Популярные материалы

Евгений Галактионов
18 февраля 2020 г.
Халатность адвоката наносит урон престижу профессии
О необходимости проявлять разумную осмотрительность даже в отношениях с членами семьи
«Наша главная задача – быть полезными для коллег»
18 февраля 2020 г.
Ольга Руденко
«Наша главная задача – быть полезными для коллег»
Президент АП Ставропольского края Ольга Руденко в интервью «АГ» рассказала о совершенствовании знаний и повышении квалификации, являющихся прямой обязанностью адвоката
Евгений Панин
12 февраля 2020 г.
Время пришло
О предложении ФПА РФ включить в Конституцию РФ положение об адвокатуре
Сергей Иванов
12 февраля 2020 г.
О конфликте интересов доверителей в адвокатской практике
Необходимо принять решения, упреждающие возможную негативную практику
Сергей Макаров
11 февраля 2020 г.
Привлечь нельзя помиловать
Где проходит тонкая грань между защитой и попустительством?
Татьяна Бутовченко
Президент ПА Самарской области, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам

Адвокат – не источник доказательств

16 декабря 2016 г.

Как защищают адвокатскую тайну в Самарской области



Вызов адвоката для допроса в качестве свидетеля по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с оказанием юридической помощи, для самарских адвокатов скорее экзотика, чем тема для серьезной озабоченности.

Так сложилось, что самое вопиющее посягательство на неприкосновенность адвокатской тайны случилось в первые годы после учреждения Адвокатской палаты. Тогда в адвокатском кабинете был произведен обыск, изъят компьютер, а адвокат – привлечен к уголовной ответственности. Не оспаривая фактических обстоятельств вменяемого деяния, мною и вице-президентом ПАСО были оспорены все следственные действия как проведенные в нарушение порядка, установленного в отношении специального субъекта – лица, имеющего адвокатский статус. Все следственные действия и процессуальные акты, включая постановление о возбуждении уголовного дела, суд признал незаконными, а доказательства – недопустимыми.

Вызов адвоката на допрос в качестве свидетеля и последующий отвод его по основаниям ст. 72 УПК РФ в истории ПАСО был единожды и много лет назад. И он также закончился отменой постановления как незаконного и необоснованного.

Сожалею, что не сохранены те процессуальные документы, но «прививка» следствию была сделана вовремя и «вакцина» оказалась продолжительного действия.

Полагаю, что именно это позволило сформировать в последующем стабильную практику исключительно щепетильного отношения ко всем случаям, касающимся проникновения к сведениям, образующим предмет адвокатской тайны, и создано устойчивое понимание, что адвокат в принципе не может рассматриваться в качестве источника доказательств и уж тем более быть свидетелем обвинения.

Нельзя сказать, что следователи никогда не вызывают адвокатов на допросы. Адвокат, по мнению правоприменителей, – это неисчерпаемый источник заветной информации, которую им хочется получить.

Однако я не считаю процессуально корректной позицию, когда, получив повестку на допрос в качестве свидетеля, адвокат испрашивает разрешение совета на явку и получает запрет. В этой процедуре изначально заложена презумпция, что лицо, производящее следствие, или не знает, или умышленно нарушает требования ст. 56 УПК РФ.

Но теоретически можно предположить, что адвокат вызывается в качестве лица, в отношении которого имеются сведения, что он является очевидцем, ну, например, падения метеорита, причинившего множество уголовно-процессуальных бед. Как любой гражданин, адвокат может быть допрошен по этим обстоятельствам. Ведь только перед началом допроса адвокат официально уведомляется о том, по какому предмету ему предлагается дать показания.

По рекомендациям Совета ПАСО в случае получения приглашения для опроса или вызова на допрос адвокату следует потребовать направления повестки. Одновременно рекомендовано уточнить, что в случае, если сведения, которые хотят получить от него, касаются обстоятельств, связанных с оказанием юридической помощи, то после составления протокола адвокат в обязательном порядке обжалует действия вызывающего. Учитывая сложившуюся судебную практику, в большинстве случаев следователь меняет решение, и повестка не направляется.

Составление протокола допроса в качестве свидетеля, в котором адвокат отказывается дать показания, сославшись на положения ст. 56 УПК РФ и ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», не делает его свидетелем по делу и не может повлечь отстранения от участия в деле.

Судьба единичных упорных таких случаев в Самаре разрешается однозначно в интересах сохранения адвокатской тайны. Примером тому является постановление Железнодорожного районного суда г. Самары от 16 октября 2016 г., выложенное на сайте Палаты адвокатов Самарской области, которым признаны незаконными и необоснованными действия следователя по вручению адвокату повестки о вызове на допрос, а также по составлению протокола допроса адвоката в качестве свидетеля по уголовному делу об обстоятельствах, ставших известными ему в связи с исполнением профессиональных обязанностей.
Поделиться