Популярные материалы

Николай Кипнис
23 июля 2019 г.
Опасности «двойной защиты»
О Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П
Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности
Лариса Скабелина
8 июля 2019 г.
Эмоциональное выгорание – заболевание профессионалов
Психологическое здоровье адвоката как условие оказания квалифицированной юридической помощи
Сергей Макаров
5 июля 2019 г.
Один в поле – не воин
О единой корпорации адвокатов России – как достижении, которое нужно беречь
Ольга Полетило
4 июля 2019 г.
Формы прямого взаимодействия адвокатов с населением
О бесплатной юридической помощи и информировании о ней жителей Республики Марий Эл
Алексей Иванов
Адвокат АП Тверской области, вице-президент ФСАР

«Гонорар успеха» – это не адвокатский бизнес, а общеправовая необходимость

6 февраля 2019 г.

О легализации «гонорара успеха»



«Получил “гонорар успеха” и теперь могу год не работать», – согласитесь, заманчивая перспектива для любого адвоката. Вообще вопрос вознаграждения адвокатов всегда интересен для обывателя. Бытует мнение, что известные, «успешные» адвокаты получают много и ведут роскошную жизнь. Это вызывает одновременно зависть и уважение. Постараемся снять завесу тайны, выяснив, что такое «гонорар успеха» и позволяет ли он адвокатам удовлетворить свои самые смелые материальные амбиции.

Возможность включения в соглашение о юридической помощи между адвокатом и доверителем условия о выплате дополнительного вознаграждения в случае успешного разрешения дела не является чем-то новым. Такой правовой механизм с разной степенью успеха используется как в российском, так и в зарубежном правопорядках. Так, в США в гражданских делах (за редким, специально обозначенным исключением) «гонорар успеха» считается вполне допустимой формой оплаты труда юриста и широко используется. В Великобритании он также разрешен, за исключением ряда категорий дел, таких, например, как уголовные дела и семейные споры. Следует отметить, что до 1967 г. законодатель к «гонорару успеха» подходил строго и при определенных условиях относил его к уголовному преступлению. Таким образом, государство проявляло свое отношение к искусственной инициации судебных дел финансово заинтересованными юристами.

В отечественном правопорядке «гонорар успеха» тоже имеет свою историю, до настоящего времени, к сожалению, не всегда позитивную, однако имеется тенденция к развитию. Свою лепту внес Конституционный Суд РФ, который в Постановлении от 23 января 2007 г. № 1П достаточно жестко высказался о возможности включения в соглашение условия о «гонораре успеха» и фактически вообще лишил это условие судебной защиты. Несколько смягчили данную правовую позицию два фактора. Во-первых, ссылка в п. 3.4 Постановления, согласно которой «не исключается право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности, в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь». Во-вторых, мнения судей Конституционного Суда РФ Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова.

Если попытаться дать общую характеристику особым мнениям судей, стоит отметить, что ситуация с полным запретом «гонорара успеха» не так однозначна: из содержания Постановления КС можно сделать вывод, что при определенных условиях данный способ вознаграждения вполне допустим. Особенно мне импонирует точка зрения судьи А.Л. Кононова, когда он связывает «гонорар успеха» не с зависимостью размера вознаграждения от будущего судебного решения, а с зависимостью определенного успеха в судебном процессе от качества оказанных правовых услуг, которые, собственно, и вознаграждаются.

Более подробно не буду останавливаться на указанном Постановлении, поскольку его чуть ранее проанализировал исполнительный вице-президент ФПА РФ А.В. Сучков в своем материале «”Гонорар успеха” не противоречит позиции КС». С изложенной им оценкой я полностью согласен. Отмечу лишь, что данное Постановление Конституционного Суда РФ еще при его принятии получило неоднозначную оценку юридического сообщества. Многие эксперты были не согласны с грубым вмешательством в понятие «свободы договора», а также в принцип диспозитивности. Конституционный Суд фактически косвенно декларировал, что деятельность адвоката (юриста), его процессуальные усилия и активность, правильность выработки правовой позиции не имеют для суда никакого значения, суд полностью независим и только в его власти то или иное судебное решение. С подобным подходом к принципу состязательности процесса были не согласны многие, в том числе авторитетные юристы.

В связи с обсуждением законопроекта, включающего норму о допустимости «гонорара успеха», хотелось бы высказать несколько доводов.

1. Внесение в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» нормы (п. 4.1 ст. 25) о том, что «адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными Советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи» вполне допустимо и обоснованно. Данная правовая норма своевременна, отвечает конституционному принципу правосудия, соответствует состоянию действующей правовой системы, стимулирует адвокатов к оказанию качественной и результативной правовой помощи, делает последнюю более доступной для граждан, которые при обычных условиях не могут ввиду сложного материального положения воспользоваться услугами высококвалифицированного юриста, однако готовы впоследствии оплатить гонорар из полученной в результате данной юридической помощи собственной прибыли. Указанная правовая норма не противоречит правовой позиции Конституционного Суда РФ, поскольку она как раз и предусматривает законодательное изменение в данной части.

2. Ряд категорий дел ввиду публично-правовой специфики и этических особенностей (защита от уголовного преследования, брачно-семейные споры, социально значимые споры) не могут предусматривать работу адвоката на условиях «pactum de quota litis» («гонорар успеха»). Перечень данных дел должен быть определен и закреплен соответствующим решением органов адвокатского самоуправления. В связи с указанным разъяснением могут быть внесены соответствующие изменения в ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката в том случае, если такие изменения понадобятся. Важным фактором является то, что для всех адвокатов должно быть понятно и четко определено, по каким делам допустим «гонорар успеха», а по каким – нет.

3. Соглашение об оказании юридической помощи не является в полном смысле договором о возмездном оказании услуг и не регулируется только и исключительно главой 39 Гражданского кодекса. Указанное соглашение содержит элементы договора поручения, других договоров, в сущности является отдельным видом гражданско-правового обязательства. В связи с этим на условие «pactum de quota litis», содержащееся в соглашении об оказании юридической помощи, не распространяется запрет судебной защиты, фактически установленный вышеуказанным Постановлением КС РФ. Таким образом, «гонорар успеха» должен быть судебно защищен со ссылкой на ст. 309, 310 ГК РФ об обязанности исполнения обязательств надлежащим образом и недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства.

И в заключение хотел бы предложить еще несколько тезисов относительно вводимого института. Считаю, что его полезность, прежде всего, будет распространяться не на адвокатов, как это можно было бы предположить в связи с ожидаемыми иллюзорными крупными суммами «успешных» гонораров, а на доверителей. Причем тех, которые ранее не могли себе позволить воспользоваться дорогостоящей юридической помощью. И я не оговорился, действительно дорогостоящей. Убежден, что обращение к опытному, высококвалифицированному юристу не может стоить дешево. Это объясняется просто. У профессионала в любой области (медицины, науки, техники) самое дорогое – это его время. Помочь всем желающим он просто не имеет физической возможности. Он выбирает себе тех клиентов, которые могут оплатить время его работы. Поэтому многие, как правило, малообеспеченные, вынуждены обращаться к специалистам более низкого профиля, некоторые из которых вообще готовы работать по демпинговым ставкам с целью получения хоть какого-то гонорара, опыта и собственной клиентуры. Не всегда, к сожалению, это имеет положительный исход. Таким образом, эксперты востребованы и им не требуется никаких «гонораров успехов». А вот гражданам, лицам, у которых есть сложные юридические вопросы и которым необходимо качественное их решение, такой институт вполне подходит и даже необходим, ведь им важно получить положительный материально-правовой результат даже в том случае, если на первоначальном этапе отсутствуют средства на финансирование судебного процесса. Здесь мне приходит на ум аналогия с кредитованием. Представьте себе, если бы не было института ипотеки, сколько бы граждан не могли решить для себя сложную жилищную проблему.

Таким образом, «гонорар успеха» – это, с моей точки зрения, не про «заоблачные» доходы адвоката, а про качество юридической помощи, материальное стимулирование ее оказания. Самое главное – про ее доступность для доверителей. И в этом смысле предлагаемая к принятию законодательная инициатива не только своевременна, но и социально полезна. «Гонорар успеха» – это не адвокатский бизнес, а общеправовая необходимость.
Поделиться