Популярные материалы

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»
Адвокатура должна беречь себя
25 февраля 2020 г.
Борис Золотухин
Адвокатура должна беречь себя
Героем девятого выпуска «Тараборщины» стал адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин
Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг
Ирина Оникиенко
Член АП г. Санкт Петербурга

Без изменений нет развития

16 августа 2017 г.

О реформе юридической профессии и монополии адвокатов  



Пожалуй, за последние три года тема адвокатской монополии – одна из самых обсуждаемых среди юристов. Прежде всего скажу, что слово «монополия» в отношении обсуждаемой реформы мне не нравится, тем более что она не отражает действительности.

К сожалению, надо признать, что идея реформы юридического рынка продемонстрировала, насколько этот наш рынок разделен. Российский юридический рынок состоит из адвокатов, консультантов, работающих в российских и международных консалтинговых компаниях, так называемых бизнес-юристов, инхаузов, юристов, работающих в различных НКО, правозащитников, юристов-чиновников, юристов, работающих в судебной системе и правоохранительных органах, а также фрилансеров, работающих на себя.

Согласно обсуждаемой не первый год Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи (далее – Концепция) реформа должна коснуться далеко не всех перечисленных категорий юристов, а в первую очередь адвокатов, бизнес-юристов и фрилансеров (ИП и просто юристы-одиночки).

Неудивительно, что наиболее острые противоречия, а порой и непринятие друг друга мы видим именно между адвокатами и бизнес-юристами, – они основные участники реформы.

Я не ставлю перед собой целью сделать глубокий исторический анализ вопроса, когда и в какой момент адвокатов и неадвокатов так «разделило». Я лишь высказываю свою точку зрения в нескольких тезисах.

В Советском Союзе адвокатура была не просто единственным профессиональным объединением юристов, но и достаточно при этом закрытым институтом – в силу существовавших лимитов на адвокатов для каждого города и региона. По существу, никакой конкуренции не было. В постсоветский период в Россию хлынули международные консалтинговые компании, которые демонстрировали профессию на совершенно другом уровне. Стали создаваться российские юридические компании, ориентированные на бизнес так же, как и их иностранные коллеги. За 35 лет в России сформирован рынок юридических бизнес-услуг, по уровню не уступающий международным компаниям.

В адвокатуре все это время тоже шли изменения, однако они не были такими грандиозными. Все это время адвокатура традиционно решала свои каждодневные задачи по защите прав граждан и в значительно меньшей степени была вовлечена в работу на бизнес.

Когда начали обсуждать Концепцию, стало очевидно, что выросло поколение юристов, которые понятия не имеют, что такое адвокатура, не видят в ней ценности. Со своей стороны, адвокатура не готова признавать, что бизнес-юристы обладают не меньшей квалификацией, зачастую они лучше организованы и уж точно более динамичны и лучше встроены в рынок.

Без изменений адвокатура не будет развиваться и не станет привлекательной для коллег. Более того, изменения назрели в адвокатуре и без Концепции.

Мне кажется, что изменения начались. В последнее время Федеральная палата адвокатов РФ ведет огромную работу, направленную на визуализацию адвокатуры, внедрение единообразия оказания услуг. Внимание уделяется введению стандартов работы адвокатов и контролю за их соблюдением. Эти меры должны повысить требования к адвокатам, что, с одной стороны, позволит избавиться от случайных людей, а с другой – привлечь в ряды адвокатов ответственных профессионалов.

Одновременно идет диалог с коллегами-неадвокатами. За последние годы прошло большое количество обсуждений различными составами и на разных уровнях. Как участник этих обсуждений могу сказать, что диалог идет, мы находим понимание друг с другом, противоречия постепенно сглаживаются. Да, вокруг решений ФПА РФ много споров, и не только за пределами адвокатуры, но и внутри сообщества. Это нестрашно. Адвокатура – живой организм, и любые изменения даются нелегко, особенно принимая во внимание, что адвокатура – это федеральная структура, объединяющая более 70 тысяч юристов.

И последнее: я считаю, что российская адвокатура – это общественное достояние! Это единственный независимый самоуправляемый институт в стране, обладающий уникальным вековым опытом защиты прав граждан и юридических лиц. От многих из нас зависит, как будет развиваться этот институт и как будут защищаться права наших граждан. Без сильной независимой адвокатуры о правах граждан можно забыть, чего мы не можем себе позволить.
Поделиться