Популярные материалы

Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации
Ростислав Хмыров
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края

Добиваться расширения полномочий представителя адвокатской палаты

24 марта 2022 г.

Каким образом можно было бы восстановить нарушенное право адвоката


17–18 марта в Кубанском государственном университете прошла Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы судебной, правоохранительной, правозащитной, уголовно-процессуальной деятельности и национальной безопасности», посвященная 50-летию образования кафедры уголовного процесса.

Тема моего выступления – «К вопросу о полномочиях представителя адвокатской палаты в уголовном процессе».

В моем представлении член комиссии по защите прав адвоката (или как я его называю – представитель адвокатской палаты) должен быть наделен полномочиями, позволяющими ему реализовать замысел законодателя, который содержится в ст. 29, 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а именно представлять адвоката и защищать профессиональные права адвоката в уголовном судопроизводстве.

Основная идея, которую я стараюсь донести до научного сообщества, заключается в том, что адвокат-защитник не должен тратить время на обжалование решений и постановлений следователя и суда, нарушающих его профессиональные права, он должен сосредоточиться на защите доверителя. Вопросами восстановления нарушенного профессионального права адвоката должен заниматься представитель адвокатской палаты. На мой взгляд, именно такой механизм мог бы значительно повысить качество оказания квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве.

В своем выступлении я привел пример недопуска полицейским адвоката к своему задержанному доверителю. В связи с чем адвокат обращается в адвокатскую палату для восстановления нарушенного права, а адвокатская палата в рассматриваемом случае не может представлять интересы защитника в уголовном судопроизводстве, поскольку полномочия представителя адвокатской палаты начинаются и заканчиваются ст. 450.1 УПК РФ, которая регламентирует «присутствие» представителя адвокатской палаты лишь в таких следственных действиях, как обыск, осмотр и выемка, производимых в отношении адвоката. Конечно же, адвокатская палата не оставит своего коллегу и направит в помощь члена комиссии по защите профессиональных прав адвокатов, но для суда это будет не представитель адвокатской палаты, а всего лишь такой же адвокат, которого не допустили к доверителю, с теми же полномочиями.

На что один из участников конференции задал мне вполне обоснованный вопрос: разве недопуск сотрудником полиции адвоката к задержанному не образует состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), а если образует, то как региональная адвокатская палата может вмешиваться в компетенцию следователя Следственного комитета, на которого законодатель возложил обязанность проводить проверку в отношении полицейских в порядке ст. 144–145 УПК РФ?

С одной стороны, безусловно адвокатская палата не имеет никакого права подменять собой или своими решениями следователя Следственного комитета, к компетенции которого отнесено расследование преступлений, совершенных, например, сотрудниками полиции.

Но, с другой стороны, я говорю о полномочиях представителя адвокатской палаты, которые могли бы позволить ему восстановить нарушенное право адвоката. Так, если рассмотреть приведенный пример, адвокат-защитник для того, чтобы восстановить нарушенное право, должен обратиться в Следственный комитет с заявлением о совершенном преступлении. Заявление адвоката будет рассмотрено в трехдневный срок, потом его рассмотрение продлят до десяти суток, после – до тридцати суток, а затем, как пример, и вовсе откажут в возбуждении уголовного дела. Все это время задержанный будет лишен права на квалифицированную юридическую помощь посредством выбранного им самим защитника, что безусловно нарушит его конституционные права, такие как право на защиту и право на получение квалифицированной юридической помощи.

Конечно же, адвокат вправе параллельно обжаловать действия следователя в порядке ст. 124–125 УПК РФ. Но все же, на мой взгляд, вопросами обжалования действий и решений должностных лиц и суда, нарушающих профессиональные права адвоката, должна заниматься адвокатская палата.

При наличии у представителя адвокатской палаты полномочий, позволяющих ему полноценно участвовать в уголовном судопроизводстве, с правом обжалования действий и решений должностных лиц и суда в интересах адвоката, в соответствии со ст. 124–125 УПК РФ сроки восстановления профессионального права адвоката могли бы значительно сократиться, ведь срок рассмотрения жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ составляет трое суток, а порядке ст. 125 УПК РФ – пять суток.

Обжалование действий и решений следователя и суда, нарушающих профессиональные права адвоката, именно представителем адвокатской палаты повысило бы, во-первых, качество самого обжалования; во-вторых, сэкономило бы время защитника, и он вместо того, чтобы тратить его на походы в суды для восстановления нарушенного профессионального права, мог бы больше времени уделить защите своих доверителей; в-третьих, такой механизм неминуемо поспособствовал бы улучшению качества юридической помощи.

Из всего вышесказанного можно прийти к выводу, что адвокатскому сообществу необходимо добиваться расширения полномочий представителя адвокатской палаты в уголовном судопроизводстве.

Представитель адвокатской платы должен быть наделен не меньшими полномочиями, чем защитник в уголовном судопроизводстве. В результате статус адвоката возрастет, а профессиональные права адвоката будут нарушаться значительно реже.

В свою очередь такие перемены приведут и к тому, что конституционные права граждан, в том числе на получение квалифицированной юридической помощи и на помощь адвоката в случае задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения в совершении преступления, смогут быть реализованы в полной мере, что повысит уровень доверия населения к власти.

Поделиться