Популярные материалы

Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены
Генри Резник
15 ноября 2021 г.
Дружба непоколебима, истина – не помеха
Возбудить – не значит привлечь
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
10 ноября 2021 г.
Ирина Кривоколеско
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
Недовольство вызывает ограниченный круг лиц – возможных получателей БЮП и вопросов, по которым такая помощь может быть предоставлена
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
10 ноября 2021 г.
Николай Жаров
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
Доверитель должен быть уверен, что, обратившись к любому, пусть и совсем неизвестному, адвокату, он получит надежную профессиональную опору
Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов

Защита должна заставить себя слушать

4 августа 2021 г.

Присяжные хотят слышать адвокатов, но для этого адвокаты должны быть интересны участникам процесса

Максим Белянин

Президент Сахалинской адвокатской палаты
Президент Сахалинской адвокатской палаты (далее – САП), член Совета ФПА РФ с 2017 по 2021 г. Максим Белянин в интервью «АГ» рассказал о специфике адвокатской деятельности в одном из самых отдаленных российских регионов, о некоторых аспектах работы САП, а также высказал мнение, что для того чтобы добиться оправдательного приговора, необходимо очень много работать и стараться в любой ситуации понимать мотивы, страхи и желания людей.


– Максим Владимирович, наши читатели вряд ли представляют себе, что происходит на восточных рубежах России. Скажите, какова специфика работы адвоката на Сахалине, есть ли плюсы и минусы в удаленности от столицы на 7 тысяч км?

– Общаясь с коллегами с материка (именно так привычно говорят на Сахалине), понимаю, что больших отличий в работе нет. Разве что можно отметить сезонные браконьерские дела, связанные с путиной лососевых рыб.

Что касается территории работы адвокатов, то достаточно вспомнить уроки географии и понять, что на острове протяженностью почти 1000 км погода значительно разнится (так же, как и северные надбавки). У нас вице-президент палаты из северной точки Сахалина (г. Охи) в заседаниях Совета палаты участвует дистанционно. И когда у нас в Южно-Сахалинске еще теплая осень, то в Охе (он нам показывает вид из окна) уже полноценная зима.

Для того чтобы добраться до Северных Курил, необходимо на самолете прибыть в другой субъект РФ, а оттуда на вертолете или пароме – до Северо-Курильска.

Какие плюсы и минусы удаленности от столицы, затрудняюсь сказать, но я мой Сахалин не поменял бы ни на какую столицу.

– Вы один из молодых президентов. Тем не менее не утомляла ли вас существовавшая до введения практики дистанционных заседаний необходимость постоянных перелетов с Сахалина в Москву для участия в работе Совета ФПА РФ, членом которого вы являлись несколько лет?

– Да, перелеты были утомительными, но считал это необходимым. Полагаю, что в Совете ФПА РФ должны быть представители разных субъектов, как минимум из каждого федерального округа должен быть представитель.

– Как в вашем регионе реализуется Закон о бесплатной юридической помощи? Есть ли государственные участники такой помощи? Насколько эффективна их работа?

– Вопрос оказания БЮП, мне кажется, излишне драматизируется. На мой взгляд, нет такого количества нуждающихся в этой помощи граждан, как полагают в Минюсте. Кроме того, чаще всего обращаются за бесплатной помощью как раз люди, пострадавшие от ошибок государственных или муниципальных органов. Если бы компетентные органы не допускали нарушений прав граждан, то и еще меньше была бы потребность в БЮП. Что касается создания системы государственных юридических бюро, то, если один госорган нарушил права гражданина, вряд ли гражданин пойдет в другой госорган за защитой своих прав. Полагаю, что только независимый от государства институт может в подобных случаях защищать права россиян.

У нас вопросами проверки документов у граждан в части, имеют ли они право на БЮП, занимается агентство по обеспечению деятельности мировых судей. Адвокатам перепроверять его работу нет необходимости – пришел человек с направлением, значит, оказываем помощь. Координирует работу по оказанию бесплатной помощи вице-президент палаты. Сейчас САП совместно с Управлением Министерства юстиции РФ по Сахалинской области пытается убедить региональные власти в необходимости повышения ставок оплаты труда адвокатов в рамках БЮП.

– В каких случаях адвокаты палаты оказывают помощь на условиях pro bono?

– Каждый адвокат решает индивидуально, каких-то рекомендаций у нас нет.

– Как организована на Сахалине система повышения квалификации адвокатов? Проводятся ли занятия офлайн или главным образом вы ориентированы на дистанционное обучение?

– Когда я избирался в Совет палаты, мне была поставлена задача создать такую систему, поскольку ранее никаких мероприятий по повышению профессионального уровня адвокатов САП самостоятельно не проводила, коллеги-преподаватели к нам не приезжали.

Создавая систему повышения квалификации, мы несколько раз приглашали преподавателей, проводили двухдневные занятия, затем совместно с ФПА РФ провели так называемую майскую учебу, на которую прилетали С.А. Насонов, Т.Ю. Максимова, М. Н. Толчеев, Л.А. Скабелина. К сожалению, вот уже второй год по известным всем причинам такая учеба не проводится, но выручают вебинары ФПА РФ. Кроме того, мы периодически проводим дискуссионные круглые столы, приглашаем экспертов рассказать о том, что нового в их сферах, что может быть полезно адвокатам. Не могу не вспомнить и о самом масштабном мероприятии на Сахалине, проведенном совместно с АП Ставропольского края, – «СахалинEvidence», о чем писала в свое время «АГ». Также в Саппоро мы опять же со ставропольскими и японскими коллегами провели международный семинар по семейному праву, много адвокатов было со всей России.

– Какой процент претендентов успешно сдает квалификационный экзамен? Велика ли «текучесть кадров» в сахалинской адвокатуре?

– У нас, наверное, самая суровая Квалификационная комиссия: вот уже более трех лет успешно сдают экзамен только 30% претендентов. Для нас приоритетом остается качество знаний, получивший статус адвоката уже завтра должен быть готов к самым сложным ситуациям, с которыми он сталкивается в своей деятельности. «Текучесть кадров» увеличилась, но я бы не стал связывать это с отсутствием работы на острове, скорее, у коллег просто другие приоритеты в личной жизни. Проблема есть на Северных Курилах, сейчас там нет ни одного адвоката. Так что, коллеги из России, кому близка романтика отшельничества, ждем у себя в палате, есть шанс стать лучшим адвокатом на острове (улыбается).

– Расскажите о дисциплинарной практике. Какие нарушения Кодекса профессиональной этики наиболее распространены? Публикуете ли вы обзоры дисциплинарной практики?

– Дисциплинарная практика не отличается разнообразием. Обзоры делаем последние три года, они публикуются на сайте палаты, а на ежегодном собрании адвокатов САП обзор присутствует в раздаточном материале.

Первое место удерживают нарушения п. 1 ст. 14 КПЭА. Обоснованных жалоб от доверителей не так много. Они чаще всего касаются объема работы, выполненной по соглашению, и размеров ее оплаты. Правоохранительные органы, несмотря на переговоры, проведенные совместно с Управлением Министерства юстиции РФ по Сахалинской области, продолжают писать жалобы – естественно, мы считаем это недопустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства. Пару раз бывало и так, что после прочтения подобной жалобы хотелось использовать ее как повод для поощрения адвоката.

– Вы – практикующий адвокат, причем с опытом защиты в суде с участием присяжных заседателей. Как вы оцениваете нынешний этап работы суда присяжных, видите ли вы за ним будущее?

– Только за ним и вижу будущее – профессиональные судьи должны увидеть разницу между «их справедливостью» и «справедливостью общества». Возможно, это поможет им принимать реально самостоятельные решения, без оглядки на руководство и тенденции.

Необходимо популяризировать работу граждан в суде присяжных, в том числе вижу это задачей адвокатуры, но и государство должно предпринять огромные усилия – практика других стран в помощь.

– Есть ли специфические проблемы деятельности суда присяжных на Сахалине?

– Специфических нет, основная проблема – сложность формирования коллегии присяжных из-за малой явки кандидатов в присяжные.

– Вам в последнее время удалось добиться ряда оправдательных приговоров. Что нужно делать адвокату, чтобы убедить присяжных в невиновности доверителя?

– Вопрос очень обширный: Сергей Александрович Насонов часами рассказывает нам об этом на вебинарах, ранее Виктор Васильевич Паршуткин проводил замечательные мастер-классы, а вы хотите, чтобы я в рамках интервью раскрыл какие-то секреты мастерства.

А секретов-то нет, надо работать, можно сказать «пахать», и очень важно стараться в любой ситуации понимать людей, их мотивы, страхи, желания. И тогда вам будет проще понять тех людей, которые оказались на скамье присяжных и которым предстоит принять решение, очень важное не только для вашего доверителя, но и для них самих.

Кстати, на днях был оглашен оправдательный апелляционный приговор. Для оправдания моего доверителя пришлось пройти кассационную инстанцию. Только там восприняли мои доводы о наличии необходимой обороны в действиях моего доверителя, после чего уже при новом апелляционном рассмотрении удалось услышать эти заветные слова: «Оправдать… отсутствие состава преступления».

– Расскажите, как вам недавно удалось убедить присяжных оправдать конкретных лиц, обвинявшихся в умышленном убийстве?

– Каждое дело индивидуально, но как минимум доскональное знание дела любому адвокату необходимо. Уходя от прямого ответа на ваш вопрос, хотел бы вспомнить недавний III Конгресс молодых адвокатов. Я был во второй раз в жюри устного этапа конкурса эссе о проблемах адвокатуры. И вот одной из самых часто называемых конкурсантами оказалась проблема, что адвокатов не слушают и не слышат судьи. Я специально сидел немного боком и смотрел на реакцию аудитории на выступления. И заметил – даже сидящие в зале коллеги выступающего, которые настроены положительно к оратору, порой его не слушают. Для того чтобы добиваться внимания в суде, тем более в суде присяжных, надо заставить себя слушать. Присяжные хотят нас слышать, но мы должны быть интересны им.

– Как, по-вашему, добиться того, чтобы уменьшилось количество случаев отмены оправдательных приговоров в апелляционной и кассационной инстанциях?

– Здесь стоит разделить те случаи, когда судьи желают отменить приговор и, конечно, найдут для этого основание, и случаи, когда адвокат стремится любым путем заполучить оправдательный вердикт, прекрасно понимая, что нарушает процедуру и что его действия будут «железным» основанием для апелляционного представления.

В первом случае мы, адвокаты, вряд ли что-то можем изменить, разве только добиться оправдательного вердикта повторно. Кстати, после отмены одного оправдательного вердикта пришедшие вначале гнев, раздражение, злость на систему затем сменились чувством решительности, которое я выразил своему коллеге и нашему подзащитному: «Давайте еще раз добьемся вердикта 6:0, и чтобы к нам никто не смог придраться!» Поэтому, что касается второго варианта, то адвокатам следует избегать приемов, нарушающих УПК РФ, а для этого необходимо следить за судебной практикой.

– Расскажите о взаимоотношениях САП с Ассоциацией адвокатов Хоккайдо: это только обмен опытом или также сотрудничество по конкретным делам?

– Уже более 20 лет мы сотрудничаем с Ассоциацией адвокатов Хоккайдо. Это был проект, нацеленный на обмен опытом, обмен делегациями. Но мы пытались проводить мероприятия, ориентированные на практическое сотрудничество, и позитивные результаты есть. Несколько как сахалинских, так и японских коллег брали у меня координаты друг друга для работы по конкретным делам.

Беседовал Константин Катанян, обозреватель «АГ»

Поделиться