Популярные материалы

С чистого листа
31 января 2023 г.
Светлана Володина
С чистого листа
В деятельности адвокатуры две составляющие – независимость и профессионализм
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
20 января 2023 г.
Светлана Васильева
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
Обращения наших доверителей в большинстве своем требуют не только юридического, но и человеческого подхода
Работаю не один, а в команде
30 декабря 2022 г.
Максим Хырхырьян
Работаю не один, а в команде
В Комиссии АП Ростовской области по защите прав адвокатов собрались единомышленники, профессиональные и эффективные
«Разъяснение – не индульгенция»
26 декабря 2022 г.
Юрий Пилипенко
«Разъяснение – не индульгенция»
Совет ФПА и КЭС перевели проблему «отказа от защиты» из сферы общего регулирования к индивидуальному применению, которое не исключает ни одной из возможных реакций органов адвокатского самоуправления
Михаил Толчеев
10 декабря 2022 г.
Прописать четкий алгоритм в этической области невозможно
Общественный консенсус представляет адвоката в виде рыцаря без страха и упрека, защищающего доверителя и действующего добросовестно
Генри Резник
Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы

Есть на что обратить внимание

7 ноября 2016 г.

О разъяснениях Пленума ВС РФ относительно судебной практики по уголовным делам о терроризме и экстремизме



3 ноября состоялось заседание Пленума Верховного Суда РФ, на котором было принято постановление «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года № 1 “О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности” и от 28 июня 2011 г. № 11 “О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности”».

Конечно, большинство разъяснений Пленума ВС РФ заслуживают всяческой поддержки, но есть и несколько моментов, на которые хотелось бы обратить внимание.

Во-первых, должен сказать, что ни в Уголовном кодексе, ни в постановлении Пленума не разъясняется такое очень важное, на мой взгляд, понятие, как «призыв», которое содержится, например, в ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и ст. 280.1 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации».

Есть общеупотребительное понятие «призыв», смысл которого в том, что человек зовет людей на осуществление каких-то действий. Но, если, например, предлагается обсудить вопрос, хотят ли жители какой-либо местности (предположим, республики, входящей в состав РФ) оставаться в составе РФ, или создать свое государство, или присоединиться к другому, то, насколько я понимаю, попытка организации такого референдума может определяться как попытка призыва к нарушению государственной целостности. Однако здесь нет призыва в общеупотребительном значении этого слова – речь идет о выяснении настроений жителей определенной местности. Образует ли это действие состав преступления? Пленум ВС РФ должен провести разграничение между «призывами» и выяснением общественного мнения.

Во-вторых, в постановлении есть пункт, где Пленум разъясняет, что рассмотрение судьей уголовного дела в отношении участника экстремистской организации при отсутствии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 и 63 УПК РФ, не препятствует рассмотрению тем же судьей уголовного дела в отношении других участников этой же террористической организации. То есть судья, который рассматривал уголовное дело в отношении одного человека, признанного виновным, может рассматривать дела других участников этой организации. У меня возникают сильные сомнения на этот счет, потому что это не вписывается в требования объективности рассмотрения дела. Ведь многое будет зависеть от позиции первого обвиняемого. Скажем, он признаёт себя виновным и дает изобличающие показания на других членов, говорит, что его в организацию завербовали определенные лица. Те, в свою очередь, ни причастность к этой организации, ни своей вины не признают. Но в первом приговоре, который вынес судья, утверждается противоположное. На мой взгляд, такая ситуация исключает рассмотрение тем же судьей нового уголовного дела.
Поделиться