Популярные материалы

Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Нарушения прав адвокатов были всегда
4 апреля 2022 г.
Генри Резник
Нарушения прав адвокатов были всегда
Ряду системных нарушений поставлен заслон, но резко возросли затруднения и прямые препятствия для доступа адвокатов к подзащитным
Олег Смирнов
31 марта 2022 г.
Адвокаты непременно откликнутся на человеческую беду
Проблема оказания правовой помощи беженцам стала очень острой
Цель – усовершенствовать Закон об адвокатуре
18 марта 2022 г.
Геннадий Шаров
Цель – усовершенствовать Закон об адвокатуре
Предстоящий юбилей Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Минюст России предлагает ознаменовать внесением в него поправок
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АПМО, медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Квадрат коммуникаций

2 июля 2020 г.

О том, что и как адвокат может заявлять или комментировать, а что не может


Готовя несколько лет назад для проведения с коллегами из АПМО тренинг по представительству в гражданском судопроизводстве, разработал простую формулу: «Квадрат коммуникаций». Адвокат может общаться со своим доверителем и может общаться с адвокатом оппонента доверителя, но по общему правилу не может общаться с самим оппонентом доверителя, поскольку это прямо запрещено п. 2 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласно этому пункту Кодекса адвокат вправе беседовать с процессуальным оппонентом своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

Эти возможные и невозможные коммуникации я зарисовывал в виде квадрата, чтобы наглядно показать (и легче прокомментировать) это предусмотренное КПЭА ограничение.

Вспомнил сейчас об этом в связи с недавно принятым Советом ФПА заявлением, содержащим напоминание о том, что и как адвокат может заявлять и/или комментировать, а что он не должен ни заявлять, ни комментировать. Оно было сделано в свете определенных заявлений конкретных адвокатов по случаю широко известного происшествия (ДТП), но обращено ко всем адвокатам, потому что подобные нарушения, как мы нередко видим и читаем, допускают и известные, и малоизвестные, и совсем неизвестные наши коллеги.

Прекрасно понимаю, что многим адвокатам хочется высказаться по поводу обстоятельств дел, находящихся у них в производстве, или дел, которые ведут другие адвокаты. Но когда мы ведем дело, мы зашорены рамками этого квадрата коммуникаций, а также правилами общения со СМИ и в Интернете. Любой выход за пределы этих рамок возможен лишь при соблюдении требований КПЭА и только по согласованию с доверителем. По поручению доверителя делать такие заявления по общему правилу – можно, по своей инициативе – скорее всего, нет.

Очень неловко, что эти положения КПЭА Совету ФПА РФ пришлось дополнительно разъяснять, поскольку, в отличие от многих других положений КПЭА, нормы, регламентирующие общение адвоката, сформулированы ясно и понятно.

Адвокат всегда на виду, как минимум – у своего доверителя, а как максимум – у общества в целом. По словам и действиям одного адвоката общество выносит свое суждение в отношении всех адвокатов. Это должно заставлять нас предельно строго относиться ко всему, что мы говорим и что мы делаем. Важно, чтобы у каждого адвоката было понимание важности такой строгости в отношении всех своих слов и действий.

Поделиться