Популярные материалы

Евгений Панин
16 июня 2021 г.
Все пути ведут в Ялту
О предстоящем Третьем Всероссийском конгрессе молодых адвокатов
Любовь Черникова
15 июня 2021 г.
Точка как знак агрессии и другие тонкости
О семинаре «Современный деловой этикет для юристов»
Нвер Гаспарян
2 июня 2021 г.
Полезный смартфон
Ограничения прав адвокатов могут затронуть интересы каждого гражданина
Николай Жаров
28 мая 2021 г.
Зона, свободная от смартфонов и кофе
О попытке запретить адвокатам проносить в исправительные учреждения технические средства связи
Алексей Иванов
27 мая 2021 г.
«Охота» на адвоката
О методах выдавливания из профессии и как им противостоять
Юрий Зиновьев
Вице-президент Адвокатской палаты Костромской области

Адвокат уходит… по-английски

12 мая 2021 г.

Провинциальные хроники с подоплекой дисциплинарных разбирательств


История этого дисциплинарного производства в АП Костромской области началась 20 августа 2020 г. c информации судьи областного суда К. по апелляционному делу об УДО одной из осужденных, защиту которой по назначению осуществлял адвокат Ш. Судья указала, что адвокат вовремя прибыл в суд и дожидался там начала заседания (поскольку возникли технические проблемы с видео-конференц-связью, да и других дел на то же время – десять часов утра – оказалось назначенным «большое количество»). Однако, когда «руки» у суда до дела дошли, выяснилось, что адвокат уже покинул здание суда и возвращаться туда в этот день не намерен, поскольку «устал ждать».

Двадцать пятого августа на предложение президента палаты дать объяснения по существу ситуации адвокат Ш. отреагировал кратким ответом, что судья сама «затянула начало судебного процесса на три часа», не уведомила его «о переносе дела на более позднее время…», и приложил копию жалобы на имя председателя областного суда о пренебрежительном и «барском» отношении судьи К., поставившем его (длительным ожиданием и несообщением причин задержки) в унизительное состояние, мешающее сосредоточиться на выполнении своих обязанностей.

Четвертого сентября президент палаты возбудил дисциплинарное производство в отношении адвоката Ш., поскольку обращение судьи в силу подп. 4 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката является одним из поводов для такого решения.

Пятнадцатого сентября после передачи дисциплинарного дела в Квалификационную комиссию адвокат Ш. представил туда новый документ – медсправку об обращении к врачу после ухода из суда (ранее им нигде не упоминаемую). С этого же времени доводы Ш. дополнены заявлениями о том, что действия судьи К. привели к ухудшению состояния его здоровья. А в жалобе на имя председателя Верховного Суда РФ адвокат потребовал наведения порядка в рассмотрении уголовных дел Костромским областным судом и недопущения случаев, когда большое количество дел назначаются на одно и то же время при том, что их одновременное рассмотрение заведомо начаться не может. Ни один из ответов председателей судов на вышеуказанные жалобы Ш. в Адвокатскую палату не представил.

Двадцать третьего октября Квалификационная комиссия, рассмотрев дисциплинарное производство, не усмотрела в действиях адвоката Ш. нарушений, посчитав его обязанности перед доверителем и Адвокатской палатой надлежаще исполненными. В основу вывода положена совокупность изученных комиссией доказательств, в том числе об отсутствии претензий у доверителя по несостоявшемуся заседанию, сведения о возрасте адвоката, о длительном нахождении его в здании суда в медицинской маске, об ухудшении состояния его здоровья, согласно медсправке. Полагаю, что эти же сугубо индивидуальные для данной ситуации детали позволили комиссии большинством голосов сделать выбор в пользу адвоката Ш. и при ответах на другие возникшие вопросы – почему сам адвокат не предпринял мер к получению информации по процессу у сотрудников суда, не проинформировал их своевременно о своем неблагополучном состоянии и уходе, не написал ходатайства об отложении заседания и пр. Проще говоря, на вопрос о виновности адвоката комиссией был дан отрицательный ответ, даже в условиях, когда заявитель (судья) поясняла, что о проблемах со здоровьем ни до ухода из суда, ни после этого (при общении в тот же день по телефону) адвокат Ш. не заявлял.

Наряду с вопросом относительно адвоката, Квалификационная комиссия отметила в своем решении и выявившуюся проблему, что в Костромском областном суде уголовные дела назначаются на одно и то же время – десять часов утра, т.е. изначально сознательно допускается задержка процессов, затрагивающая интересы значительного числа участников. Констатируя, что адвокаты должны проявлять в судах выдержку, понимание, терпение и сохранять собственное достоинство, комиссия указала и на необходимость соответствующего поведения со стороны работников суда (сообщения ими причин задержек), отсутствие которого, по мнению комиссии, свидетельствует о неуважении к адвокату.

Тридцатого ноября Совет Адвокатской палаты согласился с заключением Квалификационной комиссии о том, что в действиях адвоката Ш. не имелось нарушений и что презумпция его добросовестности надлежаще не опровергнута. Одновременно Совет решил, что имеющиеся в заключении выводы в отношении судьи, фактически сводящиеся к ее обвинению в неуважительном отношении к адвокату, являются неуместными и недопустимыми, вопрос о неуважительном отношении заявителем не ставился, соответственно, выводы по этим вопросам выходят за пределы компетенции и полномочий самой Квалификационной комиссии. Этому же выводу способствовало и то, что сведений о результатах рассмотрения тех же претензий (высказанных как минимум в двух жалобах самим адвокатом Ш.) последний так и не представил.

Вот, пожалуй, и вся суть дела, которое могло уйти в прошлое также не попрощавшись…, если бы не позиция адвоката Ш., увидевшего в ноябрьском решении Совета нежелание поддержать его как адвоката в противостоянии с судом и своеобразную капитуляцию перед судьей К. в сравнении с предыдущим заключением Квалификационной комиссии… Это мнение нашло дополнительных сторонников среди адвокатов, ситуация начала обрастать домыслами и небылицами. Как часто бывает, впоследствии многие уже и не помнят, с чего точно все началось.

С учетом непреходящего уже полгода интереса Совет опубликовал свое решение на сайте палаты для всеобщего ознакомления. В настоящее время одной из коллегий инициированы требования к Совету дать конкретные разъяснения о том, как вести себя адвокатам в случаях задержки судебных заседаний. Так, что полностью история еще не завершена…

Справедливости ради хочу отметить, что позитивные для адвокатов итоги ситуация с адвокатом Ш. имела, и областной суд уже внес коррективы в свое расписание и назначает заседания по уголовным делам на разное время (вместо прежних десяти утра). Вполне допускаю, что этому способствовали жалобы самого Ш., и это весьма отрадно…

Не вижу в этой ситуации никакого противостояния адвоката с Советом, поскольку каждый из них вправе действовать в рамках собственной правоспособности. Адвокат полномочен обратиться с жалобой на нарушение своих прав и законных интересов и доказать свою правоту, а Совет палаты обязан рассмотреть дисциплинарное дело в пределах тех требований, которые сформулированы заявителем, с учетом изученных доказательств (в том числе представленных самим адвокатом). И никакие голословные доводы, типа, а кто и кого должен защищать?! – эту ситуацию не изменят.

Поделиться