Популярные материалы

Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению
Важна защита, а не самореклама
15 октября 2020 г.
Игорь Михайлович
Важна защита, а не самореклама
Высококвалифицированные адвокаты, как и прежде, демонстрируют большие достижения
Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АПМО, руководитель Практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», доцент кафедры адвокатуры Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты

25 сентября 2020 г.

(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)


По самым разным поводам адвокатам приходится отстаивать свои права и в отношениях с правоохранительными органами, и в общении с судом, и во взаимодействии с другими субъектами. Одна из болевых точек соприкосновения адвокатуры и государства (а также других возможных субъектов) – применение статусного права по сбору необходимой для оказания юридической помощи информации с помощью адвокатского запроса.

Данное статусное право адвокаты получили еще в советское время. Ныне оно регулируется подп. 1 п. 3 ст. 6 и ст. 6.1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре). Важное значение имеют также требования приказа Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса».

От соблюдения адвокатами указанных норм зависит успешность применения этого статусного права. То есть помимо возможных препятствий со стороны государственных и негосударственных адресатов запросов важно, чтобы сами адвокаты все делали правильно, направляя запросы.

Цели запроса

В п. 1 ст. 6.1 Закона об адвокатуре дано определение адвокатского запроса: «адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи».

Адвокаты могут направлять запрос с одной из трех целей:

– получить информацию, неизвестную доверителю и, соответственно, адвокату;

– получить информацию, известную доверителю и, соответственно, адвокату;

– зафиксировать определенную информацию у ее источника.

Первые две цели различаются тем, что в первом случае адвокат запрашивает информацию, которая неизвестны ни доверителю, ни тем более ему самому. Если информация окажется положительной для интересов доверителя, адвокат может ходатайствовать о приобщении к делу ответа на его запрос в качестве письменного доказательства. Если ответ окажется отрицательным для интересов доверителя, адвокат вправе сохранить его в своем производстве (досье) по делу. Обязанности официально обнародовать все полученные ответы на запросы у адвоката нет.

Во втором случае адвокат запрашивает сведения, уже известные ему – от доверителя, из ответов на ранее направленные запросы, из иных законных источников— прицельно для того, чтобы полученные ответы уверенно представить в качестве письменных доказательств.

Третий случай имеет место нечасто. Для иллюстрации его приведу пример из своей практики. Мне требовалось заранее убедиться в том, что одна некоммерческая организация имеет отрицательную информацию об определенном факте (что некое действие конкретные граждане не совершали, поскольку в действительности не могли совершить), и по убеждении в этом – зафиксировать данную информацию. Ответ я получил. Когда же суд по ходатайству другой стороны направил судебный запрос такого же содержания, что и ранее направленный мной адвокатский запрос, я обратился в ту некоммерческую организацию с письмом. К письму я приложил копию полученного мной от нее ответа на мой запрос – чтобы сделать все для избежания неожиданностей. Ответ на судебный запрос поступил точно такого же содержания, как и на мой адвокатский запрос.

Когда адвокат злоупотребляет правом на запрос

Из приведенного выше определения следует, что адвокатский запрос – это инструмент для сбора информации, которая носит доказательственный характер и необходима адвокату для оказания юридической помощи конкретному доверителю. Выход за эту рамку делает запрос не нелегитимным.

Анализ практики позволяет обозначить несколько случаев, когда адвокатский запрос противоречит сути закона.

Во-первых, адвокат не должен делать направление запроса самим предметом оказываемой им помощи. Поскольку адвокатский запрос – это инструмент, который адвокат использует при оказании юридической помощи, применение его возможно лишь в рамках оказания какого-либо вида юридической помощи, указанного в п. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре. Более того, указание адвокатского запроса как самостоятельного предмета соглашения об оказании юридической помощи невозможно еще и потому, что если бы он являлся предметом соглашения, то адвокат был бы обязан подготовить и направить его. Но адвокат только вправе использовать этот инструмент (применяя данное статусное право), если считает это необходимым.

Уточним, что направить запрос адвокат может при оказании как процессуальных, так и непроцессуальных видов помощи. Так, из опубликованной дисциплинарной практики автору известен случай, когда адвокат, оказывая консультационную помощь доверителю, подготовил и направил адвокатские запросы для того, чтобы получить дополнительную информацию, необходимую для оказания полномасштабной помощи доверителю.[1]

Во-вторых, адвокат не должен направлять запрос в собственных интересах. Применение этого статусного права возможно лишь при оказании юридической помощи, то есть в отношении иных лиц (которым адвокат оказывает помощь).

В-третьих, крайне нежелательно запрашивать с помощью адвокатских запросов информацию, которая является общедоступной, даже если (и тем более если) ее предоставляют платно (возмездно). Подобное попустительство стремлению доверителя сэкономить деньги со стороны адвоката будет злоупотреблением правом. Статусное право на получение доказательственной информации с помощью адвокатских запросов – это дополнительно предоставленное адвокату публично-властное полномочие, которое он должен применять в случаях, когда иным образом информацию, имеющую важный доказательственный характер, нельзя получить.

Наконец, в-четвертых, с помощью адвокатских запросов нужно получать информацию доказательственного характера. Это сведения и документы, которые впоследствии могут быть в установленном законом порядке преобразованы в доказательства. Соответственно, закон не предполагает направления запроса, в частности, для получения комментария или толкования правовых положений или судебных актов, для обращения с требованием совершить какие-либо действия или отказаться от совершения каких-либо действий, а также для обжалования решений или действий каких-либо лиц.

В любом случае адресаты адвокатских запросов не обязаны отвечать на такие обращения.

При подготовке проекта запроса адвокат обязан соблюдать все требования, предусмотренные приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288 (с учетом позиции, высказанной ВС РФ в решении от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103 в отношении требований 11 и 12). Между тем на практике встречаются запросы, составленные «по старинке» – без тех реквизитов и иных положений, которые непременно должны быть соблюдены. Это тем более нежелательно, что согласно подп. 2.1 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре за систематическое несоблюдение установленных законодательством РФ требований к адвокатскому запросу статус адвоката может быть прекращен.

Срок ответа на запрос и обжалование бездействия

В отношении непосредственно истребования сведений и документов из новелл Закона об адвокатуре, принятых в 2016 году, наиболее важны два положения – о сроках ответа на адвокатский запрос и о законных основаниях для отказа в предоставлении информации в ответ на него.

По сроку революционных изменений не случилось: он по-прежнему составляет 30 дней, в течение которых адресаты запросов должны дать на них ответы в письменной форме. Кроме того, в законе установлено, что в случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на 30 дней. При этом адвоката, который направил запрос, уведомляют о продлении срока его рассмотрения проса.

По буквальному толкованию этой нормы и по складывающейся практике очевидно, что этот срок указан в календарных, а не рабочих днях.

Срок – очень большой, поэтому совершенно справедлива его критика. Если ответ на запрос будет выдан адвокату с соблюдением этого срока в предельных значениях, у адвоката уже может отпасть необходимость в получении запрошенных им сведений в связи с завершением процессуальных процедур по делам, по которым они изначально были необходимы.

В то же время указанный срок обязателен для адресатов запросов: его несоблюдение считается нарушением. Если 30 дней с момента направления запроса прошло, а ответа нет и отсутствует уведомление о необходимости продления срока для ответа, адвокат вправе обжаловать это нарушение.

Опыт многих адвокатов показывает: даже если просто обозначить намерение обжаловать игнорирование запроса, адресат часто тут же выдает ответ. При этом для точного определения указанных выше сроков важно, чтобы был зафиксирован момент поступления запроса адресату.

Пример. Адвокат Адвокатской палаты Ростовской области Роман Будюкин 28 октября 2019 г. запросил необходимые сведения в одном из ГУП. В течение 30 дней ответа из ГУП не последовало. Когда же адвокат обратился с жалобой в прокуратуру, руководитель ГУП направил ему ответ, ссылаясь на то, что своевременно отправил его почтовой связью («Почта России»). Однако ответ был неполным. Более того, получив его, адвокат обнаружил, что в этом ответе, формально датированном ноябрем 2019 г, упоминаются судебные акты, вынесенные в декабре 2019 г. Благодаря этому обнаружилось нарушение адресатом запроса сроков ответа на него. В результате руководитель ГУП был привлечен к ответственности по ст. 5.39 КоАП России. Адвокату был выдан ответ на его запрос со всеми сведениями, необходимыми ему для оказания юридической помощи.[2]

Когда адвокату могут отказать по его запросу

В п. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре предусмотрено, что в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в следующих случаях:

1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;

2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;

3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Впрочем, даже при наличии одного из этих оснований ответ на запрос адвокату должен быть выдан (направлен). В противном случае имеет место игнорирование запроса, что само по себе считается нарушением (Закон об адвокатуре предусматривает обязанность адресатов адвокатских запросов отвечать на них).

Адресат не располагает сведениями. При наличии первого основания адвокат должен получить ответ об отсутствии у адресата необходимых сведений, указанных в запросе.

Адвокат не учел требования к запросу. Что касается второго основания, адресат обязан указать, какие именно требования адвокат нарушил при составлении и направлении запроса. Без такого уточнения отказ незаконен.

Пример. Такой позиции придерживается и Верховный Суд РФ, что наглядно проявилось в деле по административному иску адвоката Адвокатской палаты Республики Крым Сергея Пономарева. Осуществляя защиту своего доверителя, он направил запрос об условиях содержания в Судебный департамент Республики Крым. В предоставлении запрошенной информации ему было отказано со ссылкой на то, что его запрос не соответствовал требованиям, установленным приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288. Адвокат обжаловал этот отказ, но суды отказали в удовлетворении его административного иска.

Однако Верховный Суд РФ, куда адвокат обратился с кассационной жалобой, рассмотрев дело, полностью поддержал его позицию. ВС РФ отметил, что Судебный департамент, отказывая в предоставлении сведений по данному основанию, не указал, какие именно требования не были соблюдены при подготовке и направлении запроса.[3]

В определении Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 6 декабря 2019 г. № 127-КА19-7 указано: «Вместе с тем в оспариваемом решении Управления Судебного департамента в Республике Крым не приведено и при рассмотрении и разрешении настоящего административного дела судами первой и апелляционной инстанций не установлено, каким конкретно требованиям к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенным в установленном порядке, с учетом названного решения Верховного Суда Российской Федерации не соответствует адвокатский запрос Пономарева С.С.».

Таким образом, Верховный Суд России в этой ситуации встал на защиту прав адвокатов, оберегая их от необоснованного отказа в предоставлении необходимой им информации с использованием данного основания.

Запрошенные сведения составляют тайну. Самое сложное положение складывается с третьим основанием для отказа в предоставлении запрошенных адвокатом сведений. Сложность обусловлена прежде всего тем, что перечень сведений, составляющих информацию с ограниченным доступом, носит неопределенный характер, а также тем, что объем этих сведений зачастую толкуется излишне широко.

К сведениям, составляющим информацию с ограниченным доступом, можно отнести сведения, представляющие собой государственную тайну; служебную и коммерческую тайну; профессиональную тайну; персональные данные.

О том, что запрашиваемые сведения составляют государственную, служебную и коммерческую тайну, адвокат может не знать. В этих случаях в отказном ответе на адвокатский запрос должно быть указано основание отнесения запрошенных адвокатом сведений к представляющим собой государственную тайну, либо сведениям, представляющим собой служебную и коммерческую тайну.

Самое сложное положение – из-за неопределенности объема – существует в отношении профессиональных тайн, то есть ограниченного доступа к сведениям, которыми определенные лица обладают в силу осуществления ими профессиональной деятельности. Они различны и многообразны.

Однако помимо их многочисленности и разноплановости проблема состоит еще и в том, что содержание каждой профессиональной тайны нередко по-разному понимают адвокаты, запрашивающие сведения, и лица, обладающие этими сведениями. Адвокаты трактуют профессиональную тайну в соответствии с нормой закона, а лица, которым эта тайна вверена, – более широко.

В связи с этим в каждом случае, когда необходимо сформулировать запрос в отношении сведений или документов, точно или предположительно, прямо или косвенно связанных с какой-либо профессиональной тайной, стоит свериться с установленным в законодательстве определением предмета и содержания данной тайны.

Есть профессиональные тайны, абсолютные по своему характеру, в силу чего фактически бесперспективно запрашивать какие-либо сведения у носителей этих тайн.

Пример такой тайны – нотариальная тайна.

В соответствии с абз. 2 ст. 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 «Нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности». Следовательно, все, что известно нотариусу в связи с осуществлением им профессиональной деятельности, составляет нотариальную тайну.

Напротив, есть профессиональные тайны, относительные по своему характеру – и вот в отношении них как раз чаще всего и разворачивается недопонимание между адвокатами и адресатами их запросов.

К примеру, частое препятствие для получения информации с помощью адвокатских запросов – институт врачебной тайны.

Согласно п. 1 ст. 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну».

Вместе с тем в п. 4 ст. 13 данного закона указано, что «предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается: <…> 10) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом».

Таким образом, не все, что известно врачам и медработникам, является врачебной тайной. К тому же есть прямо предусмотренные исключения из нее.

В практике есть случай, когда Верховный Суд РФ защитил рассматриваемое статусное право адвокатов, пресекая попытки расширительного толкования врачебной тайны.

Пример. Адвокат Адвокатской палаты Чувашской Республики Сергей Ванюков начиная со стадии апелляционного обжалования осуществлял защиту своего доверителя (Николаева), обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ за совершение преступления в отношении Алексеевой. В рамках осуществления защиты он просил проверить, надлежащим ли образом сотрудники учреждений «скорой помощи» оказали медицинскую помощь Алексеевой. Дело в том, что ее смерть могла наступить из-за некачественно и/или несвоевременно оказанной ей медицинской помощи. Результаты проверки адвокат просил сообщить ему. Письмом руководителя территориального органа Росздравнадзора по Чувашской Республике от 23 мая 2017 г. № 21-758/17 Ванюкову сообщили о выявлении нарушений, но в предоставлении соответствующих сведений отказали со ссылкой на то, что они составляют врачебную тайну.

Адвокат Ванюков обратился в суд с административным исковым заявлением о признании незаконным этого отказа и о возложении обязанности на административного ответчика предоставить требуемые сведения о результатах контрольно-надзорных мероприятий в отношении указанных учреждений. Все нижестоящие суды отказали в удовлетворении его административного иска.[4]

Верховный Суд РФ, куда Ванюков в итоге обратился с кассационной жалобой, посчитал иначе. Он не признал сведения, составляющие врачебную тайну, подлежащими раскрытию адвокату по его запросу, но тем не менее указал на нарушение норм права, поскольку «суду необходимо было выяснить, являются ли запрашиваемые административным истцом сведения, сведениями, составляющими врачебную тайну, учитывая, что государственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности, осуществляемый органами государственного контроля в соответствии с их полномочиями, включает в себя проведение проверок применения медицинскими организациями порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи <…>, которые к сведениям, составляющим врачебную тайну, не отнесены» (кассационное определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 15 января 2020 г. № 31-КА19-4).

Как видим административные работники, которые чаще всего они готовят ответы на адвокатские запросы, чересчур расширительно толкуют врачебную тайну, относя к ней абсолютно все, что известно врачам и иным работникам медицинских учреждений в связи с их профессиональной деятельностью. Часть адвокатов тоже так считает, а потому и не направляет в медучреждения запросы, априори предполагая, что на них будут даны отказные ответы, которые являются обоснованными. Из приведенных норм и примера хорошо видно, что это не так.

В подобных случаях важно при формулировании запроса, предмет которого прямо или косвенно близок к какой-либо охраняемой законом профессиональной тайне, но, как уверен адвокат, все же не предполагает истребование сведений, непосредственно относящихся к этой тайне, дополнительно с точной ссылкой на норму права отметить, что запрашиваемые сведения и/или документы не относятся к этой тайне, и потому в предоставлении их в ответ на адвокатский запрос не может быть отказано. Подобная предусмотрительность адвокатов может способствовать снижению количества необоснованных отказов в предоставлении информации.

Еще одно часто встречающееся основание для споров – институт банковской тайны.

Согласно абз. 1 ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» «Кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов».

Очевидно, что, как и в случае с врачебной тайной, предмет банковской тайны охватывает не всю информацию, известную сотрудникам банков и иных кредитных учреждений. Следовательно, есть некоторый объем информации, который можно сообщить адвокатам в ответ на их запросы.

Пример. Моя доверительница вынуждена была бороться с недобросовестными контрагентами по встречным договорам купли-продажи квартир. Те, получив от нее деньги, стали отрицать этот факт и посредством обращения в суд с иском о недействительности сделок требовать вернуть им их квартиру. Поскольку расчеты производились через сейфовую ячейку в банке, было важно получить подтверждение даты доступа к сейфовой ячейке. Требовалось доказать, что доступ был произведен в тот период, когда в соответствии с условиями договора аренды банковской сейфовой ячейки это могли сделать именно они – недобросовестные контрагенты моей доверительницы. Самой моей доверительнице банк отказал в сообщении этой информации, ссылаясь на банковскую тайну – даже несмотря на то, что она являлась стороной по договору аренды сейфовой ячейки. Однако на мой адвокатский запрос банк эти сведения сообщил уже без попыток отказа под прикрытием банковской тайны, поскольку вся информация, связанная с арендой в банке сейфовых ячеек, банковской тайной не охватывается.

Самое сложное, практически тупиковое для применения данного статусного права положение существует применительно к запрашиванию сведений, охраняемых в качестве персональных данных.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» персональные данные – любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Таким образом, абсолютно все, что связано с любым физическим лицом, является персональными данными этого лица и строго охраняется в таковом качестве, вследствие чего не может быть сообщено/передано адвокату по его запросу.

То, что институт персональных данных и их защита существуют – это, конечно, хорошо. Но плохо то, что ему придан столь абсолютный характер.

Мой адвокатский опыт показывает, что в качестве персональных данных рассматривается, в частности, информация о месте жительства гражданина, вследствие чего невозможно получить сведения о месте жительства ответчика. В связи с подготовкой иска я предварительно обратился в ФМС области, где, как было известно моему доверителю, официально зарегистрирован по месту жительства ответчик, чтобы узнать его точный адрес. Там я услышал, что если направлю адвокатский запрос, то мне на него отправят отказной ответ, поскольку эта информация относится к персональным данным. По счастью, ответчик далее сам сообщил свой официальный адрес, и необходимость в его выяснении его отпала. Но сам факт предварительно объявленного отказа весьма красноречив.

Тем не менее даже если адвокат предполагает, что запрашиваемые им сведения относятся к персональным данным, все равно нужно их запрашивать. Только массой подобных обращений мы можем привлечь внимание к данной проблеме, поскольку защита персональных данных не должна быть чрезмерной.

Пример. Адвокат Адвокатской палаты Республики Дагестан Азамат Расулов направил шесть запросов одной организации, но на все получил отказные ответы со ссылкой на то, что запрашиваемые им сведения относятся к сведениям ограниченного доступа. Поскольку это не соответствовало действительности, адвокат обратился с жалобой в прокуратуру. С поддержкой прокуратуры ему удалось добиться привлечения виновного лица к ответственности.[5]

Литература

Профессиональная этика адвоката. Материалы по вопросам дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов Российской Федерации / сост. Н.М. Кипнис. М.: ООО «Вариант», 2008. 576 с.

Запомним

За систематическое несоблюдение требований к адвокатскому запросу статус адвоката может быть прекращен

Даже если просто обозначить намерение обжаловать игнорирование запроса, адресат часто тут же выдает ответ. Важно, чтобы был зафиксирован момент поступления запроса

Адвокаты трактуют профессиональную тайну в соответствии с нормой закона, а лица, которым эта тайна вверена, – более широко.

Ниже приводятся образцы адвокатских запросов


А) ОБЩИЙ ОБРАЗЕЦ

 

Рег. № ____ от 21.07.2020г.

В ГБУ города Москвы

«Многофункциональные центры

предоставления государственных услуг»

Центр госуслуг района ______________________________

Почтовый адрес: г. Москва,

______________________________.

от адвоката Макарова Сергея Юрьевича,

рег. номер в реестре адвокатов

Московской области 50/1798

тел. 8 (925) 517-19-48,

осуществляющего деятельность

в Московской коллегии адвокатов «ГРАД»,

г. Москва, ул. Бауманская, дом 33/2,

стр. 1, эт. 3, пом. II, ком. 1-16

(почтовый адрес: 107014, г. Москва, а/я 124, МКА «ГРАД»,

электронный адрес 5171948@gmail.com)

действующего на основании соглашения

№ _______ от ___.___.2020т г.

 

АДВОКАТСКИЙ ЗАПРОС

В соответствии с подп. 1) п. 3 ст. 6 и п. 1 ст. 6.1 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в целях оказания квалифицированной юридической помощи прошу сообщить сведения о всех лицах, зарегистрированных по месту жительства в квартире по адресу

г. Москва, ул. ________________________, дом _____, квартира ____,

с __.__.____ г. - с момента (даты) регистрации в этом жилом помещении гр. ___________________________________________________.

Заранее благодарю за ответ.

Ответ прошу выдать на руки предъявителю настоящего запроса.

Согласно ст. 5.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неправомерный отказ в предоставлении гражданину, в том числе адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом, и (или) организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей

С уважением, адвокат Макаров Сергей Юрьевич

   

Б) СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОБРАЗЕЦ

Рег. № ____ от 21.07.2020г.

В банк _____________

Почтовый адрес: г. Москва,

________________________.

от адвоката Макарова Сергея Юрьевича,

рег. номер в реестре адвокатов

Московской области 50/1798

тел. 8 (925) 517-19-48,

осуществляющего деятельность

в Московской коллегии адвокатов «ГРАД»,

г. Москва, ул. Бауманская, дом 33/2,

стр. 1, эт. 3, пом. II, ком. 1-16

(почтовый адрес: 107014, г. Москва, а/я 124, МКА «ГРАД»,

электронный адрес 5171948@gmail.com)

действующего на основании соглашения

№ _______ от ___.___.2020т г.

 

АДВОКАТСКИЙ ЗАПРОС

В соответствии с подп. 1) п. 3 ст. 6 и п. 1 ст. 6.1 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в целях оказания квалифицированной юридической помощи прошу сообщить сведения о дате доступа к сейфовой ячейке № ____, арендованной на основании договора № ______ от __.__.____ г., в период с __.__.____ г. по __.__.____ г.

Запрашиваемая информация не относится к банковской тайне, поскольку согласно абз. 1 ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» «Кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов».

Заранее благодарю за ответ.

Ответ прошу выдать на руки предъявителю настоящего запроса.

Согласно ст. 5.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неправомерный отказ в предоставлении гражданину, в том числе адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом, и (или) организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей.

Источник – «Уголовный процесс».




[1] Подробнее см.: 10.3. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. // Профессиональная этика адвоката. Материалы по вопросам дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов Российской Федерации / сост. Н.М. Кипнис. М.: ООО «Вариант», 2008. С. 493–498.

[2] Подробнее см.: https://fparf.ru/news/fpa/probel-v-prave-v-chasti-neobkhodimosti-napravleniya-otveta-na-advokatskiy-zapros-zakaznoy-korrespond/?sphrase_id=44808

[3] Подробнее см.: https://fparf.ru/news/fpa/postavlena-tochka-v-voprose-svyazannom-s-predostavleniem-informatsii-na-advokatskiy-zapros/

[4] Подробнее см.: https://fparf.ru/news/fpa/neobkhodimy-izmeneniya-na-zakonodatelnom-urovne/?sphrase_id=44813

[5] Подробнее см.: https://fparf.ru/news/fpa/zamestitel-glavy-rayona-ne-otvetil-na-shest-zaprosov-advokata/

Поделиться