Популярные материалы

Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите
Наталья Басок
14 сентября 2020 г.
Государство формирует у правоохранителей иллюзию полной безнаказанности в своих действиях
Обобщение практики АП Челябинской области, а также адвокатских палат субъектов РФ по защите прав и интересов адвокатов
Сергей Бородин
9 сентября 2020 г.
Положительный эффект от законопроекта Минюста очевиден
О том, как можно уточнить поправки в УК и УПК, чтобы требования закона соблюдались неукоснительно
Анатолий Кучерена
7 сентября 2020 г.
Без права на безнравственность
Адвокаты, ведущие себя аморально, должны подвергаться решительному осуждению
Евгений Семеняко
Первый вице-президент ФПА РФ, президент АП г. Санкт-Петербурга

Бюрократическое усмотрение как норма права

23 декабря 2014 г.

Евгений Семеняко – о соотношении положений Закона об адвокатуре и поправок в ГК


С вступлением в силу поправок в Гражданский кодекс РФ органы юстиции отказываются регистрировать адвокатские образования в нынешнем виде. В Федеральную палату адвокатов поступают тревожные сигналы из регионов: некоторые органы юстиции отказываются регистрировать адвокатские образования по тем основаниям, которые установлены в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре). При этом чиновники утверждают, что руководствуются новациями ГК РФ в части регистрации общественных организаций. Напомню, что с 1 сентября 2014 г. действуют изменения, внесенные в ГК РФ Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее – Закон № 99-ФЗ).

Согласно новой редакции к корпоративным юридическим лицам (корпорациям) отнесены ассоциации (союзы) (п. 1 ст. 65.1), которые входят в число юридических лиц – некоммерческих организаций и включают в себя, в частности, адвокатские палаты (подп. 3 п. 3 ст. 50). При этом в ст. 123.8 ГК РФ, содержащей основные положения об ассоциации (союзе), упоминаются не адвокатские палаты, а объединения адвокатов («В организационно-правовой форме ассоциации (союза) создаются, в частности… профессиональные объединения граждан, не связанные с их участием в трудовых отношениях (объединения адвокатов…)» (п. 1)). Таким образом, ГК РФ распространяет положения об ассоциациях (союзах) и на адвокатские образования.

Вот эта не совсем внятная формулировка и стала основанием для того, чтобы чиновники трактовали законодательство об адвокатуре по своему усмотрению. Поправки вызвали неопределенность в регулировании вопросов, связанных с организационно-правовыми формами региональных адвокатских палат и адвокатских образований, созданием и полномочиями органов адвокатского самоуправления. Речь идет, в частности, о предусмотренном Законом об адвокатуре перечне форм адвокатских образований, о содержащихся в ГК РФ положениях о необходимости устава и единоличном органе управления в ассоциации (союзе).
Если следовать измененным нормам, то ассоциацией можно даже считать адвокатское образование, состоящее из двух человек. Именно такого количества адвокатов по Закону об адвокатуре достаточно, чтобы образовать коллегию адвокатов или адвокатское бюро. Не надо никому объяснять, что два зерна еще не куча. Почему же некоторые правоприменители не видят этот очевидный ляп в принятых изменениях в ГК?
Другой казус: по нормам ГК РФ адвокатскую палату можно ликвидировать как любое юридическое лицо. Но специальный закон предусматривает такую возможность только в определенном случае – при ликвидации субъекта Федерации.

Как преодолеть такую неопределенность?
Следует четко разграничить сферы действия Закона об адвокатуре и Гражданского кодекса на основе принципа приоритета специального закона перед общим.
Как юридические лица адвокатские палаты и адвокатские образования являются участниками частноправовых отношений, поэтому подпадают под действие общих норм Гражданского кодекса. Однако в части их создания и функционирования в качестве организационно-правовых форм для осуществления адвокатского самоуправления и адвокатской деятельности приоритет должен принадлежать специальному закону, регулирующему адвокатуру как независимый от органов государственной власти и местного самоуправления публично-правовой институт, а адвокатскую деятельность – как квалифицированную юридическую помощь, право на получение которой гарантировано каждому Конституцией РФ. К этому нас обязывают и международные нормы права. В договоре о вступлении России в ВТО, который имеет приоритет перед национальными законами, перечислены все формы адвокатских образований, определенные Законом об адвокатуре. Эти формы могут относиться к общей организационно-правовой форме, предусмотренной Гражданским кодексом, как видовые понятия к родовому.

Если правоприменители не примут в расчет и эти аргументы, их действия можно расценить только как воспрепятствование адвокатской деятельности, а значит и закрепленным Конституцией РФ правам на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи. Не пора ли Министерству юстиции РФ обозначить свою позицию в этом вопросе? Тем более что наша позиция – позиция Федеральной палаты адвокатов РФ – ему известна.
Поделиться