Популярные материалы

Елена Сенина
27 октября 2020 г.
«Разделяй и властвуй»
Так можно объяснить предложение разрушить все, что нарабатывалось годами в сфере интеграции альтернативных способов урегулирования споров
Михаил Толчеев
26 октября 2020 г.
Истцы не доказали установление запрета
С самого начала их главным методом доказывания стала логическая подмена
Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества
Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению

Дискуссии

Об адвокатском запросе
2 августа 2019 г.
Об адвокатском запросе
Николай Потапов
Член методической комиссии Совета АП Новосибирской области

Излишние требования

5 сентября 2016 г.

Замечания на проект приказа «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса»



2 сентября Министерство юстиции РФ опубликовало проект приказа «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса». Данный документ не успел приобрести рейтинг долгожданного, поскольку, во-первых, с момента вступления в силу Федерального закона от 2 июня 2016 г. № 160-ФЗ, предусмотревшего необходимость издания такого приказа, не прошло и трех месяцев, а во-вторых, как справедливо заметил исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, практически все требования к адвокатскому запросу являются обыкновениями адвокатской практики.

И вот запрос начинает обретать вполне конкретную форму. Не без интереса ознакомился с проектом приказа, который уже вынесен на общественное обсуждение на пятнадцатидневный срок. Безусловно, отдельные моменты нормативного акта и предложенной типовой формы запроса заслуживают похвалы. Так, предусмотрена возможность направления адвокатского запроса не только на бумажном носителе, но и в электронном виде, что в целом отвечает современному техническому развитию. Вместе с тем это положение скорее все-таки рассчитано на будущее время, ведь пока немногие российские адвокаты обзавелись электронными подписями. К тому же на сегодняшний день не у всех адресатов имеется организационная и техническая возможность для рассмотрения подобных электронных обращений.

Очень важным и абсолютно правильным решением является внесение в типовую форму адвокатского запроса разъяснения об ответственности за неправомерный отказ в предоставлении информации, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации (ст. 5.39 КоАП РФ).

Однако требование Минюста России об обязательном приложении к адвокатскому запросу, наряду с копиями ордера (доверенности), еще и копии удостоверения адвоката, вызывает искреннее недоумение. За время работы мне приходилось видеть сотни запросов, подписанных судьями, прокурорами, следователями, судебными приставами-исполнителями. Никто из них не подтверждает свои полномочия столь странным способом. Да, перечисленные лица – государевы люди, а адвокатура не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления. Но это вовсе не означает, что адвокатский запрос должен так разительно отличаться от официального обращения должностного лица. Таким образом, требования Минюста в этой части вышли далеко за пределы не только обыкновений адвокатской практики, но и противоречат общим правилам, принятым в российском делопроизводстве.

Для наделения запроса легитимностью автор проекта фактически задействует весь арсенал средств подтверждения статуса адвоката: регистрационный номер в реестре (хотя в проекте он почему-то именуется реестровым), ордер (доверенность) и удостоверение. Не многовато ли? Исчерпывающие реквизиты есть и в ордере, а многие нотариусы без проблем выдают доверенности с отражением в них данных из удостоверения адвоката. Не мешает заметить, что практика приобщения копий удостоверений адвоката к материалам уголовных, гражданских, административных дел отсутствует и ее никогда не было. Важно понимать то, что чрезмерная регламентация содержания адвокатского запроса, как и попытка всецело угодить будущим адресатам, не приведет к ожидаемым положительным результатам. Это как раз может создать реальную почву для формально обоснованных отказов в исполнении из-за отсутствия того или иного незначительного реквизита. И если для борьбы с необоснованными отказами имеется конкретное правовое средство – административная ответственность по ст. 5.39 КоАП РФ, то противопоставить формально обоснованному отказу в общем-то будет нечего.

Пытаюсь понять, чем руководствовался автор проекта, вводя требование о приложении копии удостоверения адвоката, но найти ответа не могу. Пояснительная записка к проекту является более чем краткой, и этот вопрос обошла стороной. Получается, что без приложения к нашему официальному обращению копии удостоверения, у адресата могут возникнуть сомнения в наличии статуса адвоката у отправителя. Но ведь и предоставление обычной незаверенной копии удостоверения никак ситуацию не меняет. Давайте смотреть правде в глаза. Давно известна страсть российских чиновников к печатям, не обошлось без ее восприятия и руководителями многих организаций. Проект же не предусматривает оттиска печати адвокатского образования ни на самом запросе, ни на прилагаемых копиях документов. Поэтому не исключено, что отсутствие оттиска печати на запросе и приложение в виде незаверенных копий повлечет отказы в исполнении запросов и ненужные споры между адвокатами и получателями. Стоит ли давать для этого повод?

Полагаю, что необходимо отказаться от требования, заключающегося в предоставлении копии удостоверения адвоката при направлении адвокатского запроса, и предусмотреть в качестве обязательного реквизита наличие в запросе оттиска печати адвокатского образования.
Поделиться