Популярные материалы

Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
22 июля 2024 г.
Овагим Арутюнян
Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
«Хорошо, когда кто-то тебе помогает, особенно на начальном этапе, – это важно для любой профессии, а для адвокатуры, наверное, в особенности»
«Палата, коллегия – это как семья»
18 июля 2024 г.
Анна Денисова
«Палата, коллегия – это как семья»
14 июля отметила юбилей первый вице-президент АП Ленинградской области, почетный член Совета ФПА РФ, Заслуженный юрист РФ Анна Николаевна Денисова
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
21 июня 2024 г.
Сергей Насонов
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
Собирание материалов об адвокатуре из профессионального увлечения переросло в коллекционирование
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, доцент МГЮА, к.ю.н.

Карфаген должен быть разрушен. А гонорар адвокату – выплачен

31 августа 2020 г.

Без уважения к адвокатскому гонорару нет уважения к адвокатуре


Даже несмотря на то что в предыдущие годы было много информационных поводов, связанных с адвокатурой и адвокатской деятельностью, проходящий год увеличил количество таких поводов. Очевидно, что одинаково обсуждаются как темы, связанные с происходящими сейчас событиями, так и вечно волнующие российских адвокатов. Одной из таких является проблема неоплаты труда, от которой не защищен практически ни один адвокат.

Подстраховаться от полной или частичной невыплаты гонорара, конечно, можно получением вознаграждения за оказываемую помощь в виде 100-процентного аванса, но это, к сожалению, не всегда возможно, как минимум потому, что далеко не каждый доверитель согласится его выплачивать.

Однако проблема значительно шире. Ключевой момент – как должен поступать адвокат, столкнувшийся с невыплатой предусмотренного соглашением гонорара? Отмечу как само собой разумеющееся, что имеется в виду ситуация, когда между адвокатом и доверителем в установленном законом порядке заключено соглашение, в соответствии с которым доверитель должен заплатить адвокату вознаграждение, но доверитель отказывается платить.

Поскольку основа взаимоотношений между адвокатом и доверителем – гражданско-правовая, в такой ситуации адвокат имеет полное право обратиться в суд с иском о взыскании гонорара в соответствии с условиями соглашения об оказании юридической помощи.

И вот тут решительно проявляется разница в оценке допустимости такого обращения в суд. Многие уважаемые коллеги, ссылаясь на профессиональную этику (правда, скорее на традиции и обычаи этики, нежели на конкретные положения, поскольку норм, запрещающих подобное обращение в суд, нет ни в Федеральном законе об адвокатской деятельности и адвокатуре, ни в Кодексе профессиональной этики адвоката), говорят о недопустимости такого обращения. В связи с этим они приводят аргументы о доверительном характере общения между адвокатом и доверителем, о том, что деятельность адвоката является служением, помощью, а не услугой. С их точки зрения, недопустимо позволять адвокату как заведомо более сильной стороне вести судебные баталии с доверителем – заведомо более слабой стороной. Многие другие доводы, которые выдвигаются моими оппонентами, кажутся единым, а потому мощным и внешне весьма убедительным фронтом.

Но даже если адвокатскую деятельность полагать служением и считать, что она является помощью, а не услугой (что звучит величественно и красиво, но явно находится за рамками Гражданского кодекса РФ), нельзя забывать о положении подп. 3 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре, согласно которому указание на условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь является одним из существенных условий соглашения об оказании юридической помощи. Нам совершенно не нужно стесняться того, что наша профессиональная деятельность по определению является возмездной, оплачиваемой. И не нужно стесняться того, что для подавляющего большинства российских адвокатов профессиональная деятельность – основной источник дохода.

Следовательно, нет ничего зазорного в том, чтобы при невыплате гонорара требовать его выплаты, в том числе – в исковом порядке: это можно уверенно рассматривать как самозащиту адвокатом своих имущественных прав. Как мне представляется, возможность иска адвоката к доверителю прямо предусмотрена в КПЭА. Так, в п. 4 ст. 6 говорится о том, что без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции, в частности, при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем. Таким образом, буквальное толкование указанной нормы п. 4 ст. 6 КПЭА показывает, что эта возможность распространяется как на случаи обращения в суд доверителя с иском к адвокату, так и на случаи обращения в суд адвоката с иском к доверителю. То есть КПЭА прямо предусматривает этичность того, чтобы адвокат судился с доверителем (разумеется, в исключительных случаях).

И, что немаловажно, сообщение (раскрытие, обнародование) адвокатом при таком обращении известных ему сведений не считается нарушением адвокатской тайны.

Поэтому, по моему мнению, все упомянутые выше доводы, приводимые уважаемыми оппонентами, возражающими против самой возможности обращения адвоката в суд с иском к доверителю о взыскании невыплаченного гонорара, представляются не только не основанными на нормах Закона об адвокатуре и КПЭА, но и прямо противоречащими указанной выше норме КПЭА.

Затронутая здесь проблема в действительности чрезвычайно важна, так как касается интересов многих адвокатов и, следовательно, – всей адвокатуры. Без уважения доверителя к нашему гонорару нет уважения к оказываемой нами помощи; без уважения к оказываемой нами помощи нет уважения к нашей профессии; без уважения к нашей профессии нет уважения к нам. Поэтому исключительно важно имеющиеся внутри сообщества теоретические споры свести к единому знаменателю, положительному для возможности обращения адвоката в суд с иском к доверителю, не опасаясь неодобрения этого обращения сообществом, и сформулировать соответствующее мнение сообщества.

Разумеется, при этом представляется очевидно нежелательным распространение адвокатом информации о факте невыплаты вознаграждения и факте его обращения в суд с иском к доверителю (кроме как в исковом заявлении).

Во II в. до н.э. в Древнем Риме жил влиятельный политический деятель – Марк Порций Катон Цензор. По окончании Второй Пунической войны Рима с Карфагеном он в каждом своем выступлении убеждал соотечественников, что «Карфаген должен быть разрушен», и Карфаген в конечном счете проиграл Третью Пуническую войну, был побежден и полностью разрушен. Нам с вами, уважаемые коллеги, нужно постоянно напоминать самим себе и друг другу как само собой разумеющееся правило, что адвокатский гонорар должен быть обязательно выплачен, чтобы для наших сограждан выплата гонорара считалась непременной, и еще – своими действиями обеспечивать выполнение этого тезиса на практике. Только так «Карфаген» неоплаты адвокатских гонораров постепенно будет преодолен и устранен.


Поделиться