Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АПМО, медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Квадрат коммуникаций

2 июля 2020 г.

О том, что и как адвокат может заявлять или комментировать, а что не может


Готовя несколько лет назад для проведения с коллегами из АПМО тренинг по представительству в гражданском судопроизводстве, разработал простую формулу: «Квадрат коммуникаций». Адвокат может общаться со своим доверителем и может общаться с адвокатом оппонента доверителя, но по общему правилу не может общаться с самим оппонентом доверителя, поскольку это прямо запрещено п. 2 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласно этому пункту Кодекса адвокат вправе беседовать с процессуальным оппонентом своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

Эти возможные и невозможные коммуникации я зарисовывал в виде квадрата, чтобы наглядно показать (и легче прокомментировать) это предусмотренное КПЭА ограничение.

Вспомнил сейчас об этом в связи с недавно принятым Советом ФПА заявлением, содержащим напоминание о том, что и как адвокат может заявлять и/или комментировать, а что он не должен ни заявлять, ни комментировать. Оно было сделано в свете определенных заявлений конкретных адвокатов по случаю широко известного происшествия (ДТП), но обращено ко всем адвокатам, потому что подобные нарушения, как мы нередко видим и читаем, допускают и известные, и малоизвестные, и совсем неизвестные наши коллеги.

Прекрасно понимаю, что многим адвокатам хочется высказаться по поводу обстоятельств дел, находящихся у них в производстве, или дел, которые ведут другие адвокаты. Но когда мы ведем дело, мы зашорены рамками этого квадрата коммуникаций, а также правилами общения со СМИ и в Интернете. Любой выход за пределы этих рамок возможен лишь при соблюдении требований КПЭА и только по согласованию с доверителем. По поручению доверителя делать такие заявления по общему правилу – можно, по своей инициативе – скорее всего, нет.

Очень неловко, что эти положения КПЭА Совету ФПА РФ пришлось дополнительно разъяснять, поскольку, в отличие от многих других положений КПЭА, нормы, регламентирующие общение адвоката, сформулированы ясно и понятно.

Адвокат всегда на виду, как минимум – у своего доверителя, а как максимум – у общества в целом. По словам и действиям одного адвоката общество выносит свое суждение в отношении всех адвокатов. Это должно заставлять нас предельно строго относиться ко всему, что мы говорим и что мы делаем. Важно, чтобы у каждого адвоката было понимание важности такой строгости в отношении всех своих слов и действий.

Поделиться