Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Евгений Семеняко
Первый вице-президент ФПА РФ, президент АП г. Санкт-Петербурга

Мне Генри друг, но истина дороже

14 сентября 2021 г.

Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов


В 2016 г. при подготовке Разъяснения Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (№ 02/16) «По вопросам применения п. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката» мой добрый друг и единомышленник Генри Маркович Резник уже пытался отстаивать идею, высказанную им в статье «Не допускать двойной ответственности». И тогда КЭС не согласилась с ним, сформулировав положение о том, что применение к адвокату административного или уголовного наказания не исключает и дисциплинарную ответственность. Видимо, мы не доспорили. А учитывая, что, как говорят мудрые, спорить можно только с единомышленниками, позволю себе несколько замечаний относительно этой статьи, которые, надеюсь, будут восприняты без обид.

Главный посыл статьи – святость правила non bis in idem: «Правило non bis in idem, согласно которому никто не может быть наказан дважды за одно и то же нарушение, является универсальным принципом законодательного регулирования юридической ответственности и закреплено в актах международного права…»

По мнению автора статьи, правило non bis in idem должно применяться не только в рамках одного вида ответственности, но и в сопряжении с иными видами ответственности, которые могут наступать за одно и то же нарушение. В частности, как считает Генри Маркович, применение публично-правовой ответственности исключает впоследствии дисциплинарную ответственность.

В обоснование своей позиции он ссылается на конкретные решения ЕСПЧ, КС РФ, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Конституцию РФ и УК РФ.

Однако анализ приведенных уважаемым коллегой ссылок на авторитетные мнения международных и национальных институтов права говорит о том, что правило non bis in idem должно применяться только в рамках одного вида ответственности. И это логично, поскольку административная и дисциплинарная ответственность – по сути, разноотраслевые и друг другу не тождественны, описанный ими случай имеет разные объективные стороны, разный предмет посягательства, да и составы правонарушения совсем не одинаковы по своему содержанию.

Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 марта 2013 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности подпункта "в" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с жалобами граждан Р.В. Боскачева, И.В. Овсянникова и Д.А. Савельева"» отмечается (вынужден прибегнуть к обширному цитированию ввиду важности содержания):

«Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, – установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года № 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы – вопреки названному общеправовому принципу – ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве».

На это же Постановление КС РФ ссылается и Генри Маркович, ставя без достаточных оснований в один ряд дисциплинарную ответственность и публично-правовую (карательную) и делая отсюда вывод об идентичности этих видов ответственности, а следовательно, и о применении в этом случае принципа non bis in idem.

Между тем правом реализации публичной ответственности (правом публичного преследования) наделяется только государство в лице его законодательных и правоприменительных органов (Определение КС РФ от 15 января 2015 г. № 27-0).

Формами проявления публично-правовой ответственности КС РФ называет административную и уголовную ответственность (например, Постановление КС РФ от 23 сентября 2014 г. № 24-П).

Таким образом, публично-правовая ответственность – форма государственного принуждения, применяемая в отношении лиц, совершивших противоправные, общественно опасные виновные деяния.

Аналогичная позиция высказана и в других постановлениях КС РФ и постановлении ЕСПЧ, на которые ссылается Генри Маркович.

Что же касается дисциплинарной ответственности адвоката, то она наступает без участия государства в соответствии с положениями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката и может в своем основании, в том числе, иметь факт привлечения адвоката к публично-правовой ответственности.

Это следует из положений п. 1 ст. 4 нашего Кодекса, в соответствии с которыми «адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии», из п. 2 ст. 5 Кодекса: «Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре». И, наконец, из содержания п. 1 ст. 8 Кодекса: «При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан … честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом».

Дисциплинарный проступок адвоката – это противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении норм профессиональной этики и законодательства об адвокатуре, которое может иметь в том числе и административно-правовое, и уголовно-правовое измерение.

Таким образом, административная ответственность адвокатов, как публично-правовая, и дисциплинарная ответственность, как частно-корпоративная, являются ответственностью разного вида.

Данный вывод лишь повторяет тот, который был сделан Комиссией ФПА РФ по этике и стандартам еще в 2016–2017 гг. Обращаясь в памяти к тем временам, позволю себе напомнить Генри Марковичу, что он оказался единственным из наших коллег, кто возражал против подобного толкования столь очевидных понятий.

В завершение своих критических замечаний хочу сказать, что мне понятен посыл статьи – стремление защитить адвоката и всю корпорацию от возрастающего в последнее время давления на нее и ее институты. Однако давать в руки нашим недоброжелателям козырь в виде лукавой эквилибристики текстами высших судебных органов, таких как КС и ЕСПЧ, забывая при этом рекомендации КЭС – не лучшая позиция, занятая нашим выдающимся коллегой.

Поделиться