Популярные материалы

Валентина Артемова
22 октября 2019 г.
Материальная помощь адвокатам – важная составляющая престижа статуса адвоката
О повышении уровня социальной защищенности адвокатов Липецкой области
Тройка рассудит
18 октября 2019 г.
Михаил Толчеев
Тройка рассудит
Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Михаил Толчеев ответил на вопросы читателей «Российской газеты»
Нвер Гаспарян
10 октября 2019 г.
Адвокат правомерно покинула судебное заседание
Когда судья попыталась заменить ушедшего в отпуск адвоката
Анастасия Степанова
9 октября 2019 г.
Обсуждение резонансных вопросов и обмен опытом
О международной конференции адвокатов в Дагестане
В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов
1 октября 2019 г.
Егор Игнащенко
В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов
Интервью РАПСИ дал и.о. начальника Управления Судебного департамента в г. Москве Егор Игнащенко

В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов

1 октября 2019 г.

Интервью РАПСИ дал и.о. начальника Управления Судебного департамента в г. Москве Егор Игнащенко

Егор Игнащенко

И.о. начальника Управления Судебного департамента в г. Москве

О том, что планируется усовершенствовать в автоматизированной системе распределения адвокатов по назначению, разрабатываемой системе, с помощью которой адвокат по назначению сможет подать в суд заявление на оплату своего труда посредством личного кабинета и отследить движение заявления; о специальных помещениях вместо «клеток» для общения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или задержанного с адвокатом, перспективах использования новых технологий и искусственного интеллекта, в также технических новинках (в частности, системы распознавания речи) в судах, в интервью РАПСИ рассказал и.о. начальника Управления Судебного департамента в г. Москве Егор Игнащенко.

В Москве внедрена автоматизированная система распределения адвокатов по назначению. Вы уже можете подвести первые итоги ее работы?

– Сразу оговорюсь, что система автоматизированного распределения дел между адвокатами по назначению – это проект Федеральной палаты адвокатов, а в столице ее реализует Адвокатская палата г. Москвы. Суды и следственные органы, по сути, являются ее пользователями. Система нужная и правильная, но на нее поступают жалобы. К сожалению, пока наблюдается слабая дисциплина среди тех адвокатов, кто участвует в делах по назначению. После введения этой системы часто возникает проблема провести судебное заседание, так как порой адвокат принимает вызов, а в последний момент отказывается. Конечно, когда ему за двое суток до процесса поступил запрос, а потом он нашел реального клиента, то ему лучше с ним поработать, чем по 51-й статье УПК РФ. И вот за два часа до слушаний снова начинается поиск нового защитника, а тут уже редко кто соглашается приехать.

Это единственный минус системы?

– На мой взгляд, еще стоит доработать географический аспект. Сейчас плохо налажен механизм распределения дел по районам или хотя бы округам города. Я уже не говорю об экстремальной ситуации, когда адвокату из Солнцево надо ехать в Зеленоград, но даже из Замоскворечья на север Москвы ехать не очень удобно, а значит – большая вероятность, что в случае необходимости суд не сможет быстро пригласить адвоката по назначению.

– Но в целом суды довольны, что теперь дела по назначению между адвокатами распределяются автоматически?

– В целом, да. Но сейчас сотрудник аппарата или судья, когда надо вызвать адвоката по назначению, должен на сайте адвокатской палаты заполнить порядка 40 полей. А если у него назначено очень много дел? Бывает, что назначено 20 дел в один день, где нужны адвокаты по назначению, и по каждому делу приходится заполнять такой огромный документ. Это колоссальная трата времени.

Для оптимизации этих процедур мы с ФПА прорабатываем интеграцию их информационной системы с той, которая развернута в судах. В информационной системе судов все нужные сведения уже есть, и необходимость заполнять эти поля отпадет, тогда будет налажен простой обмен данными.

Еще один нюанс: специализация адвоката. Он, например, специализируется на арбитраже, а его вызывают в уголовное дело. Есть блистательные специалисты по гражданским процессам, они профессионалы, но в своей отрасли, а получают вызов на уголовное дело. То есть много еще, над чем надо работать. Система пока работает в опытном режиме, и проводятся периодические совещания в Министерстве юстиции, на которых все эти замечания от судов, следственных органов учитываются и планируется устранения недостатков.

Сейчас мы ждем, когда заработает единая система на всю Россию, где все эти недочеты будут устранены, потому что она должна быть удобна для всех сторон: и адвокатов, и судей, и правоохранительных органов. Мой опыт работы показывает, что невозможно насильно внедрить информационную систему, если она не комфортна для всех ее участников. А если система удобная, все сами с удовольствием начнут ей пользоваться.

– А можно с помощью автоматизированной системы заполучить мэтра адвокатуры? Генриха Падва или Генри Резника?

– Теоретически такую возможность система допускает, но сама палата разрешает не участвовать адвокатам в распределении таких дел, просто в таком случае надо платить повышенные взносы. Но, вы знаете, мы общались с Генри Резником, и он высказал очень интересную мысль: нужно, чтобы участие в делах по назначению стало обязанностью адвоката, потому что адвокатская профессия – это не просто способ зарабатывания денег или реализация своих амбиций, но еще и долг перед обществом. Ведь одна из составляющих судебной системы – это в том числе квалифицированная юридическая помощь, которую оказывает адвокат.

– Многие региональные адвокаты жалуются, что за труд по назначению и так платятся копейки, так еще их и трудно получить. Дело доходит даже до забастовок. А какая в Москве ситуация?

До 2017 г. у нас в Управлении была огромная проблема с оплатой того вала постановлений, который приходил на оплату труда адвокатов, переводчиков и проведенных экспертиз. А затем в рамках комплексной информационной системы был введен модуль учета и контроля оплаты процессуальных издержек (УКОП). Для судей он стал очень удобным инструментом при формировании процессуальных документов на оплату этих издержек. Для нашего управления система решила массу проблем, ведь раньше все приходило в бумажном виде, у меня работали шесть сотрудников, которые ежедневно весь рабочий день занимались только тем, что эти постановления вручную набивали в нашу бухгалтерскую программу, чтобы сформировать правильный документ для казначейства. Только после череды всех этих операций деньги уходили на оплату. Теперь же система судов общей юрисдикции интегрирована с нашей бухгалтерской программой, в которой сразу формируются платежные документы. Если раньше вся процедура занимала месяц, то теперь это вопрос нескольких дней. Так что для адвокатов наша система тоже несет огромный плюс: эта система ускорила весь процесс оплаты.

– То есть в Москве нет долгов?

– Все в текущем режиме, накопления остатков не происходит.

– А как у вас вообще налажен контакт с адвокатами, на департамент подавали в суд?

– Пока я руковожу Управлением, у нас не было ни одной тяжбы с адвокатами. Я стараюсь решать все вопросы оперативно и всегда готов встретиться с адвокатами, чтобы в рабочем режиме проработать возникшие сложности. Я прекрасно понимаю, что есть категория адвокатов, для которых работа по 51-й статье – это основной источник дохода, поэтому мы стараемся уделять этой задаче пристальное внимание.

Сейчас мы хотим развить такую систему взаимодействия адвокатов и судов, чтобы защитники в своём личном кабинете формировали заявление на оплату, а конструктор «подтягивал» им реквизиты, тарифы и всю необходимую информацию. А через этот же кабинет это заявление в электронном виде поступало бы в суд, затем к нам в департамент, а потом – в казначейство. Она очень удобна еще и тем, что в личном кабинете видны все этапы по движению заявления. Соответственно, и мы будем меньше получать жалоб на волокиту или пропажу заявления. Сейчас мы в пилотном режиме тестируем эту систему в четырех судах: Перовском, Измайловском, Гагаринском и Преображенском.

– А когда все суды к такой системе подключат?

Уже до конца этого года мы хотим распространить ее по всей Москве. К слову, 90 процентов судебных переводчиков уже работают по этой системе.

Вот, кстати, что еще не очень удобно было с внедрением автоматизированной системы распределения дел между адвокатами по назначению: нас всех поставили перед фактом, что с такой-то даты работаем так. Это то же самое, что в воду ребенка кинуть и посмотреть, научится он плавать или нет. А мы внедряем свою систему по судам: приезжаем на место, приглашаем адвокатов, рассказываем, как все будет работать.

А ваше мнение: адвокатам и переводчикам действительно надо платить только за работу в зале суда? Ведь очень часто специалисты тратят рабочее время на ожидание процесса, причем по несколько часов в день?

Нет, оплата труда адвоката по назначению рассчитывается из трудодня, вне зависимости от того, сколько минут или часов он провел непосредственно в процессе. Ему оплачивают весь рабочий день: куда входит и возможное ожидание начала заседания. Кстати, наша новая система исключает возможности злоупотреблений или случайных ошибок, когда в графе оплаты появлялся бы лишний нолик.

Аудиосиденья для подсудимых, спецкомнаты для адвокатов и комнаты матери и ребенка в судах

– После решения комитета министров Совета Европы много разговоров идет о ликвидации «клеток» в залах суда, но в Москве ведь все уже оснащены «аквариумами»? Какая-то работа в этом направлении планируется?

– У нас около 600 залов судебных заседаний, в порядка 100 из них еще есть «клетки». Одновременно везде поставить так называемые аквариумы у нас возможности нет.

Но теперь председатель Мосгорсуда Ольга Александровна Егорова вообще другую идею предложила, очень интересную: ни «клетка», ни «аквариум» или другое заградительное оборудование. Она предложила сделать специальную комнату, с удобной мебелью, вентиляцией, аудиосиденьем, с большими панорамными окнами, в которой и будет находиться арестант. При этом в этой комнате будет отдельное помещение, где адвокат сможет тет-а-тет, конфиденциально поговорить со своим клиентом. То есть будут соблюдены требования безопасности, но при этом у обвиняемого будут комфортные условия. Где не будет даже намека на его унижение или оскорбление. Вот в восьми новых зданиях мы уже заложили в проектировку именно такую систему.

– А какие еще задачи в планировке, «курилки» будут в районных судах?

– Курительные помещения в новых зданиях судов не предусматриваются. Но мы хотим в них организовать специальные комнаты матери и ребенка. Это очень важно, потому что зачастую по семейным спорам женщина вынуждена приходить в суд с детьми. И мы хотим создать условия, чтобы ей было где переодеть или покормить ребенка.

Как выбирается архитектурный облик «храма Фемиды», или они все типовые?

– Проектировщики предлагают свой замысел на согласование председателю районного суда, Мосгорсуда. Типовых решений нет, суд стараются вписать в окружающую застройку и, конечно, стараются сделать каждый новый суд все более красивым. В ближайшее время мы начнем строительство здания Троицкого суда. Прорабатываем вопрос по строительству восьми зданий по размещению 10 районных судов. Мы хотим построить новые здания для Хамовнического и Гагаринского судов, Таганского и Лефортовского, Кузьминского, Савеловского, Чертановского, Хорошевского и Коптевского. При этом Хамовнический и Гагаринский планируется разместить в одном здании, так же как Лефортовский и Таганский. В настоящее время такая возможность реализована для Тверского и Мещанского судов.

Перспективы искусственного интеллекта в судебной системе

– Какие технические разработки, на ваш взгляд, может взять на вооружение суд, чтобы помочь работе судей, адвокатов и других участников судебных процессов?

– Мы движемся к тому, чтобы на столе у судьи не было кучи томов, которые надо листать вручную, а был бы встроенный планшет, в который загружены справочные информационные системы, аналитический конструктор, материалы дел в электронном виде. На планшете все будет по нажатию кнопки, что тоже придаст значительное ускорение разбирательствам. А адвокат или сторона обвинения смогут смотреть эти же файлы в своем личном кабинете. Вообще хотим минимизировать хождение бумаги в судах.

– Интересно, а какие еще новые технологии могут в ближайшее время быть внедрены в судебной системе?

– Вообще использование новых технологий в какой-либо системе должно быть четко обусловлено какой-то задачей. Просто пользоваться технологиями ради того, что появилось что-то новое – это нецелесообразно. Вот у нас сейчас стоит задача идентификации граждан, которые приходят в суд, и вместе с тем существуют биометрические технологии. Очень хочется попробовать у нас в судах их внедрить, чтобы не приставы вручную вносили данные каждого посетителя, а личность посетителя определялась автоматически. К тому же это очень важная информация, ведь периодически даже возникают споры, приходил ли участник разбирательства в суд. Такая система четко показывала бы явку благодаря формированию базы посещений с четким временем прихода и ухода конкретного посетителя.

– А как вы полагаете, есть ли перспектива, что людей начнет судить искусственный интеллект?

– Я по образованию инженер-математик, занимался программированием, и когда я защищал кандидатскую, мой учитель говорил, что компьютер – это усилитель. Вот человеческую глупость компьютер усилит, а мудрость человека он еще более расширит, даст новые возможности. Я считаю, что искусственный интеллект – это, прежде всего, помощник человека, особенно для искоренения рутинной работы. Система не должна судить человека, но она может подсказывать подходящие варианты, когда есть допустимые шаблоны.

Протоколы в руки сразу после заседания

– У вас столько интересных технических задумок, но пока много жалоб поступает на невыполнение банальных задач. Вот судебных протоколов долго приходится ждать.

– Мы сейчас активно работаем над системой распознавания речи. Эта задача лишь кажется простой, а на самом деле она очень сложная, особенно в зале судебного заседания.

Мы пытались решить проблему направленными микрофонами: на судью, на стороны, на обвиняемого – каждому был установлен специальный микрофон. Увы, не работает, потому что часто в судебном заседании темп ускоряется, тон повышается – это очень плохо распознается техникой. Сейчас в новых судах – в Тверском и Мещанском, которые уже построены, в Троицком, который сейчас проектируется, есть и будут так называемые микрофонные решетки. То есть в потолок встраивается клетка 600х600, в каждой стороне по 20–30 микрофонов. Вместе это все образует массив из микрофонов, который позволяет идентифицировать каждый источник звука в зале и записывать его на отдельную дорожку. По итогу работы такого микрофонного массива на компьютере у секретаря судебного заседания остается по количеству говоривших количество звуковых файлов. Все это образуется в документ, где речь уже распознана.

– Здорово, и когда это заработает в полной мере?

– Этап записи звука у нас уже решен, модуль распознавания из звукового файла в текстовый документ тоже решен. Мы теперь работаем над повышением качества распознавания и над разработкой готовой системы, которая будет работать не в опытном режиме, а внедрена повсеместно.

К 2022 г. мы уже готовы запустить обновленную версию.

– То есть можно будет получать протоколы максимально оперативно?

– Да, задача секретаря будет только немного править, корректировать текст. Основная наша цель, чтобы по окончании судебного заседания был сразу сформирован протокол, и не было проблем с его отписыванием, с временными задержками по его получению сторонами.

Сейчас в Москве реализуется большой проект по улучшению информационной системы. По нашим планам, порядка двух – трех лет необходимо, чтобы в городе была запущена комплексная информационная система судов общей юрисдикции в ее новой более продвинутой и эффективной версии. КИС СОЮ – ее первая версия запущена в Москве уже в 2017 г.

– А что еще эта версия даст судам и участникам процессов?

– Основное новаторство – это создание системы с элементами искусственного интеллекта: в помощь судье будет сделана большая аналитическая программа, в которую будет подгружена вся нормативная база и общероссийская судебная практика по аналогичным делам. Судья сможет из всего перечня различных вариантов исков найти более-менее похожий случай, и ему будет предоставлена и законодательная база, и судебная практика, на основе которых можно будет подготовить проект судебного решения. В опытном режиме мы начнем с простых категорий дел, а вообще цель, конечно, создать полноценную аналитическую систему. В применении искусственного интеллекта мы понимаем, и самообучение системы – система будет учиться сама, она будет анализировать практику и на основе анализа готовить черновики решений – это будет такой универсальный конструктор документов.

– А вы потом поделитесь опытом с коллегами из других регионов?

– Мы всем программным обеспечением, которое разрабатываем в рамках своей опытной зоны, всеми наработками готовы поделиться и передавать опыт.

– В сентябре заработал закон об обязательном аудиопротоколировании. Вам легко дается его реализация?

– А у нас несколько лет уже работает не только аудио-, но и видеофиксация. Мы реализуем проект по оснащению районных судов аудио-, видеооборудованием. Мы можем сформировать запись заседания и выдать ее сторонам, как этого требует сейчас закон. Кроме того, файлы с аудиовидеозаписью публикуются в личных кабинетах сторон.

Все московские судьи и сотрудники аппаратов судов знают, что ведется аудио- и видеофиксация процесса, привыкли к этому. У нас пока не оборудованы аппаратурой для аудио-, видеозаписи только залы судов, которые планируются к строительству, чтобы деньги не тратить на оборудование, которое потом придется демонтировать. Но в новых зданиях все будет укомплектовано по полной: и системами распознавания речи, и аудиовидеофиксацией.

Судебная карьера

– Не могу не заступиться за коллег из пресс-служб судов: они и помощниками председателя работают, и общаются с прессой – это колоссальная нагрузка. Не планируется вводить отдельную ставку пресс-секретарей или доплачивать за взаимодействие со СМИ?

– Это очень больная тема, но, к сожалению, решение этого вопроса не в нашей компетенции. Здесь должна быть воля законодателя, чтобы была отдельная ставка пресс-секретарей судов. Способ финансирования судов в законе определен жестко и конкретно, и другого пути, кроме того, чтобы изменить законодательство, увы, нет.

– Часто слышны разговоры, что судьей можно стать только через работу в аппарате суда, а для адвокатов, например, ставятся барьеры?

– Это не так, никаких барьеров нет. Просто сами адвокаты, прокуроры, правоохранители не приходят сдавать экзамен на судью – всего 2–4 процента кандидатов. В Москве в судах огромная нагрузка, и когда ты живешь в этом каждый день, когда ты чувствуешь, что это такое, понимаешь, что это твое, то тогда карьерные перспективы весьма широкие. Если ты хорошо работаешь, то ждет достаточно быстрый взлет по карьерной лестнице. Но это именно лестница, не лифт. Шаг за шагом надо показывать свой талант, свое стремление. Вакантные места есть, и мы всегда ждем студентов юридических вузов, чтобы поделиться и знаниями, и опытом.

Источник публикации: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20191001/304543896.html
Поделиться