Популярные материалы

Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите
Наталья Басок
14 сентября 2020 г.
Государство формирует у правоохранителей иллюзию полной безнаказанности в своих действиях
Обобщение практики АП Челябинской области, а также адвокатских палат субъектов РФ по защите прав и интересов адвокатов
Сергей Бородин
9 сентября 2020 г.
Положительный эффект от законопроекта Минюста очевиден
О том, как можно уточнить поправки в УК и УПК, чтобы требования закона соблюдались неукоснительно

Дискуссии

Татьяна Бутовченко
Президент ПА Самарской области, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам

Бесплатный адвокат – хуже прокурора

10 марта 2015 г.

В заголовок вынесена невыдуманная фраза – это выдержка из реальной жалобы на действия адвоката.



Претензии доверителей на пассивную «защиту», когда адвокат участвует в деле по назначению следствия, дознания или суда, составляют половину всех обращений в Квалификационную комиссию.
Субъектный состав участников дисциплинарных производств делится по принципу: «платный» и «бесплатный» адвокат. На адвокатов, участвующих в делах по соглашению, жалуются меньше, хотя, возможно, обстоятельства, побудившие к обращению в палату, как бы это выразиться помягче, более финансово-интригующи.
Основные претензии заявителей сводятся к тому, что адвокат пассивно присутствует при проведении следственных действий, ставит подписи в протоколах, делая тем самым их допустимыми доказательствами. Коллега, вступающий в дело по соглашению после своего горе-предшественника, безуспешно пытается исправить ситуацию.
Часть жалоб на некачественную помощь по назначению подается именно с целью признания ранее полученных доказательств недопустимыми. К сожалению, я не знаю ни одного случая достижения успеха в избранной тактике защиты, даже если документально установлено, что адвокат вступил в дело по личной просьбе следователя в нарушение установленного порядка, что легко проверяется при компьютерном распределении требований через Центр субсидированной юридической помощи адвокатской палаты. Был случай в дисциплинарной практике ПАСО, когда наказали адвоката, принявшую участие в допросе задержанного в помещении ФСБ в три часа ночи и объяснявшую, что оказалась она там случайно. Признать доказательство недопустимым защитнику не удалось. Полагаю, что налицо явная коллизия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который отнес к компетенции совета адвокатской палаты установление порядка участия адвокатов в делах по назначению, и уголовно-процессуального законодательства, не установившего последствия нарушения установленного порядка.
В палатах, где работа по назначению является обременением, «бесплатным» адвокатам доплачивают за счет тех, кто обеспечен работой по соглашениям. В других регионах исключение из cписка лиц, допущенных к работе по ст. 50 УПК, считается более грозным последствием, чем само дисциплинарное наказание, но ситуация с качеством практически одинакова, в чем я абсолютно уверена.
Доводы представителей адвокатского сообщества сводятся к следующему: платите достойно, и качество будет соответствующим. Решением Совета ПАСО установлен особый порядок допуска адвокатов к участию в работе по назначению по основаниям ст. 50 УПК РФ и ст. 50 ГПК РФ: по личному заявлению в список включаются адвокаты, не имеющие дисциплинарных взысканий, повышающие квалификацию и готовые подвергнуться системным проверкам качества выполненной работы. Никакого принуждения: не нравятся тарифы – не работайте, согласились – работайте, как следует.
Кто-то, возможно, прибегнет к доводам о нарушении проверкой адвокатской тайны. Наша позиция сводится к следующему: единственная тайна в данном случае состоит в том, что адвокат по делу ничего не делал и эту тайну мы раскроем. Доводы не желающих подчиниться решению Совета проверил суд, указав, что проверяющие – члены Совета и Квалификационной комиссии – гарантируют сохранение в тайне сведений, содержащихся в досье, цель проверки – реализация права на квалифицированную юридическую помощь и контроль органов адвокатского самоуправления за эффективным расходованием бюджетных средств.
Кстати, компьютерное распределение дел по назначению в Самаре введено по результатам поездки в Нидерланды. За один час работы голландским адвокатам платят 149 евро, а вот качество этой работы проверяют сотрудники специально созданного государственного учреждения, которые самым тщательным образом изучают материалы досье, составленные адвокатами документы, так что выводы делайте сами…

Поделиться