Популярные материалы

Важна защита, а не самореклама
15 октября 2020 г.
Игорь Михайлович
Важна защита, а не самореклама
Высококвалифицированные адвокаты, как и прежде, демонстрируют большие достижения
Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите
Наталья Басок
14 сентября 2020 г.
Государство формирует у правоохранителей иллюзию полной безнаказанности в своих действиях
Обобщение практики АП Челябинской области, а также адвокатских палат субъектов РФ по защите прав и интересов адвокатов
Геннадий Шаров
Вице-президент ФПА РФ

Безболезненно выйти из карантина

19 мая 2020 г.

Отклик на коллективное письмо, опубликованное адвокатом Юлием Таем 12 мая


Начало выхода из карантина повлекло публикацию коллективного письма юристов с изложением особого видения этого долгожданного процесса.

Что предлагают коллеги? А ничего. Подписанты принципиально решили не давать никаких детальных советов и предложений, дескать, судебные власти и сами обладают компетенциями, которые позволят им сформулировать оптимальные правила.

Оригинальная позиция. Так о чем же тогда это письмо? Это не донос на коллег по цеху. Теперь сочинение эпистолярного жанра в коллективном исполнении нацелено на судебную систему. Это уже не «сор из избы», а упрек Верховному Суду России в недовыполнении указаний Президента страны.

Письмо и начинается с большой цитаты из выступления Владимира Путина 11 мая, где, в частности, говорилось о том, что главное – безопасность людей, и отмечается, что эпидемиологическая обстановка в регионах разная.

Иными словами, своим обращением, появившимся уже 12 мая, подписанты упрекают судебное ведомство в том, что оно не уделяет должного внимания безопасности участников судебных процессов и не учитывает различие ситуаций в регионах.

В письме они обращают внимание на то, что специфика устройства судов с их пропускным режимом, общением значительного количества людей в крайне ограниченных пространствах, особенности устного и открытого судебного разбирательства «создают все необходимые предпосылки для передачи вируса». Вот так категорично и прямо: специфика устройства российских судов создает все необходимые предпосылки для неизбежного заболевания всех участников процесса.

Далее в письме прогнозируется апокалипсис судебной системы, поскольку в сложившейся ситуации защита судей и участников судопроизводства от вируса «не представляется возможной». «Если судьи массово заразятся, то судебная система не просто приостановит свою работу на неограниченное время… но и вообще возникнет угроза полной блокады … деятельности судебной системы».

Подписанты полагают «неразумным, контрпродуктивным и просто опасным одномоментный переход к обычному порядку рассмотрения дел». Для пущей убедительности неразумность одномоментного перехода к обычному порядку упоминается дважды.

Письмо заканчивается просьбой: для соблюдения конституционных прав на охрану здоровья и на судебную защиту и «в целях единообразного подхода в судах Российской Федерации разработать и принять единый план и механизм поэтапного выхода из режима ограничений, связанных с эпидемией».

На первый взгляд, разумное предложение. Тем более что юристы писали, к тому же с благими намерениями… Но вот беда: «единый план и механизм поэтапного выхода из режима ограничений» – единый для всей страны – невозможен!

Такая уж у нас страна – необъятная и многообразная. И Президент сказал, что необходимо учитывать различие ситуаций в регионах. Да и в самом письме говорится, что в регионах «действуют разные карантинные меры, а эпидемиологическая обстановка принципиально отличается». Не получится единого механизма, а если и пытаться таковой создать – так это долгая история: не одна волна эпидемии пройдет, пока такой единый механизм появится.

В письме приводится еще и такой аргумент: в силу устройства судебной системы «стороны вынуждены посещать различные субъекты Федерации, в которых действуют разные карантинные меры», и далее – «сказанное не позволяет лицам, участвующим в деле, посещать очно судебные заседания, а порой просто добраться до места нахождения судов».

Действительно, некоторые сложности могут возникнуть при перемещении по российским просторам, но эти сложности к середине мая в большинстве регионов практически урегулированы.

Подписанты хотят гарантированного неукоснительного соблюдения санитарно-эпидемиологических требований во всех местах их пребывания. Но как же они полетят по адвокатской нужде на самолетах, если, например, в самолетах нет и не будет дистанцирования пассажиров? А это уже не зона ответственности руководителей Верховного Суда – по этой проблеме придется писать обращение руководству Минтранса.

Указ Президента РФ В.В. Путина от 28 апреля 2020 г. не распространялся на государственные органы, включая суды. Не могут государственные органы не функционировать при пандемии и даже при чрезвычайном или военном положении. А без адвокатуры не может быть правосудия. Подписанты признают, что «паралича» судебной системы не было и в самый жесткий период карантина дела «рассматривались во время пандемии и будут рассматриваться впредь». Так зачем тогда все эти страшилки?

Коллективное письмо явилось реакцией на обращение Генерального директора Судебного департамента при ВС РФ Александра Гусева о том, что с 12 мая «предлагается осуществлять деятельность судов и органов судебного департамента в полном объеме». Текст письма учитывает все, что могло быть учтено в настоящих условиях на федеральном уровне. Его издание вызвано истечением сроков действия Указа Президента РФ от 28 апреля 2020 г. и постановлений президиумов ВС РФ и Совета судей РФ, которыми вводились известные ограничения. В нем говорится о необходимости соблюдения как установленных общих санитарно-эпидемиологических требований, так и требований, учитывающих ситуации в конкретных регионах. И, наконец, письмо не требует невыполнимого, а использует формулу «предлагается».

Оправдало ли обращение А.В. Гусева ожидания тех коллег, которые полагали, что одним актом будет достигнута полная ясность в организации работы судов всех уровней на всей территории страны? Нет, не оправдало. Но оно и не могло их оправдать, поскольку ситуация различается по регионам, по виду судебных инстанций и даже по архитектуре зданий судов и составу судей.

Многое теперь зависит от председателей конкретных судов: как они смогут организовать работу для максимально полного исполнения функций, возложенных на соответствующие суды? Тут был бы полезен опыт других судов, других регионов и даже советы и помощь адвокатов могли бы оказаться не лишними. Ведь четкая и безопасная для здоровья организация судопроизводства в полном объеме – задача общая, причем как судов, так и всех профессиональных участников судопроизводства.

Коллективное письмо опубликовано днем 12 мая, в первый рабочий день после трех выходных. Подписанты еще не знали, как судебная система подготовилась к работе в «полном объеме», но уже заявили о своем неприятии.

В то же время в соцсетях появился видеосюжет с длинной очередью в Мособлсуд, где стоящие в очереди строго соблюдали социальную дистанцию. Хоть и весна, и тепло, но стоять в очереди никому не хочется. Однако это тоже маленький пример организации соблюдения санитарных требований, о котором подписанты еще не успели узнать.

Но ни летать самолетами, ни идти в суды 12 мая подписанты не собирались. Они торопились: а то вдруг не останется оснований для выражения неудовольствия?

Коллективное письмо опубликовал организатор этой акции – управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Валерьевич Тай. Талантливый адвокат, создатель и руководитель успешного адвокатского образования, автор многих публикаций на правовые темы, награжден престижными адвокатскими наградами и прочая, и прочая.

К коллективной форме писем обращаются, как правило, те, у кого нет доверенных представителей, которые были бы призваны представлять и защищать их интересы. Но у адвокатов есть адвокатская палата, одной из основных целей которой является представительство и защита социальных и профессиональных прав и интересов адвокатов, в том числе и в органах государственной власти.

И ведь Юлий Тай сам длительное время возглавлял сначала Совет молодых адвокатов Адвокатской палаты г. Москвы, а с 2015 по 2019 г. был членом Совета столичной палаты. Ему ли не знакомы механизмы взаимодействия адвокатуры с органами судебной власти, тем более с руководителем Верховного Суда государства? Неужели он за четыре года работы в Совете палаты разуверился в дееспособности этого органа самоуправления своей корпорации?

Невозможно объяснить, что заставило Юлия Тая собирать подписи малознакомых, а то и вовсе незнакомых людей, назвавшихся юристами. По его словам, 12 мая до «12 часов в формате скан-копий было собрано более 100 подписей» (хотя в письме фигурирует лишь 79 фамилий), а после опубликования письма якобы «еще около 100 юристов поддержали инициативу».

Досадно, что коллективное обращение инициировано не поднадоевшими адвокатскому сообществу малочисленными активистами-борцами, к писаниям которых сообщество уже привыкло и знает им цену, а уважаемым и преуспевающим коллегой.

Даже если подписантов действительно двести – это капля в море для той ситуации, в которой оказались российские юристы, впрочем, как и все население планеты.

Среди обозначенных в письме подписантов – люди заметные и разные. Например, фигурирует председатель Совета директоров АО «Свердловская киностудия». Есть калининградец, обозначивший себя государственным советником юстиции 1-го класса (но фактически удостоенный не 1-го, а 3-го класса). В подписантах числятся директор ООО, пара кандидатов юридических наук, не указавших профессиональной принадлежности, а о 25 подписантах и вовсе, кроме фамилии, ничего не известно.

Один из подписантов – Андрей Панов, советник Московского офиса международной юридической фирмы «Allen&Overy», известный популяризатор английского дресс-кода в родном отечестве, именующий себя московским адвокатом, но в реестре не состоящий, в комментарии «АГ» сказал: «Проблема в том, что страна большая, судов много, а последовательного и единообразного подхода к выходу из карантина нет». Нелогично: если страна большая и разнообразная и суды соответствующие, то и единообразие невозможно.

Кроме того, он отметил: возобновление работы судов в разгар эпидемии создает угрозы для здоровья всех участников разбирательств, что неприемлемо. Полагаю, советник крупной международной фирмы, чтобы не создавать никаких угроз здоровью, может себе позволить дождаться полного избавления от эпидемии в безопасном месте, но такой подход доступен и приемлем далеко не для всех.

Еще долго можно удивляться, знакомясь с подписантами, но не в этом цель настоящего отклика.

Из отечественных адвокатов, закаленных в судебных ристалищах, оказались в числе подписантов около тридцати человек из 80 тысяч. Некоторые из них назвали себя адвокатами «частной практики», будто могут быть другие. Эпистолярный жанр в коллективном исполнении – все-таки жанр не адвокатский. Тем более, когда письмо подписывается совместно с представителями других направлений юридической практики.

У стороннего наблюдателя может возникнуть мнение, что упаднические настроения подписантов отражают настроение значительного количества адвокатского сообщества. Это не так.

В адвокатских СМИ развернулась дискуссия с обсуждением и письма А.В. Гусева, и коллективного обращения, опубликованного Ю.В. Таем.

Коллеги обращают внимание на недостатки в организации судопроизводства, предлагают способы решения возникающих вопросов, способствующие обеспечению судопроизводства не в ущерб здоровью участников процесса. Одним словом, идет деловой конструктивный диалог, выявляются нарушения в организации работы судов в ряде регионов, на которые активно реагируют адвокатские палаты, помогая адвокатам защитить их права.

Опубликованы различные точки зрения, и мне представляется, что более взвешенной и аргументированной является позиция не коллективных подписантов, а их оппонентов, например, мнения Михаила Толчеева, Олега Баулина, Ирины Кривоколеско, Евгения Забуги, Олега Сударикова и других.

Так, Татьяна Николаева сказала, что ей неизвестны коллеги, которые отказываются ходить в суды из-за страха заболеть. Эдуард Пятахин – то, что суды открылись, не приведет к тому коллапсу, о котором сказано в коллективном письме. Анатолий Телелюхин – человека без маски и перчаток судебный пристав не пропустит в здание суда, поэтому суд можно считать более безопасным местом, чем магазин и общественный транспорт. Владислав Гриб – неразумно и нелогично адвокатам писать подобные открытые обращения с советами о порядке выхода судов из карантина и не хочется, чтобы в дальнейшем подобные советы распространились на прокуратуру и следственные органы.

Цитировать подобные мнения можно долго, и отрадно, что у большинства откликнувшихся коллективное письмо поддержки не вызвало.

Мне знакомы коллеги, которые из-за угрозы возможного заражения туберкулезом в СИЗО отказывались от участия в уголовном судопроизводстве, выбирая гражданско-правовую специализацию.

Коллективным подписантам, если они действительно заботились о всеобщем благе, может быть, и стоило бы выразить благодарность, но подавляющее большинство коллег такой заботе не рады. Если кто-то всерьез опасается за свое здоровье, может быть, следует подумать об отказе от участия в судопроизводстве и поискать себя в других сферах юриспруденции?

Любая болезнь, тем более инфекционная, да еще и приобретшая признаки пандемии, первым делом нападает на пессимистов, на пребывающих в депрессии и унынии.

Совсем недавно появилась полезная публикация о том, что выход из самоизоляции неминуемо приведет к всплеску фобий. Заслуженный врач РФ прогнозирует, что после снятия карантина части населения для возвращения к нормальной жизни потребуется помощь психологов и психотерапевтов.

Коронавирус, как говорят знающие люди, это не временно, это надолго. Хочется пожелать коллегам крепкого здоровья.

Поделиться