Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Евгений Галактионов
Президент АП Калининградской области, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам

Халатность адвоката наносит урон престижу профессии

18 февраля 2020 г.

О необходимости проявлять разумную осмотрительность даже в отношениях с членами семьи


В Адвокатскую палату Калининградской области обратился гражданин с жалобой на бездействие при оказании ему помощи. К жалобе он приложил договор на оказание правовых услуг, который содержал реквизиты адвокатского кабинета № ХХ, а также указание, что от лица кабинета действует некий гражданин М.

В ходе проверки выяснилось, что гражданин М. не является адвокатом. Однако при этом в договоре имелся оттиск печати адвокатского кабинета № ХХ, деятельность в котором осуществляет адвокат Х., такой же оттиск печати имелся и на квитанции о приеме денежных средств.

Копия жалобы была отправлена адвокату Х. для предоставления объяснений, а также о факте поступления жалобы и сути претензий он был извещен вице-президентом АПКО в ходе телефонного разговора. Однако никакой реакции от адвоката Х. не последовало, в связи с чем на основании представления вице-президента было возбуждено дисциплинарное производство в отношении указанного адвоката.

Адвокат был уведомлен о возбуждении против него указанной процедуры, а также ему были направлены все необходимые документы.

Следует отметить, что в Адвокатской палате Калининградской области принято Положение об электронном документообороте, которое успешно действует с апреля 2015 г. Таким образом, адвокат путем отправки электронного письма на представленный им адрес электронной почты считается уведомленным о факте поступления жалобы и возбуждении дисциплинарного производства. Именно таким образом коллега был приглашен дважды на заседания Квалификационной комиссии АП КО, однако ни на одном из заседаний он не присутствовал, какие-либо объяснения по сути предъявленных претензий не представил, уведомлений о смене электронного адреса не направлял.

В ходе рассмотрения дисциплинарного производства Квалификационной комиссией было установлено, что адвокатом нарушены требования законодательства об адвокатской деятельности, в частности, п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 КПЭА.

Также, по мнению Квалификационной комиссии, в действиях адвоката имеются признаки нарушения требований статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о сохранении адвокатской тайны, которая содержит любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, в том числе договоры об оказании правовой помощи, печати и квитанции к приходному-кассовому ордеру, которые должны храниться в месте, обеспечивающим сохранность и недоступность пользования другими лицами.

В соответствии со ст. 5 КПЭА профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре. Злоупотребление доверием несовместимо со статусом адвоката.

На рассмотрение дисциплинарного производства Советом Адвокатской палаты Калининградской области адвокат Х. явился и сообщил, что гражданин М. приходится ему сыном и имеет доступ в помещение адвокатского кабинета, а также к компьютеру и печати. В настоящее время, по словам адвоката, конфликт с подателем жалобы улажен. Адвокат согласился с предъявленным обвинением и заверил членов Совета палаты, что принял меры к недопущению подобных случаев в будущем.

Совет палаты согласился с мнением Квалификационной комиссии и объявил адвокату замечание.

Коллега, несомненно, должен был проявить разумную осмотрительность, доверяя доступ в кабинет другому лицу, пускай даже своему близкому человеку. Он ни на минуту не должен был забывать, что он адвокат, а в его кабинете хранятся не только его печать и квитанции, но и документы, переданные его доверителями, которые охраняются адвокатской тайной.

Наша корпорация последовательно разрабатывает свои внутренние правила, которые имеют целью не только защиту профессиональных интересов входящих в нее членов, повышение престижа профессии, ответственное представительство перед иными органами и организациями, в том числе государственными. Важнейшим направлением деятельности адвокатуры является и стремление к повышению уровня защиты также и наших доверителей, повышение гарантий сохранения в тайне доверенных нам сведений.

Одним из многочисленных проявлений принципа корпоративности является несомненная обязанность каждого адвоката избегать действий (бездействия), направленных на подрыв доверия к нему или к адвокатуре, а также способных нанести ущерб ее авторитету.

Кодекс профессиональной этики не предусматривает случаев, когда адвокат может доверять адвокатскую тайну посторонним людям. Адвокат обязан следить, чтобы информация о доверителях, об их проблемах и делах не была доступна третьим лицам, в том числе и членам семьи адвоката. Это же относится и к атрибутике адвокатского образования. Квалификационная комиссия и Совет посчитали, что неважно, работает ли в офисе с адвокатом его сын или он получил туда доступ случайно – обязанность хранить адвокатскую тайну у него отсутствует. Если бы сын был оформлен стажером или помощником, то тогда бы на него распространялось действие законодательства об адвокатуре, и вот тогда бы ответственность адвокат не понес.

В нашем случае спор возник из договора, исполнителем по которому являлся человек, не имеющий никакого отношения к адвокатуре, и, соответственно, к нему не могли применяться меры дисциплинарного характера. Однако проявление определенной халатности повлекло у потенциального доверителя ложное восприятие факта обращения за защитой своих прав к лицу, имеющему статус адвоката. Тем самым допущено попустительство указанными выше принципами, что повлекло нанесение урона престижу профессии.

Поделиться