Популярные материалы

Елена Сенина
27 октября 2020 г.
«Разделяй и властвуй»
Так можно объяснить предложение разрушить все, что нарабатывалось годами в сфере интеграции альтернативных способов урегулирования споров
Михаил Толчеев
26 октября 2020 г.
Истцы не доказали установление запрета
С самого начала их главным методом доказывания стала логическая подмена
Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества
Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению

Вадим Клювгант – о поправках в Закон о полиции

18 мая 2020 г.

В интервью «Фонтанке» он проанализировал изменения и дал свою оценку происходящему

Вадим Клювгант

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы, партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen&Paper
Правительство РФ внесло в Государственную Думу ФС РФ законопроект № 955380-7 «О внесении изменений в Федеральный закон "О полиции"». Поправки существенно расширяют полномочия сотрудников МВД и снимают с них ответственность за негативные последствия их работы. Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы, партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen&Paper Вадим Клювгант в интервью «Фонтанке» проанализировал изменения и дал свою оценку происходящему.

– Вадим Владимирович, в пояснительной записке к документу все объясняется интересами самих граждан, а также правоприменительной практикой и мнением ветеранов МВД. Вы – ветеран МВД. Нужно ваше мнение…

– Начну немного издалека. Я не только бывший сотрудник МВД, но и лицо пенсионного возраста, которому государство платит «огромную» пенсию в 15 тысяч рублей. Это к тому, что давно живу на свете и хорошо помню, что все самые… Надо же сказать дипломатично, а хотелось сказать «гадости и мерзости»… В общем, все самые одиозные решения периода советской власти всегда принимались исключительно «по многочисленным просьбам трудящихся». Цены повышались, сбережения сгорали, займы государство принудительно размещало, новая программа КПСС принималась или какое-нибудь постановление партии и правительства, которые никто не читал. Расстрелы и пытки тоже были «по многочисленным просьбам». Сегодня у нас такой ренессанс не лучших советских традиций наблюдается. Власти снова стремятся все делать со ссылкой на интересы народа, ветеранов и так далее. Это значит, что мы должны быть всегда счастливы. Как в той сказке Леонида Филатова: «Утром мажу бутерброд, сразу мысль “А как народ?”. И икра не лезет в горло, и компот не льется в рот…» Ничего нового во всем этом нет. Но не дотягивают ребята. Даже в СССР умели все это пропагандистское сопровождение делать поэлегантнее. Сейчас работают прямолинейно, агрессивно, втупую.

– Вы удивились, когда в апреле узнали о подготовке такого законопроекта? Тогда это была собственная информация журналистов, но все подтвердил документ на сайте Думы.

– Неожиданности никакой я в этом не увидел. Немного отвлекусь, но это будет по теме. Ведь наша нынешняя «коронавирусная» ситуация обнажает все, что в обычной жизни могло оставаться для кого-то еще незаметным или несистемным. Сейчас же все стало очень наглядно. И мы видим, каковы реальные приоритеты власти. Все меры по поддержке населения по факту не работают или все еще находятся в разработке. Готовят и анонсируют какие-то комплексные общенациональные планы, что-то еще. Считаем «пакеты» мер по поддержке. Ждем их. Зато все, что касается репрессивных мер, выскакивает сразу, с большим опережением, как чертенята из табакерки. Самые первые решения были про ответственность за новые деяния, которые очень быстро внесли в Уголовный и Административный кодексы. Тут же началась такая взрывная практика их применения, что даже пришлось сверху укороты давать. Сейчас очень удобный момент, чтобы под видом уточнений, упорядочивания, удовлетворения запросов ветеранов провести именно такой законопроект. Логика нерадостная, но и уже не удивляющая.

– Обращает на себя внимание тот факт, что документ подписан не премьером Михаилом Мишустиным, а врио председателя Правительства РФ, бывшим помощником Владимира Путина Андреем Белоусовым. Просто совпадение?

– Ох, любите вы конспирологию. А я вот ее не люблю. Мое оценочное суждение состоит в том, что эта инициатива не может не быть согласована высшим руководством. Хотя бы потому, что МВД – министерство «со звездочкой», президентское. Просто удобного момента ждали. Видимо, сейчас решили, что он наступил. И я уже видел реплики из Думы с высокой оценкой этого законопроекта. А параллельно электронно-почтовое голосование вводится. Удобная сейчас ситуация для действий «под шумок». Если же кто-то вдруг окажется против, то это может быть только «неверная оценка событий» или «фейк» – как же иначе...

– Первая правка вносится в главу Федерального закона «О полиции» «Соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина». Появляется новый подпункт после правил обращения и представления полицейского с гражданином. Он разрешает все правовые прелюдии оставить на потом, если возникают обстоятельства, «угрожающие жизни и здоровью сотрудника полиции или иных граждан, а также при необходимости незамедлительного пресечения преступления или административного правонарушения либо преследования совершивших их лиц». В чем цель этого послабления для сотрудника МВД?

– Первая же поправка наглядно иллюстрирует концепцию законопроекта в целом. Я вижу эту концепцию в максимальном размывании обязанностей и требований к полиции и сотрудникам полиции, и максимальном расширении их возможностей, в том числе по силовым действиям. В значительном количестве поправок, которые МВД через правительство принесло в Госдуму, добавляются всякие оценочные понятия. Это значит – принятие решения оставляется на усмотрение того, кто будет применять норму, т.е. полицейского. Чтобы он каждый раз сам решал, та эта ситуация или иная. Я бы еще понял, если бы они оставили только слова про «угрозу жизни» сотруднику. Но они написали и про «здоровье». А мы знаем, что здоровье у сотрудников полиции, как и Росгвардии, очень хрупкое. И причинить вред их здоровью может даже бумажный стаканчик. Разнообразие и масштаб обстоятельств, которые сотрудник полиции может счесть угрозой здоровью – своему или «иных граждан», не ограничен ничем, кроме его фантазии. «Шел прохожий, мимо летел бумажный стаканчик, я боялся, что он может до него долететь и причинить вред здоровью, поэтому не счел возможным представиться перед задержанием». Готовый рапорт. Другой возможный вариант, тоже из жизни: «он стоял в угрожающей позе, поэтому ситуация требовала немедленных действий».

– Из той же статьи уходит обязанность полиции «обеспечить каждому гражданину возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы». Впредь полиция это просто «обеспечивает». Без слова «обязана». В чем выгода гражданина от этой новеллы? Законы же принимаются для улучшения нашей жизни. Ухудшать законы Конституция запрещает.

– Сразу скажу, что в этом законопроекте обязанности полиции изымаются неоднократно. Но давайте не будем забывать, что сотрудники полиции – тоже граждане. И если под «гражданином» понимать именно сотрудника полиции, то для этих граждан выгода налицо. А если серьезно, то эта обязанность полиции, которую мы сейчас обсуждаем, является прямым следствием, способом реализации конституционной гарантии, закрепленной в статье 24 Конституции: «Должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». И вот нам теперь показывают нечто совершенно иное. Вместо обязанности конституционного уровня мы получаем некое повествование, что-то про какой-то процесс «обеспечения». Что это значит – «обеспечивает»? Как достигается это обеспечение? Каков критерий оценки – обеспечено или нет? Нет ответов. И во всех местах, где из закона убирается обязанность, мы вместо нее получаем вот это повествование про некий процесс. За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей спросить можно. Можно привлечь к ответственности. За движение в процессе как спросить? Тебе всегда ответят: «А я в процессе был, обеспечивал – как мог, так и ознакомил гражданина с документами про него». Именно поэтому про выгоду для граждан от этой поправки можно говорить только применительно к гражданам в погонах МВД. Их обязанности перед теми, кого они призваны охранять, сокращаются и размываются, причем существенно.

– Если раньше полиция «в случае нарушения сотрудником полиции прав и свобод граждан или прав организаций» в пределах своих полномочий была «обязана принять меры по восстановлению нарушенных прав и свобод», то теперь просто «принимает»…

– Вот-вот, «принимал меры». Опять процесс вместо результата. Эта формулировка мне напоминает сценки из школьной жизни: «Иванов, ты урок выучил?». Ответ: «Я его учил». На уточнение, что спрашивают не о процессе, а о результате, ответ прежний: «Я учил». Это все то же самое – размывание. Мало того, еще и исполняется все это в законопроекте «на троечку», как это стало частым в законодательной деятельности. К большому сожалению. Вообще, как известно, «во многой мудрости много печали, и кто умножает познания, умножает скорбь». Вот и я достаточно давно живу на этом свете, и многое в моей жизни было. Я же в прошлом не только милицейский следователь. После этого еще довелось быть народным депутатом – членом первого парламента Российской Федерации, ответственным секретарем Комитета Верховного Совета России по вопросам законности и правопорядка. Именно наш комитет был головным при подготовке того самого российского закона о милиции, который благополучно просуществовал и вполне прилично работал до недавних пор, пока его не стали корежить под конъюнктурные надобности.

– То есть мы не просто мнение ветерана МВД получаем, но и экспертную оценку соавтора самого базового закона об МВД в РФ?

– Раз уж вы так спросили – да, есть такой штрих в биографии. И наш закон о милиции заслуженно носил титул одного из самых сбалансированных российских законов, принятых в ту пору. Поэтому он и стал законом-долгожителем. Это была трудная и интересная работа. Мы в каждом ключевом моменте искали баланс. Каждая норма закона и в целом его концепция должны обеспечить правильный баланс между миссией полиции, ее полномочиями для исполнения этой миссии, с одной стороны, и правами граждан – с другой. При этом есть механизм ответственности за превышение полномочий при выполнении задач милицией или полицией. Это все непростая задача. И эта задача не может быть удовлетворительно решена в интересах общества, когда сама полиция пишет себе закон! У нас же, в те самые девяностые, которые сегодня подвергнуты тотальному поруганию, работа над законом о милиции велась в рабочей группе, где было, конечно, несколько представителей и самого МВД, и ведомственной науки, но они далеко не составляли большинства участников этой работы. И так было сделано специально – чтобы закон был сбалансирован. Сейчас же этот законопроект – творчество МВД, и правительство назначило заместителя министра внутренних дел представлять в его парламенте. Чистое ведомственное лоббирование, которое падает на благодатную почву увлечения всем репрессивным. Именно это характеризует сегодняшнюю практику нашего государства. Такова моя экспертная оценка, если угодно – оценочное суждение.

– Если в обсужденных нами поправках можно усмотреть выгоду самой полиции, то снятие обязанности «использовать достижения науки и техники» о чем нам говорит? Разве полиции не выгодно быть к этому обязанной, а значит – обязательно тратиться на техническое перевооружение?

– Я не думаю, что изменение этой формулировки создаст какие-либо проблемы МВД в освоении бюджетов. (Смеется.) Все, что касается обеспечения силового блока бюджетным финансированием и прочими ресурсами, у нас делается в опережающем порядке — и в сроках, и в суммах. Мы это видим. Это общеизвестный приоритет государства. А почему они не хотят быть обязанными развиваться научно и технически? Не знаю. Может быть, потому что обязанность – универсальное императивное требование. Ты всегда должен действовать так, чтобы эту обязанность исполнять. Теперь же у них появляется право выбора. В каком-то случае они не будут тратить время, усилия и свои расходные сметы на привлечение специалистов, а обойдутся традиционными «народными» методами, интуицией. Например, вместо проведения исследования специалистом напишут рапорт. Оперуполномоченный Х. увидел то-то и посчитал так-то, и потому сделал вот это и пришел к такому выводу. Все. Нормальный документ. Законный. А специалист со своими научными достижениями к какому еще выводу придет…

– Кстати, про экспертные оценки. Полицейские будут вправе проводить экспертизы не просто по уголовным и административным делам, а также «в ходе уголовного судопроизводства». Это зачем?

– И в этой, и в нескольких других нормах законопроекта я вижу заступание за рамки, за пределы предмета регулирования. Например, все вопросы, относящиеся к уголовному судопроизводству, регламентируются вообще-то не Законом о полиции, а Уголовно-процессуальным кодексом (УПК), в котором об этом прямо сказано в первых же строках. И там, в УПК, сказано, как и что должно делаться, когда речь идет о проверке сообщения о преступлении и о расследовании уголовных дел. И не может Закон о полиции залезать в сферу действия УПК, конкурировать с ним и тем более – противоречить ему. Это может делаться либо из-за некомпетентности, либо для того, чтобы размыть требования к порядку получения доказательств. То, что сделано в соответствии с УПК, подлежит оценке в соответствии с УПК. А то, что сделано в соответствии с Законом о полиции, это – «как сделано, так и сделано». Начнутся подмены одного другим и спекуляции вокруг этих подмен. А это еще одна возможность для произвола.

Подробнее – см. на сайте «Фонтанки.ру»

Поделиться