Популярные материалы

Нвер Гаспарян
10 октября 2019 г.
Адвокат правомерно покинула судебное заседание
Когда судья попыталась заменить ушедшего в отпуск адвоката
Анастасия Степанова
9 октября 2019 г.
Обсуждение резонансных вопросов и обмен опытом
О международной конференции адвокатов в Дагестане
В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов
1 октября 2019 г.
Егор Игнащенко
В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов
Интервью РАПСИ дал и.о. начальника Управления Судебного департамента в г. Москве Егор Игнащенко
Нвер Гаспарян
25 сентября 2019 г.
Вопреки мнению адвоката и доверителя
Реакция на одно из разъяснений АП Санкт-Петербурга для ее полномочных представителей по защите профессиональных прав адвокатов
Татьяна Сустина
25 сентября 2019 г.
Придется обращаться в Конституционный Суд
Необходимы меры ответственности за задержку выплат адвокатам по назначению

Дискуссии

Ольга Руденко
Член Совета ФПА РФ, президент АП Ставропольского края

Деликатная сфера требует адекватного подхода

24 декабря 2018 г.

О критериях дисциплинарного наказания адвокатов



Развернутая дискуссия о критериях дисциплинарного наказания адвокатов заставила задуматься и высказать свое мнение. Не давая оценки высказываниям своих коллег, многие из которых придерживаются противоположных точек зрения, изложу свою позицию по этому вопросу.

Прежде всего хочу отметить, что за 16 лет деятельности АП Ставропольского края ни одно решение Совета о прекращении статуса адвоката не было отменено судом. Считаю это результатом вдумчивого, скрупулезного подхода к оценке каждой сложившейся ситуации.

За последние три года по результату рассмотрения дисциплинарных производств статус адвоката на Ставрополье был прекращен в 21 случае. При этом в 15 случаях основанием для дисциплинарного разбирательства являлись представления вице-президента в связи с долгами и неисполнением решений Совета.

В каждом конкретном случае Совет старался подробно разобраться в причинах возникновения задолженности, мы всегда считали важным выявить действительное отношение адвоката к этой проблеме. Что вовсе не означает, что мы нянчимся со взрослыми состоявшимися людьми. Тем более что адвокатуру, как известно, никто не финансирует извне и жизнь в условиях нехватки средств, увы, стала уже рутинным явлением. Когда налицо фактическая утрата связи с адвокатской палатой – решение Совета всегда было однозначным. Но в то же время мы всегда старались дать адвокату шанс исправить ситуацию. Если, конечно, видели его искреннюю заинтересованность в этом. И такой подход считаю в нашей деятельности ключевым.

Те же принципы, на мой взгляд, должны распространяться и на основания привлечения к дисциплинарной ответственности, непосредственно связанные с адвокатской деятельностью. Вынесение замечаний и предупреждений часто приносит необходимый эффект. Многие действительно провинившиеся наши коллеги принимали меры (если это было возможно) к исправлению сложившейся ситуации, на деле доказывали свое желание добросовестно относиться к своим обязанностям. И сегодня мы вспоминаем их проступки больше как досадное недоразумение.

Но в каждой корпорации, к сожалению, есть свои «антигерои», просто не оставляющие выбора. Коротко расскажу о шести оставшихся случаях лишения статуса наших теперь уже бывших коллег. Один из них вступил в трудовые отношения в качестве работника. Еще до возбуждения дисциплинарного производства ему было предложено привести свою деятельность в соответствие с законом, но мы так и не были услышаны ни до, ни во время рассмотрения дела. Другой не донес в полном объеме до своего доверителя присужденные денежные средства. Вот предательству интересов доверителя, на мой взгляд, действительно нет оправдания, здесь других мнений просто быть не может.

В отношении троих адвокатов были установлены обстоятельства вступления в долговые обязательства с доверителями. При этом последние утверждали о противоправных действиях адвокатов для завладения деньгами. В двух случаях адвокаты осуществляли деятельность без заключения соглашений, не вели адвокатские производства. В одном случае установлено еще и общение адвоката с доверителем в недопустимой грубой манере с использованием ненормативной лексики.

Наконец, еще одному адвокату был прекращен статус в связи с установлением обстоятельств оказания юридической помощи вне рамок адвокатской деятельности. Наш бывший коллега возглавлял общественную организацию, основной целью которой являлось оказание правовой и иной помощи гражданам и юридическим лицам, а также правоохранительным органам в борьбе с преступностью. О последствиях такого шага он был неоднократно предупрежден. Но даже на момент принятия решения Советом адвокат не предоставил сведения о приведении своей деятельности в соответствие с законом.

И все же трудно не согласиться с тем, что перечисленные случаи являются исключением из правил. В октябре в Пятигорске прошли курсы повышения квалификации для членов квалификационных комиссий региональных адвокатских палат, организованные ФПА РФ и АП Ставропольского края. Это масштабное мероприятие собрало около 120 участников – членов квалификационных комиссий и советов, президентов и вице-президентов, адвокатов ряда адвокатских палат субъектов РФ. Тема дисциплинарного производства там обсуждалась достаточно подробно. Выступая перед слушателями курсов, президент ФПА Юрий Пилипенко совершенно справедливо, на мой взгляд, назвал ее «деликатной сферой». И такая сфера требует соответствующего подхода. Считаю, что мы не должны уподобляться управдому из знаменитого фильма, которая утверждала, что человеку нужно верить только в самом крайнем случае.

Полагаю, что обмен опытом между палатами, конечно, необходим. Но в то же время действующая редакция Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также Кодекс профессиональной этики адвоката сегодня дают полный инструментарий адвокатской палате субъекта РФ для адекватного реагирования на нарушения их положений адвокатами. Считаю, что унифицировать, кодифицировать все виды нарушений, а главное – соответствующую реакцию на них – значит, сузить рамки, в которых мы можем действовать на местах с учетом индивидуального подхода к каждой ситуации. По моему мнению, автоматизация наших действий здесь недопустима.

А в связи с прошедшими курсами – у меня есть конкретное предложение: подготовить очно-дистанционный курс для членов квалификационных комиссий и советов адвокатских палат, завершить его очной встречей, на которой участники курса представят свои позиции в ходе рассмотрения дисциплинарного производства от его начала – возбуждения – и до завершения рассмотрения в совете. Рассчитываю, что наш совместный с ФПА РФ опыт по разработке и реализации аналогичных курсов по другим правовым направлениям станет залогом успеха и в этом случае.
Поделиться