Популярные материалы

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Нарушения прав адвокатов были всегда
4 апреля 2022 г.
Генри Резник
Нарушения прав адвокатов были всегда
Ряду системных нарушений поставлен заслон, но резко возросли затруднения и прямые препятствия для доступа адвокатов к подзащитным
Олег Смирнов
31 марта 2022 г.
Адвокаты непременно откликнутся на человеческую беду
Проблема оказания правовой помощи беженцам стала очень острой

Дискуссии

Татьяна Бутовченко
Член Совета ФПА РФ, президент ПА Самарской области

Бесплатный адвокат – хуже прокурора

10 марта 2015 г.

В заголовок вынесена невыдуманная фраза – это выдержка из реальной жалобы на действия адвоката.



Претензии доверителей на пассивную «защиту», когда адвокат участвует в деле по назначению следствия, дознания или суда, составляют половину всех обращений в Квалификационную комиссию.
Субъектный состав участников дисциплинарных производств делится по принципу: «платный» и «бесплатный» адвокат. На адвокатов, участвующих в делах по соглашению, жалуются меньше, хотя, возможно, обстоятельства, побудившие к обращению в палату, как бы это выразиться помягче, более финансово-интригующи.
Основные претензии заявителей сводятся к тому, что адвокат пассивно присутствует при проведении следственных действий, ставит подписи в протоколах, делая тем самым их допустимыми доказательствами. Коллега, вступающий в дело по соглашению после своего горе-предшественника, безуспешно пытается исправить ситуацию.
Часть жалоб на некачественную помощь по назначению подается именно с целью признания ранее полученных доказательств недопустимыми. К сожалению, я не знаю ни одного случая достижения успеха в избранной тактике защиты, даже если документально установлено, что адвокат вступил в дело по личной просьбе следователя в нарушение установленного порядка, что легко проверяется при компьютерном распределении требований через Центр субсидированной юридической помощи адвокатской палаты. Был случай в дисциплинарной практике ПАСО, когда наказали адвоката, принявшую участие в допросе задержанного в помещении ФСБ в три часа ночи и объяснявшую, что оказалась она там случайно. Признать доказательство недопустимым защитнику не удалось. Полагаю, что налицо явная коллизия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который отнес к компетенции совета адвокатской палаты установление порядка участия адвокатов в делах по назначению, и уголовно-процессуального законодательства, не установившего последствия нарушения установленного порядка.
В палатах, где работа по назначению является обременением, «бесплатным» адвокатам доплачивают за счет тех, кто обеспечен работой по соглашениям. В других регионах исключение из cписка лиц, допущенных к работе по ст. 50 УПК, считается более грозным последствием, чем само дисциплинарное наказание, но ситуация с качеством практически одинакова, в чем я абсолютно уверена.
Доводы представителей адвокатского сообщества сводятся к следующему: платите достойно, и качество будет соответствующим. Решением Совета ПАСО установлен особый порядок допуска адвокатов к участию в работе по назначению по основаниям ст. 50 УПК РФ и ст. 50 ГПК РФ: по личному заявлению в список включаются адвокаты, не имеющие дисциплинарных взысканий, повышающие квалификацию и готовые подвергнуться системным проверкам качества выполненной работы. Никакого принуждения: не нравятся тарифы – не работайте, согласились – работайте, как следует.
Кто-то, возможно, прибегнет к доводам о нарушении проверкой адвокатской тайны. Наша позиция сводится к следующему: единственная тайна в данном случае состоит в том, что адвокат по делу ничего не делал и эту тайну мы раскроем. Доводы не желающих подчиниться решению Совета проверил суд, указав, что проверяющие – члены Совета и Квалификационной комиссии – гарантируют сохранение в тайне сведений, содержащихся в досье, цель проверки – реализация права на квалифицированную юридическую помощь и контроль органов адвокатского самоуправления за эффективным расходованием бюджетных средств.
Кстати, компьютерное распределение дел по назначению в Самаре введено по результатам поездки в Нидерланды. За один час работы голландским адвокатам платят 149 евро, а вот качество этой работы проверяют сотрудники специально созданного государственного учреждения, которые самым тщательным образом изучают материалы досье, составленные адвокатами документы, так что выводы делайте сами…

Поделиться