Популярные материалы

Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
3 июня 2022 г.
Сергей Таут
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
Институт адвокатского запроса требует укрепления, ведь это важнейший способ сбора доказательств и информации, необходимой для оказания правовой помощи
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Людмила Дмитриевская
Президент АП Республики Татарстан

Крайности неприемлемы

16 февраля 2017 г.

Адвокатскому сообществу необходимо найти безошибочный ответ на спорный вопрос



До принятия 31 мая 2002 г. Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты осуществляли адвокатскую деятельность, руководствуясь Положением об адвокатуре РСФСР, утвержденным Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г.

В ст. 16 указанного Положения, регламентирующей обязанности членов коллегии адвокатов, говорилось: «Адвокат должен быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения, обязан постоянно совершенствовать свои знания, повышать свой идейно-политический уровень и деловую квалификацию, активно участвовать в пропаганде советского права».

Такой посыл в те времена адвокатами воспринимался совершенно спокойно, а проступки адвоката, совершенные вне рамок профессиональной деятельности, рассматривались президиумом коллегии адвокатов через призму этого утверждения.

Позже, когда появились либералы и демократы, начались дискуссии. А что такое мораль? Ответ на этот вопрос неоднозначный, каждый в это понятие может вкладывать свое видение. Как следствие, слова «моральная чистота» и «безупречное поведение» дальнейшей «прописки» в адвокатском сообществе не получили и не нашли своего отражения в новом законодательстве об адвокатской деятельности и адвокатуре. Принципы адвокатской деятельности хорошо прописаны в преамбуле и ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката. В ней говорится, что адвокаты, принимают Кодекс в целях развития традиций российской (присяжной) адвокатуры и сознавая нравственную ответственность перед обществом.

Слова «традиции российской адвокатуры» звучат в нашем сообществе часто. Мы говорим об этом, когда хотим, чтобы адвокатура стала чище, а члены, ее составляющие – порядочнее. Для многих поколений адвокатов обращение к традициям адвокатуры было как обращение к образу, иконе. Хотя в то время мы не жили и не работали, но я уверена в том, что там было все по чести и совести. И никто эту уверенность не пытался опровергать.

Правила чести тогда были так высоки, что за сохранение чести, без сомнения, вызывали на дуэль, зная, что результатом может быть смерть. Сегодня все это ушло в предание.

Мы – адвокаты, люди творческой профессии, мы – самозанятые граждане, мы можем говорить, что мы достаточно свободны и никакими рамками вне адвокатской деятельности не должны быть ограничены.

Но адвокат – тот же гражданин, который живет в обществе и не может быть свободным от общества. И к обычному гражданину предъявляются требования быть нравственным, соблюдать приличия и рамки дозволенного.

Очевидно, не случайно в ст. 4 Кодекса говорится, что адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии. А в п. 4 ст. 9 Кодекса подчеркивается, что осуществление адвокатом иной деятельности также не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб адвокатскому сообществу.

Насколько мне известно, квалификационные комиссии некоторых палат, когда поведение адвоката вне рамок профессиональной деятельности выглядит позором для адвокатуры, рассматривая дисциплинарное производство, руководствуются вышеуказанными нормами Кодекса и его преамбулой, созвучной тексту.

Но! Тут же возникают у некоторых коллег возражения. Кодекс касается только профессиональной деятельности.

И, на мой взгляд, это связано с неопределенностью правового регулирования вопроса.

Прочитав статью Г.К. Шарова, я отдала должное глубине анализа многочисленных источников, используемых вице-президентом ФПА РФ, и логике размышления. Его суждения о необходимости внесения изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката заслуживают внимания и обсуждения.

28 сентября 2016 г. Совет ФПА РФ принял Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Интернет предоставляет неограниченные возможности для размещения любой информации. Фактически, принятие таких Правил, позволяет адвокатским палатам даже в рамках действующего Кодекса привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности в случае их нарушения.

Но меня больше всего настораживает то, что произойдет с квалификационными комиссиями, если действие Кодекса будет распространено на личную сферу жизни адвоката?

Согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» квалификационные комиссии могут собираться по мере необходимости, но не реже четырех раз в год.

Наша квалификационная комиссия уже сейчас работает ежемесячно и с полнейшей нагрузкой.

Я вспоминаю период с 1978 по 2002 г., когда я заняла пост руководителя. Поступающие в коллегию жалобы на адвокатов в год можно было пересчитать по пальцам. Изменилось время, изменились люди, изменилась жизнь, и жалобы идут потоком.

Адвокатское сообщество давно озабочено вопросом: быть или не быть другой норме в Кодексе профессиональной этики, определяющей ответственность адвокатов вне рамок профессиональной деятельности? Мнения разделились на диаметрально противоположные.

Кипят страсти, суждения и осуждения.

Вопрос действительно неоднозначный. Порой он выглядит как в анекдоте: «И ты прав, и ты прав». Но адвокатскому сообществу надо на него отвечать и не ошибиться.

Мне кажется, что любая крайность не приемлема. Адвокат, конечно, не судья, не прокурор, но он – гражданин и как гражданин несет нравственную обязанность. Кроме того, адвокат – человек публичный и, конечно, должен при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

К сожалению, ныне действующий Кодекс не помогает однозначно решить спорный вопрос.
Поделиться