Популярные материалы

Марк Павлов
28 ноября 2022 г.
Недопустимая «мера воздействия»
Суд отстранил защитника от участия в деле за возражения против действий председательствующего
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению
Полагаться следует на документы и рациональные доводы, а не на эмоциональные выпады
1 ноября 2022 г.
Михаил Толчеев
Полагаться следует на документы и рациональные доводы, а не на эмоциональные выпады
Комиссия Совета ФПА РФ изучила процесс принятия в АП РСО – Алания экзамена на приобретение статуса адвоката и допуска к нему
Нвер Гаспарян
25 октября 2022 г.
Когда присяга важнее регистрации в реестре
Конституционный Суд РФ посчитал, что обязанность адвоката платить взносы на ОПС и ОМС возникает со дня принятия присяги
Время не должно стереть имена выдающихся адвокатов
21 октября 2022 г.
Александр Никифоров
Время не должно стереть имена выдающихся адвокатов
Очень важно сохранить историю отечественной, в том числе советской, адвокатуры для будущих поколений
Елена Цыпина
Адвокат АП Челябинской области, аспирант кафедры теории государства и права, конституционного и административного права Южно-Уральского государственного университета

Как разрешить проблемы «медицинских дел»

22 ноября 2022 г.

Об итогах второй научно-практической конференции «Врач: право на защиту»


Как уже сообщалось, вторая научно-практическая конференция «Врач: право на защиту» прошла в Челябинске и была организована Адвокатской палатой Челябинской области при активном участии Юридического института Южно-Уральского государственного университета. В ее работе приняли участие адвокаты, представители медицинского и юридического сообществ.

Большая часть докладов была посвящена исследованию источника одного из важных доказательств по делам, связанным с ненадлежащим оказанием медицинской помощи – судебно-медицинской экспертизы. Об этом рассказали кандидат медицинских наук, ассистент кафедры судебной медицины РУДН, врач-хирург Руслан Калинин, кандидат медицинских наук, врач, судебно-медицинский эксперт, директор Автономной некоммерческой организации «Экспертно-консультационное бюро “Судмедэксперт”» Евгений Швед, врач, судебный эксперт ГБУЗ Челябинского областного бюро судебно-медицинских экспертиз Юлия Балтрушевич и автор этих строк.

Читайте также:
Есть ли право на защиту у врача
В Челябинске состоялась научно-практическая конференция «Врач: право на защиту», организованная Адвокатской палатой региона при участии Южно-Уральского государственного университета

Проблема установления причинно-следственной связи при проведении судебно-медицинских экспертиз по делам о ненадлежащем оказании медицинской помощи стала предметом исследования Евгения Шведа. По его мнению, целесообразно выделить три необходимых условия наличия причинной связи между бездействием медицинского работника и наступившим вредом: у субъекта [медицинского работника] была обязанность совершить определенное действие; существовала возможность как отрицательного, так и положительного исхода; совершение действия могло привести к положительному исходу. Также Е. Швед отметил, что оценка совершенных действий или бездействия на предмет наличия причинной связи между ними и неблагоприятным исходом сводится к выбору одного из трех вариантов: если надлежащие действия должны были привести к положительному исходу, то устанавливается прямая причинная связь; если надлежащие действия могли привести к положительному исходу, то устанавливается непрямая причинная связь, в случае, если надлежащие действия не могли привести к положительному исходу, то причинная связь отсутствует.

Живой интерес вызвало выступление Руслана Калинина, который рассматривал тему «Ошибки и нарушения в заключениях судебно-медицинской экспертизы по ятрогенным делам». Спикер отметил, что нормативно-правовых актов, регулирующих организацию и производство судебно-медицинских экспертиз по уголовным и гражданским делам, в том числе связанным с оказанием медицинской помощи, на сегодняшний день не существует. И, соответственно, деятельность по организации и производству судебно-медицинской экспертизы по материалам дела не подпадает под понятие судебно-медицинской экспертизы в терминологии законодательства о здравоохранении, не регулируется данным законодательством, не относится к медицинской деятельности, и, следовательно, не подлежит лицензированию.

Между тем, как отметил эксперт, часть судов признает судебно-медицинскую экспертизу по материалам дела, проведенную при отсутствии лицензии, как допустимое доказательство по делу, другая часть признает их недопустимыми в связи с отсутствием лицензии на данный вид деятельности. Спикер считает, что устранение возникшей проблемы возможно путем издания акта Пленума Верховного Суда РФ по данному вопросу.

Руслан Калинин затронул вопросы порядка назначения экспертизы, в частности, формирования состава экспертной комиссии. По его мнению, обязательными условиями правильности ее формирования являются включение в ее состав практикующих врачей-клиницистов и согласование состава комиссии судом и следственными органами персонально по каждому привлекаемому эксперту. Были рассмотрены и иные нарушения порядка проведения судебно-медицинских экспертиз. Вывод о наличии/отсутствии дефекта оказания медицинской помощи, считает спикер, должен быть нормативно обоснован, в соответствии нормами действующего законодательства, регулирующими медицинскую деятельность. При этом, отвечая на вопрос о причинно-следственной связи, эксперты должны указать ее характер, раскрыть содержание этой связи и привести факты, подтверждающие ее отсутствие.

О трудностях в установлении тяжести вреда здоровью в судебно-медицинских экспертизах доложила врач судебно-медицинский эксперт ГБУЗ Челябинского областного бюро судебно-медицинских экспертиз Юлия Балтрушевич. Она отметила, что целями любой экспертизы по «врачебному» делу является определение наличия или отсутствия дефектов в оказании медицинской помощи и, при их наличии, причинно-следственной связи (прямой или косвенной) между допущенными дефектами и наступлением неблагоприятных последствий для здоровья пациента, установление степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека в случае наличия прямой причинно-следственной связи.

Юлия Балтрушевич обратила внимание, что условиями для определения степени тяжести вреда являются наличие неблагоприятных последствий в исходе случая; наличие дефекта (дефектов) оказания медицинской помощи, наличие прямой причинно-следственной связи между дефектом (дефектами) и возникновением неблагоприятных последствий. Как практикующий судебный эксперт спикер указала, что количество судебно-медицинских экспертиз по «врачебным» делам увеличивается, и в 2022 г. она провела уже 42 из 117 (общего количества экспертиз, проведенных в ГБУЗ Челябинском областном бюро судебно-медицинской экспертизы). Резюмируя результаты экспертиз, уточнила спикер, на основании всех исследований прямая причинно-следственная связь между дефектами оказания медицинской помощи и наступлением неблагоприятного исхода установлена лишь в трех случаях из 117.

Федеральный судья, кандидат юридических наук Мария Галюкова проанализировала вопросы установления обстоятельств некачественного оказания медицинской помощи при рассмотрении дел в суде. Тема навеяна изданным 15 ноября 2022 г. Постановлением Пленума ВС РФ № 33 «О практике применения судами норм о компенсации морального вреда». Спикер остановилась на юридических обстоятельствах, подлежащих доказыванию по «врачебному» делу. В ходе судебного разбирательства, согласно положениям вновь принятого Постановления Пленума ВС РФ, следует установить: были ли приняты при оказании медицинской помощи пациенту все необходимые и возможные меры для его своевременного и квалифицированного обследования в целях установления правильного диагноза, соответствовала ли организация обследования и лечебного процесса установленным порядкам оказания медицинской помощи, стандартам оказания медицинской помощи, клиническим рекомендациям (протоколам лечения), повлияли ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи на правильность проведения диагностики и назначения соответствующего лечения, повлияли ли выявленные нарушения на течение заболевания пациента (способствовали ли ухудшению состояния здоровья, повлекли неблагоприятный исход) и, как следствие, привели к нарушению его прав в сфере охраны здоровья.

Видов ответственности медицинских организаций и медицинских работников при проведении надзорных проверок и вопросов их разрешения коснулся в своем докладе исполнительный директор Союза медицинских организаций «МЕДСОЮЗ» (г. Челябинск) Ольга Князева. Она назвала виды проверок, осуществляемых надзорными организациями, раскрыла понятие «профилактическое мероприятие», обозначила условия недействительности проверок надзорных органов, ответственность медицинских организаций в случае выявления тех или иных нарушений в работе медицинской организации, а также дала практические рекомендации.

Предметом моего исследования стали проблемы расследования «медицинских» дел. Полагаю, что среди них можно выделить три основных: 1) формальный подход судов и следственных органов к судебно-медицинской экспертизе; 2) процессуальные ограничения сторон при назначении экспертизы; 3) субъективность (предвзятость) результатов судебно-медицинской экспертизы. Разрешение таких проблем считаю возможным путем оценки судами и следственными органами заключения судебно-медицинской экспертизы в целом, снятия ограничений сторон при формировании перечня вопросов, подлежащих исследованию при проведении судебно-медицинской экспертизы; проведения судебно-медицинской экспертизы в экспертном учреждении, не подведомственном территориальному органу здравоохранения; назначения комиссионной экспертизы, состоящей как минимум из трех врачей-специалистов одной специализации.

Большинство представленных докладов были проиллюстрированы интересными, информационными слайдами.

По материалам конференции готовится к изданию сборник научно-практических работ.

Поделиться