Популярные материалы

С чистого листа
31 января 2023 г.
Светлана Володина
С чистого листа
В деятельности адвокатуры две составляющие – независимость и профессионализм
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
20 января 2023 г.
Светлана Васильева
Адвокат зачастую выступает не только как профессиональный советник по правовым вопросам, но и как психолог
Обращения наших доверителей в большинстве своем требуют не только юридического, но и человеческого подхода
Работаю не один, а в команде
30 декабря 2022 г.
Максим Хырхырьян
Работаю не один, а в команде
В Комиссии АП Ростовской области по защите прав адвокатов собрались единомышленники, профессиональные и эффективные
«Разъяснение – не индульгенция»
26 декабря 2022 г.
Юрий Пилипенко
«Разъяснение – не индульгенция»
Совет ФПА и КЭС перевели проблему «отказа от защиты» из сферы общего регулирования к индивидуальному применению, которое не исключает ни одной из возможных реакций органов адвокатского самоуправления
Михаил Толчеев
10 декабря 2022 г.
Прописать четкий алгоритм в этической области невозможно
Общественный консенсус представляет адвоката в виде рыцаря без страха и упрека, защищающего доверителя и действующего добросовестно
Алексей Корябин
Адвокат АП Московской области, КА «Вячеслав Блинов и Партнеры»

Что делать при нарушении прав защитника?

28 ноября 2022 г.

К вопросу о самозащите прав адвокатов


В настоящей статье продолжена тема, затронутая в совместном докладе Федеральной палаты адвокатов РФ и Центра конституционных исследований, о проблемах российских адвокатов. Анализ допускаемых нарушений и рекомендуемых действий адвокатов основывается на статистических данных и результатах опросов коллег, приведенных в нем.

Рассуждая о самом распространенном, как показал опрос, виде нарушений (67,5% случаев) – непредоставлении процессуальных документов, важно дифференцировать, какой статус в уголовном процессе имеет адвокат: защитника обвиняемого или подозреваемого либо представителя иных участников процесса; в какой форме адвокату не предоставляются процессуальные документы: исключается возможность их прочтения либо не разрешается их фотографирование (копирование)?

По общему правилу обвиняемые и потерпевшие (за некоторыми изъятиями) вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования. При этом бесспорно право лиц производить фотографирование (копирование) всех материалов, за исключением «засекреченных». Поскольку ознакомление с делом протоколируется, маловероятно, чтобы материалы в действительности участникам процесса не предоставлялись.

Нередко мы сталкиваемся с ситуацией, когда следователь объявил об окончании следственных действий, ознакомил защитника с графиком ознакомления, а материалы дела в действительности не сформированы. В случае индифферентного отношения защитника к подобному возможно следующее развитие событий: дело будет представлено через несколько недель (месяцев), а еще через несколько дней после реального предоставления материалов следователь возбудит перед судом ходатайство об ограничении срока ознакомления обвиняемого и его защитника с делом в связи с умышленным затягиванием срока ознакомления с делом. Рекомендуемый способ противодействия данным нарушениям: вручение следователю ходатайства о незамедлительном предоставлении возможности ознакомиться с делом, в котором следует подробно указать имеющие место обстоятельства. Повторный визит к следователю – не ранее чем через три дня. Именно в этот срок должно быть рассмотрено ходатайство. В случае, если после второго посещения дело не будет представлено, можно смело обращаться к руководителю следственного органа и к прокурору с жалобой. Во избежание ежедневных пустых мытарств следователю желательно письменно указать, что, когда он будет готов представить для ознакомления дело, ему следует по имеющимся каналам связи сообщить защитнику. При выполнении обозначенного алгоритма действий мало у кого возникнет желание обращаться в суд для введения ограничительных мер. А если оно и появится, то представленные защитой доказательства помогут принять суду решение об отказе в удовлетворении ходатайства.

Относительно предоставления документов на стадии предварительного следствия до его завершения смоделирую ситуацию на примере защитника обвиняемого. Он, наряду с подзащитным, вправе получить копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения, а также некоторых других документов, например, протокола обыска либо постановления о наложении ареста на имущество (если это имело место). За их получение адвокат расписывается, в связи с чем факт непредставления копий документов легко проверяется.

Есть документы, с которыми адвокат вправе знакомиться, однако получение их копий законом прямо не предусмотрено: протоколы допросов с участием доверителя, заключения экспертиз и некоторые другие. В данном случае вопрос разрешения копирования остается на усмотрение лица, в производстве которого находится уголовное дело.

Как я поступаю в подобных ситуациях? Если следователь не разрешает снять копию такого документа, а она крайне необходима – я переписываю документ. В этом ограничить меня никто не может. Если у следователя есть желание тратить несколько часов на эту процедуру – пусть терпит. Пока не перепишу содержание документа – не подпишу протокол. В большинстве случае следователи сдаются и разрешают мне произвести фотографирование.

Существует еще один «дедовский» способ получить документы из уголовного дела – обжалование в суде законности действий и решений следователя. При принятии жалобы судом к производству следователь вынужден представить к судебному заседанию копии некоторых документов для доказывания правомерности своих действий. А вот уже в суде невозможно ограничить адвоката в копировании документов. Кто-то считает подобный способ получения дополнительной информации адвокатом разновидностью «юридического экстремизма», поскольку подача жалобы в суд должна преследовать цель восстановления нарушенного права, а не получение доступа к копиям процессуальных документов. Я так не считаю. Адвокаты и так находятся в разных весовых категориях со следователями, а до состязательного процесса на практике нам еще очень далеко.

Аналогичные принципы можно использовать адвокатам, представляющим интересы иных участников процесса, например, свидетелей.

Остается спорным вопрос о возможности негласного использования диктофона при допросе доверителя на стадии предварительного расследования. Я лично не вижу в этом проблем. Если не разрешается получение копии протокола допроса, расшифровка звукозаписи вполне разрешит эту проблему. В суде, если процесс не закрытый, ограничений на это нет.

Все материалы, поступившие в суд на различных стадиях процесса, доступны для адвокатов, кроме находящихся под грифами секретности. Нарушения соответствующих правил являются так называемыми апелляционными поводами.

Ограничение сроков ознакомления с материалами уголовного дела судами «по надуманным основаниям», согласно результатам опросов, имело место в 55,4% случаев. Постановление суда участники процесса вправе обжаловать в апелляционном порядке. Нет жалобы – неверно говорить о необоснованных мотивах принятия соответствующих решений. Подача апелляционной жалобы не приостанавливает принятое решение. Поэтому важно не дать повода для обращения следователя в суд.

Значительная часть участников опроса (43,3%) сообщили о приглашении адвоката по назначению при наличии у доверителя адвоката по соглашению. Здесь важно различать две ситуации. Первая: добросовестно являющийся на все вызовы следователя и суда адвокат оказался неприглашенным на соответствующее мероприятие либо адвокат не может явиться по уважительной причине в разумный срок, а вместо него обвиняемому навязаны услуги назначенного адвоката. Вторая: адвокат уклоняется от явки по вызовам следователя и суда в течение длительных временных промежутков и последние просто вынуждены назначить обвиняемому защитника. Во втором случае назначение защитника правомерно, в первом – откровенный правовой «беспредел». Правда, когда в определенный момент «потерявшийся» адвокат все же явится к следователю либо в суд, никто не вправе препятствовать его дальнейшей работе, а от навязанного адвоката обвиняемый вправе отказаться. Кроме того, подобные нарушения могут являться основаниями для признания доказательств недопустимыми и повлечь отмену приговора.

В таких случаях адвокату важно минимизировать риски аналогичных нарушений: ему следует заблаговременно подавать ходатайства об отложении следственных действий, судебных заседаний в связи с занятостью в другом процессе либо при наличии иных уважительных причин, а равно ориентировать подзащитного на необходимость отказов от «подставных» защитников. Кроме того, неплохо было бы некоторым коллегам почаще общаться с подзащитными. С ответственных за беззаконие «слуг государев» и назначаемых адвокатов ответственность никто не снимает, но зачастую таким образом нарушаются права тех, кто, мягко говоря, не особо интересуется судьбой доверителей. И еще: я не сторонник подключения адвокатских палат ко всем без разбора нарушениям прав адвокатов, но это именно тот случай, когда подобный инструмент может быть эффективным.

В числе встречающихся нарушений отдельно отметил бы отводы адвокатов. Причем на стадии предварительного расследования подобное случается чаще, чем в судах. Основная причина – конфликт интересов, выражающийся в том, что адвокат защищает нескольких обвиняемых по одному делу, либо ранее он представлял интересы свидетелей, а потом – обвиняемых. Здесь важно помнить «золотое правило»: само по себе представление в рамках одного уголовного дела интересов нескольких участников процесса – не показатель конфликта интересов. Важно, чтобы не противоречили друг другу их позиции по делу. Все остальное – от лукавого. В моей практике неоднократно встречались случаи представления по делу интересов нескольких лиц и суды ни разу не предъявили мне претензии в связи с этим. Следователи четырежды отводили меня от защиты обвиняемых. Все случаи отводов обжаловались в суде, жалобы были удовлетворены.

При выборе адресата подачи жалобы на стадии предварительного расследования я руководствуюсь принципом: без лишнего повода в суд не идти, поскольку, если им будет принято решение об отказе в удовлетворении жалобы, его потом трудно преодолеть иначе как путем апелляционного и кассационного обжалования. В случае неудачи в названных инстанциях сторона обвинения как флагом будет размахивать состоявшимися в ее пользу судебными решениями. Но по вопросам обжалования отводов рекомендую обращаться именно в суд, поскольку в подобных случаях следователи, как правило, согласуют свою позицию с вышестоящими руководителями и прокурорами, что делает обжалование по линии ведомственного контроля и прокурорского надзора пустой тратой времени.

Ориентируясь на собственную практику, отмечу нарушения прав защитников, допускаемые при рассмотрении дел судом по существу. Обвинение представляет доказательства зачастую неторопливо. Нередко заседания откладываются по причине неявок свидетелей обвинения. Защите в таком же темпе предоставлять доказательства не позволят. Часто суд требует выступления защитника в прениях сразу после произнесения речи прокурором без предоставления времени для подготовки контраргументов его доводам. Распространено неоказание стороне защиты содействия в вызове свидетелей, которые могут сообщить важные для дела обстоятельства. Перечисленные действия суда отдельно не обжалуются. Поэтому рекомендую в письменном виде излагать свою позицию в ходатайствах, а в случае отказа в их удовлетворении – ссылаться на них в апелляционных и кассационных жалобах.

В статье ввиду ограниченности объема приведены далеко не все виды нарушений прав адвокатов, поэтому затронутая тема остается открытой. В существующих реалиях адвокатам в целях восстановления нарушенных прав следует активно использовать представленный законом инструментарий. Способ и формы обжалования на стадии предварительного следствия необходимо выбирать, руководствуясь правилом «не навреди», с дальновидностью шахматиста, просматривая действия процессуальных противников на несколько шагов вперед. Важно применение профилактических мероприятий, направленных на недопущение нарушений прав либо минимизацию их последствий. Органы управления адвокатским сообществом следует подключать к разрешению ситуаций, связанных с нарушениями статусных прав адвокатов, а равно в случаях, когда члены корпорации являются соучастниками попрания прав коллег. В некоторых случаях для придания повышенного общественного резонанса к возникающим проблемам целесообразно освещение ситуаций в средствах массовой информации. Смысл в активной и наступательной работе адвокатов есть. Напротив, состояние апатии и пассивности будет только способствовать дальнейшему нарушению прав представителей адвокатского сообщества.

Поделиться