Популярные материалы

Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены
Генри Резник
15 ноября 2021 г.
Дружба непоколебима, истина – не помеха
Возбудить – не значит привлечь
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
10 ноября 2021 г.
Ирина Кривоколеско
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
Недовольство вызывает ограниченный круг лиц – возможных получателей БЮП и вопросов, по которым такая помощь может быть предоставлена
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
10 ноября 2021 г.
Николай Жаров
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
Доверитель должен быть уверен, что, обратившись к любому, пусть и совсем неизвестному, адвокату, он получит надежную профессиональную опору
Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Сергей Краузе
Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга

Дискуссия об обысках у адвокатов

18 декабря 2020 г.

О процессуальном статусе и полномочиях членов комиссий по защите прав адвокатов  


С момента введения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ новой статьи, регулирующей порядок производства обыска в жилых и служебных помещениях адвокатов, прошло более трех лет. На первый взгляд, новая процедура, требующая обязательного вынесения предварительного судебного решения с указанием отыскиваемых предметов, а также участия в обыске члена совета или иного представителя региональной адвокатской палаты, должна была привести к резкому сокращению количества обысков. Так и произошло, но лишь на непродолжительное время.

Сейчас следователи спокойно обращаются в суды, которые легко выносят постановление об обысках, зачастую с нарушением требований закона. На практике это привело к тому, что число незаконных обысков стало расти, приблизившись в Санкт-Петербурге в 2019 и 2020 г. к двум десяткам в год. В связи с этим остро встал вопрос обжалования постановлений, особенно в тех случаях, когда обыском нарушены не просто интересы доверителей отдельного адвоката, а поставлена под угрозу одна из важнейших ценностей нашей корпорации – адвокатская тайна.

Поскольку информацией о проходящих в регионе обысках адвокатов владеют руководители комиссий по защите прав адвокатов, то предложение обсудить с профессиональной аудиторией различные аспекты этой актуальной темы было положительно воспринято коллегами.

8 декабря 2020 г. на платформе Zoom прошла встреча руководителей и активных членов комиссий по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатских палат Санкт-Петербурга (С.В. Краузе, Н.В. Тарасов), Ленинградской (Е.Н. Тонков), Тверской (А.В. Иванов), Калининградской (А.А. Созвариев), Брянской (Т.В. Мельникова) и Ростовской областей (М.А. Хырхырьян), Красноярского края (П.Д. Киреев, В.В. Васин).

Тема дискуссии была обозначена как «Обыски адвокатов. Вопросы участия представителей палат. Проблемы обжалования». Каждый участник встречи получил возможность рассказать о ситуации в регионе. Как выяснилось, число обысков в большинстве регионов не превышает трех в год, но тем не менее проблема является общей. Интересно, что порой обыски проходят не у адвокатов-«резидентов», а у коллег из других региональных палат. В Санкт-Петербурге такие случаи были нередкими, обыскивались даже гостиничные номера, где останавливались приезжие адвокаты. Были отмечены также случаи проведения осмотров в помещениях адвокатов и даже личных досмотров адвокатов.

Различным образом организована работа представителей адвокатской палаты, участвующих в обысках. В Санкт-Петербурге это делает группа полномочных представителей, созданная по инициативе Ю.М. Новолодского, в других регионах этим занимаются члены совета палаты или члены комиссии по защите профессиональных прав. В Ленинградской области представитель определяется лично президентом палаты В.Г. Захаровым, причем заявка должна быть обязательно письменной.

В вопросах обжалования постановлений судов, а также результатов обыска участниками встречи были названы как проблемы, связанные с пробелами в уголовно-процессуальном законодательстве, так и иные, носящие субъективный характер. К первой группе относится неопределенный статус представителя адвокатской палаты, присутствующего при обыске. Суды зачастую отказываются признавать его субъектом, имеющим возможность обжаловать судебные акты и действия следователя. С другой стороны, у адвокатов, подвергшихся обыску, часто возникает желание не обращаться с жалобами в суд. Причинами могут быть тактические соображения, боязнь ухудшить собственное положение, порой даже обычное нежелание участвовать в судебных процессах.

По указанным причинам жалобы представителей адвокатских палат суды подчас оставляют без рассмотрения. Обсуждение показало, что есть два основных выхода из ситуации. Первый вариант сводится к принятию членом КЗППА на себя обязанностей защитника обысканного адвоката, с заключением соответствующего соглашения. Второй предполагает подготовку правового заключения в интересах адвоката и консультативную помощь ему в процессе обжалования. К сожалению, оба эти варианта не являются идеальными для решения проблемы. В первом случае на представителя палаты возлагается функция защитника конкретного лица, что не тождественно защите интересов корпорации. Во втором возможности комиссии сильно ограничены, поскольку суд может отказаться приобщить заключение к рассматриваемым материалам. В одном из самых известных петербургских кейсов, связанным с защитой прав адвокатов, представитель АП Санкт-Петербурга А.В. Пилипенко, получив отказ суда в приобщении заключения КЗППА, попросту зачитала его полностью. Необходимый результат в виде положительного решения суда был достигнут.

Ситуацию могло бы в корне переломить принятие изменений в УПК, позволяющих определить процессуальный статус и полномочия представителя палаты по обжалованию обысков. Соответствующий законопроект был разработан членами КЗППА АП Санкт-Петербурга и после обсуждения направлен в 2019 г. в ФПА РФ, а также в Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

По итогам дискуссии участники встречи договорились о регулярном обмене опытом по всем актуальным вопросам защиты прав адвокатов, в том числе по проблемам незаконных допросов и иным способам воспрепятствования профессиональной деятельности адвокатов.

Поделиться