Популярные материалы

Нвер Гаспарян
1 января 2021 г.
Троянский конь в адвокатуре
О базовых адвокатских ценностях и негативных фактах адвокатской практики
Елена Кузьмина
29 декабря 2020 г.
Научные дискуссии для популяризации профессии адвоката
О том, как защитить бизнес с помощью цифровых технологий
Будущее – за консолидацией адвокатов
29 декабря 2020 г.
Максим Белянин
Будущее – за консолидацией адвокатов
Специалисты станут объединяться в коллективы
Александр Умнов
24 декабря 2020 г.
Укрепляя взаимодействие с представителями бизнеса Зауралья
Заметки по итогам форума предпринимателей Зауралья «вКУБе 2020»
Правосудие без начальников
18 декабря 2020 г.
Евгений Рубинштейн
Правосудие без начальников
Качество судебных актов важнее стабильности процессуальных решений
Алексей Иванов
Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края, управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовой статус»

Индульгенция для силовиков

11 декабря 2020 г.

Чем обернется внесение изменений в Федеральный закон «О полиции»


8 декабря 2020 г. Государственной Думой ФС РФ принят в первом чтении проект федерального закона № 955380-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “О полиции”» – 294 голоса «за», 44 – «против». Как указано на сайте Госдумы, поправки направлены на «усиление гарантий защиты прав и законных интересов граждан, совершенствование практической деятельности сотрудников полиции по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и иных правонарушений».

Однако если снять обывательские розовые очки и водрузить вместо них кристально ясные юридические, можно обнаружить, что на деле новый закон призван защищать лишь одно и без того святое в нашем отечестве право – право полицейских ущемлять и ограничивать элементарные права и свободы граждан. Разумеется, исключительно под благовидным соусом борьбы с преступностью.

Ведь главное нововведение гласит, что «сотрудник полиции не подлежит преследованию за действия, совершенные при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, и в связи с реализацией прав, предоставленных полиции». Иными словами, что бы ни сделал с вами полицейский, ему за это никогда ничего не будет.

А сделать он может теперь еще больше:

– проводить обыск и досматривать ваши вещи, если «имеются основания полагать», что вы «имеете при себе оружие, боеприпасы, патроны, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества» или что вы скрываете предметы хищения. То есть вся ваша свобода и право на неприкосновенность поставлены в зависимость от того, что полагает на ваш счет конкретный сотрудник полиции, а уж почему он так полагает, ему виднее;

– вскрывать и досматривать личные автомобили по целому списку формальных поводов (для спасения жизни граждан, обеспечения безопасности при массовых беспорядках и ЧС, для задержания подозреваемых или обвиняемых лиц, для пресечения преступления, для обеспечения производства по делу об административном правонарушении, для проведения осмотра, для проверки сообщения об угрозе террористического акта, для установления обстоятельств несчастного случая) – тоже лишь по подозрению, без точных данных. И без всякой ответственности за нанесенные при вскрытии повреждения;

– проникать в жилые помещения (ранее полиция могла в них только «входить» – то есть через дверь и с разрешения собственника, а вот для «проникновения» не требуется ни разрешения, ни открытой двери, ни двери вообще, тут уже и высаженное окно сгодится);

– блокировать жилые и нежилые объекты, участки местности лишь при предположении, что на них готовится преступление, либо в случае «необходимости предотвращения угрозы жизни и здоровью граждан»;

– а главное, применять огнестрельное оружие полицейские могут теперь фактически по своему усмотрению – «при совершении действий, дающих основание расценить их как угрозу нападения на сотрудника полиции». При этом ни конкретные действия, ни критерии их оценки не прописаны – хватит простого предположения сотрудника, что вы ему угрожаете.

Закон фактически уничтожает всякую остаточную видимость главенства фундаментальных гражданских прав в России, наделяя полицию безграничными полномочиями под эгидой «совершенствования их практической деятельности». Он призван гарантировать сотрудникам полиции полную безнаказанность за любое насилие в отношении граждан – цинично оправдывая это заботой об их же (нашем с вами!) благе.

Безусловно, нововведения отразятся и на адвокатах, и на адвокатской деятельности. Даже в современных условиях нам непросто противостоять деятельности силовиков. Суды отказываются слушать доводы защиты и, напротив, воспринимают за чистую монету сказанное сотрудниками полиции.

Новый закон предлагает усилить это неравенство и, по сути, легитимизирует применение насилия, одновременно освобождая силовиков от любой ответственности. Узаконенное зло.

Вот почему положение общества и адвокатов только ухудшится.

Я потрясен тем, с какой легкостью, буквально в режиме реального времени, публично и без всякого чувства стыда наше государство выписывает индульгенцию силовикам и расписывается в полном пренебрежении к конституционным правам своих граждан.

Будто происходящего в стране и без нового закона было мало, чтобы формулировка «полицейское государство» выглядела вполне подходящей – достаточно взглянуть на ленту новостей:

– 31 мая в Екатеринбурге росгвардеец застрелил мужчину, укравшего четыре рулона обоев;

– 3 июня Верховный Суд Республики Башкортостан оправдал двух полицейских, обвиняемых в изнасиловании дознавательницы;

– 6 декабря московского полицейского, выстрелившего в 13-летнюю девочку, отправили не в тюрьму, а под домашний арест.

А уже сегодня вице-губернатор Санкт-Петербурга Евгений Елин, объясняя избиение полицейскими посетителей бара Commode на Невском проспекте, заявил, что «полиция – это орган насилия», поэтому «насилие с ее стороны – это обязанность».

В такой ли действительности мы хотим жить и растить детей, друзья?..

Поделиться