Популярные материалы

Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
21 июня 2024 г.
Сергей Насонов
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
Собирание материалов об адвокатуре из профессионального увлечения переросло в коллекционирование
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, доцент МГЮА, к.ю.н.

Адвокатский запрос – по Стандарту

2 июня 2023 г.

Применение статусного права на получение информации в рамках оказания правовой помощи детализировано



плашка.jpg

Принятие XI Всероссийским съездом адвокатов России 20 апреля с. г. Стандарта подготовки и направления адвокатских запросов имеет очень важное значение для адвокатской практики.

Этот Стандарт не настолько обсуждаем, как Стандарт осуществления защиты в уголовном судопроизводстве или Стандарт оказания адвокатом бесплатной юридической помощи в рамках государственной системы БЮП, которые находятся на передовой линии нашей профессиональной деятельности. Однако по существу он так же значим, как два указанных Стандарта, поскольку связан с применением важнейшего статусного права – права на получение информации, необходимой для доказывания позиции в пользу доверителя, с помощью адвокатских запросов.

Не касаясь подробно истории этого статусного права, отмечу лишь, что его современное положение заслуживает внимания. Со времен СССР адвокатский запрос был важным инструментом по сбору доказательств при оказании помощи доверителям (тогда еще – клиентам), и именно поэтому он был упомянут среди иных статусных прав в первой же редакции Закона об адвокатуре (подп. 3 п. 3 ст. 6).

В 2016 г. государство внесло решительный вклад в совершенствование регулирования порядка применения этого статусного права посредством следующих законодательных новелл:

  • принятия поправок в Закон об адвокатуре, в результате чего нормы новой ст. 6.1 были направлены на более подробное регулирование порядка адвокатского запроса;
  • принятия новой редакции ст. 5.39 КоАП РФ, предусматривающей ответственность адресатов адвокатских запросов за их игнорирование;
  • издания Министерством юстиции РФ специального приказа1, установившего требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее – Приказ № 288).

Таким образом, со стороны государства был предусмотрен комплекс правил, обязательных для соблюдения адвокатами, направляющими адвокатские запросы (в Законе об адвокатуре и Приказе № 288); более развернуто определена обязанность адресатов запросов отвечать на них и установлена ответственность за нарушение этой обязанности (в Законе об адвокатуре и КоАП). Подобным образом государство весьма взвешенно усовершенствовало нормативно-правовое регулирование порядка применения данного статусного права.

Однако за минувший шестилетний период выявилась необходимость усовершенствовать порядок подготовки и направления адвокатских запросов, а также получения и представления ответов на них. Законодательное регулирование априори носит общий характер и по определению не может детально регламентировать процесс реализации этого статусного права. Однако практика его применения выявила многие аспекты, которые, во-первых, по-разному трактуются адвокатами, а, во-вторых, вызывают отрицательную реакцию как органов адвокатского сообщества, так и органов государственной власти, включая Минюст.

Анализ опубликованной дисциплинарной практики АП Московской области и АП г. Москвы по этой проблеме, подробный обзор которой я представил на секции кафедры адвокатуры Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) в рамках Кутафинских чтений в ноябре 2022 г., выявил следующие яркие примеры направления адвокатских запросов с нарушением сути их применения:

  • запрос другому адвокату с требованием представить отчет о его деятельности по оказанию юридической помощи доверителю (умершему родственнику доверителя адвоката, направившего запрос);
  • запрос по месту работы гражданки о наличии у нее венерических заболеваний, которыми она заразила иных граждан, и требование ее увольнения;
  • запрос в кадетский корпус МЧС в отношении одного из учащихся с просьбой предоставить его характеристику и сведения о спортивной подготовке с указанием в запросе не соответствующей действительности информации о покушении несовершеннолетним Д. на убийство З. и его жены;
  • запрос с требованием совершения определенных действий (обеспечить доверителю адвоката доступ к квартирам, передать ключи от принадлежавших ему квартир, составить опись имущества).

Подобные примеры имелись и в дисциплинарной практике адвокатских палат других регионов.

Стало очевидно, что восприятие адвокатского запроса как инструмента по сбору доказательств для оказания квалифицированной юридической помощи доверителю, как следует из норм Закона об адвокатуре, в адвокатском сообществе не единообразно. Кроме того, допускались злоупотребления некоторыми адвокатами этим статусным правом, укрепленным к тому времени, как указывалось, возможностью привлечения адресатов адвокатских запросов к ответственности в случае неисполнения обязанности по ответу на запрос.

Такое положение, сложившееся по состоянию на 2022 г., требовало особого реагирования.

Отмечу, что в сложившейся ситуации исключительно важно было урегулировать необходимые аспекты корпоративными актами адвокатского сообщества. Таковым стал Стандарт подготовки и направления адвокатских запросов, принятый XI Всероссийским съездом адвокатов.

Стандарт состоит из преамбулы и трех разделов:

  • общие положения об адвокатском запросе;
  • подготовка и направление адвокатского запроса;
  • получение ответа на адвокатский запрос.

Одним из важнейших аспектов, включенных в Стандарт, является впервые сформулированное в п. 1 определение адвокатского запроса как направляемого адвокатом в органы государственной власти и местного самоуправления, а также общественные объединения и иные организации (далее – адресаты адвокатских запросов) официального обращения по входящим в их компетенцию вопросам о предоставлении информации (документов и сведений), необходимой для оказания квалифицированной юридической помощи. Данная дефиниция основана строго на норме Закона об адвокатуре, но все же в самом Законе в сформулированном виде отсутствует.

Необходимо отметить, что право на получение информации с помощью адвокатских запросов относится к числу статусных прав, предоставляемых адвокату как законодательством об адвокатуре (п. 3 ст. 6 и ст. 6.1 Закона), так и уголовно-процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 86 УПК РФ), чтобы адвокат, оказывая квалифицированную юридическую помощь, мог самостоятельно собирать доказательства для обоснования позиции, разработанной и сформулированной им в интересах доверителя.

В связи с этим право на получение информации с помощью адвокатского запроса является по правовой природе публичным полномочием, гарантированным государственно-властным принуждением – публичной ответственностью за неисполнение адресатами адвокатских запросов обязанности по предоставлению ответа на них.

При этом адвокатский запрос выступает материальным механизмом, обеспечивающим реализацию конституционно значимой функции по оказанию юридической помощи, и является одним из инструментов для оказания квалифицированной юридической помощи в соответствии с подп. 2 п. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре.

Данное полномочие предоставлено лицам, имеющим статус адвоката, исключительно с целью получения информации, носящей строго доказательственный характер, – то есть сбора уже имеющихся у адресата запроса конкретно определенных сведений, совокупность которых позволит обосновывать позицию в интересах доверителя по вопросам, входящим в компетенцию адресата.

Таким образом, направление адвокатского запроса может осуществляться только в целях сбора доказательств, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи, – то есть только для истребования необходимых для доказывания позиции в интересах доверителя конкретно определяемых документов и фактических сведений, предоставление которых находится в пределах компетенции адресатов запросов.

Соответственно, самыми важными положениями Стандарта, приводящими практику применения рассматриваемого статусного права в соответствие с нормами Закона об адвокатуре, являются п. 2 и 3.

Так, в п. 2 установлены принципиальные моменты, подлежащие непременному соблюдению каждым адвокатом при реализации этого права:

  • адвокат вправе направлять адвокатский запрос только в рамках оказания квалифицированной юридической помощи;
  • адвокат может направлять адвокатский запрос при оказании любых видов квалифицированной юридической помощи.

Эти положения важны во взаимосвязи, поскольку истребование адвокатом каких-либо сведений и документов с помощью адвокатского запроса возможно исключительно в рамках оказания правовой помощи доверителю на основании соглашения, но при этом направление адвокатских запросов возможно при оказании любых видов юридической помощи, предусмотренных п. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре. В частности, возможно направление адвокатских запросов при оказании доверителю консультационной помощи.

Пункт 3 Стандарта содержит ограничения, которые адвокат обязан соблюдать при подготовке и направлении запроса:

  • адвокат не должен направлять адвокатский запрос с иными целями, кроме получения информации, необходимой для оказания квалифицированной юридической помощи;
  • адвокат не должен указывать направление адвокатского запроса (запросов) в качестве самостоятельного предмета соглашения об оказании юридической помощи;
  • адвокат не должен направлять адвокатский запрос в органы адвокатского самоуправления (органы Федеральной палаты адвокатов РФ и адвокатских палат субъектов Федерации) для сообщения или получения какой-либо информации, связанной с организацией или осуществлением адвокатской деятельности, за исключением информации, необходимой для оказания квалифицированной юридической помощи;
  • с учетом требований п. 1 ст. 10 КПЭА адвокат не должен направлять адвокатские запросы в незаконных или безнравственных целях.

В связи с этим недопустимо осуществление адвокатами таких действий, как:

  • направление адвокатского запроса в интересах доверителя, но вне пределов оказания ему адвокатом квалифицированной юридической помощи;
  • требование отдельной оплаты доверителем формулирования, подготовки и направления адвокатского запроса;
  • оформление и направление адвокатского запроса в интересах каких-либо третьих лиц, кроме доверителя (в том числе в интересах лиц, оказывающих услуги юридического и фактического характера);
  • запрашивание с помощью адвокатского запроса мнения адресата запроса по каким-либо вопросам (правового или неправового характера), включая просьбы о разъяснении правовых норм, представление позиции по вопросам правового характера;
  • запрашивание с помощью адвокатского запроса толкования адресатом запроса правовых норм;
  • направление адвокатского запроса с целью явного или скрытого обжалования решений уполномоченных органов (организаций) и должностных лиц, для которого предусмотрен специальный порядок обжалования.

В заключение добавлю, что исключительно важно правильное восприятие адвокатами положений Стандарта, чтобы мы применяли рассматриваемое статусное право в полном соответствии теперь уже с совокупностью и законодательных, и корпоративных норм. Это тем более ценно, что урегулирование порядка подготовки и направления адвокатских запросов совокупностью норм и законодательного, и корпоративного уровня само по себе расширяет возможности адвокатов по применению этого статусного права на получение необходимой информации, что может сделать нашу профессиональную деятельность еще более эффективной и, соответственно, – более успешной.


1 Приказ Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса» (с изменениями и дополнениями).

Поделиться