Популярные материалы

Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
3 июня 2022 г.
Сергей Таут
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
Институт адвокатского запроса требует укрепления, ведь это важнейший способ сбора доказательств и информации, необходимой для оказания правовой помощи
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АПМО, медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

«Кодекс этики строг – но это Кодекс этики»

24 августа 2020 г.

О спорах по поводу неэтичного поведения адвокатов


Прошедшие летние недели можно назвать «Смутным временем» российской адвокатской этики: мы с вами, уважаемые коллеги, практически каждый день сталкиваемся с новостями, так или иначе высвечивающими разные грани профессиональной этики или ее нарушения. Отметились уже многие, даже мэтры, заслуженно пользующиеся однозначно непререкаемым уважением в адвокатском сообществе России – как в силу опытности, так и в силу мудрости суждений.

Дальше началось хаотичное обсуждение всего – и поводов, и суждений, и новых мнений, с упоминанием впечатлений от всего этого, высказываемых нашими согражданами-неюристами по итогам просмотра ток-шоу на ТВ, и предположением возможной реакции государства (а мы помним, что в первой половине этого непростого лета государство в лице одного государственного деятеля недвусмысленно высказало неодобрение той разнузданностью, с которой некоторые адвокаты вели свою практику).

На мой взгляд, мы теряем ориентиры. Разумеется, это сугубо частное мнение и я категорически не имею права навязывать его кому бы то ни было, но лично у меня усиливается ощущение того, что споры вокруг положений Кодекса этики с обсуждением того, этичны или нет те или иные действия и высказывания того или иного адвоката, не только бросают тень на КПЭА, затмевают и подменяют его собой, но и обращаются против Кодекса этики. Ничуть не удивительно, что обсуждаемые положения КПЭА спорящие решительно стараются истолковать в пользу своего взгляда на ситуацию, а ведь это растворяет сам факт существования и действия Кодекса.

Нравится или нет, но формально все лица, имеющие статус адвоката (пусть даже и приостановленный), – коллеги. И недостойное, некорректное или неэтичное поведение одного из нас тут же бросает тень на все сообщество. Именно это, как мне кажется, является моральным обоснованием наличия дисциплинарного производства. Но начинать нужно с себя – чтобы каждый из нас в своей деятельности тщательно старался не допускать нарушений этических правил (особенно прямо закрепленных в Кодексе этики), а если нарушение все же состоялось, и нам на это обоснованно указывают, – как можно скорее сделать так, чтобы, прекратив его, исправить ситуацию. Это наш моральный долг.

Не могу не отметить, перефразируя известное латинское выражение эпохи Нового времени: «Dura Кодекс этики – sed Кодекс этики» («Кодекс этики строг – но это Кодекс этики»). Да, квалификационные палаты и советы адвокатских палат могут толковать его более жестко или менее жестко, но уверен, что мы сами должны считать его законом для себя и не допускать послаблений в его соблюдении.

Поделиться