Великой Отечественной войны), что прокурор просил дать подсудимому 4 года условно. Суд дал полгода реально. Дедушка три месяца в прошлом году и больше двух месяцев в нынешнем (с 6 февраля по 16 апреля, в самый разгар коронавирусной пандемии) провел под стражей, так как вроде бы скрывался от правосудия. Суд зачел время, проведенное в СИЗО, в счет наказания и приговорил наказание считать отбытым, отправил деда на подписку до вступления приговора в законную силу.

А вот власти федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия, побратима Костромской области, 25 марта приняли решение об освобождении тысячи заключенных. Амнистия коснется осужденных на срок до 18 месяцев, если срок их заключения заканчивается до 31 июля 2020 г. Исключение составят осужденные за насильственные преступления и преступления сексуального характера. Не коснется послабление и тех, кто совершил новое преступление уже в тюрьме.

Так, может быть, пора уже и нам поучиться у немцев и забыть пресловутую поговорку о том, «что русскому хорошо, то немцу – смерть»?

Поделиться