Популярные материалы

Нвер Гаспарян
1 января 2021 г.
Троянский конь в адвокатуре
О базовых адвокатских ценностях и негативных фактах адвокатской практики
Елена Кузьмина
29 декабря 2020 г.
Научные дискуссии для популяризации профессии адвоката
О том, как защитить бизнес с помощью цифровых технологий
Будущее – за консолидацией адвокатов
29 декабря 2020 г.
Максим Белянин
Будущее – за консолидацией адвокатов
Специалисты станут объединяться в коллективы
Александр Умнов
24 декабря 2020 г.
Укрепляя взаимодействие с представителями бизнеса Зауралья
Заметки по итогам форума предпринимателей Зауралья «вКУБе 2020»
Правосудие без начальников
18 декабря 2020 г.
Евгений Рубинштейн
Правосудие без начальников
Качество судебных актов важнее стабильности процессуальных решений

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии

25 ноября 2020 г.

Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Николай Кипнис

Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы, член КА «МГКА», доцент, к.ю.н.
5 ноября отметил юбилей к.ю.н., доцент, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы, член КА «МГКА» Николай Кипнис. Федеральная палата адвокатов РФ и «Адвокатская газета» поздравляют юбиляра и желают ему крепкого здоровья, благополучия, неиссякаемой энергии, покорения новых профессиональных вершин. В юбилейном интервью Николай Кипнис рассказывает о том, как сделал выбор между историей и юриспруденцией, о передавшемся по наследству желании заниматься преподавательской деятельностью, о необходимости открытости и прозрачности информации о дисциплинарной практике и об использовании этой информации, в том числе на курсах повышения квалификации адвокатов.

– Николай Матвеевич, как Вы пришли в юридическую профессию?

– Если считать, что люди реально делятся на «технарей» и «гуманитариев», то я типичный «гуманитарий». Вначале я хотел заниматься историей и археологией, три раза съездил в Краснодарский край в археологические экспедиции, которые организовывали совместно Институт археологии Академии наук СССР и Московский городской дворец пионеров и школьников. Но уже после первой экспедиции в 1985 г. я понял, что не готов провести всю жизнь «в поле». Этой мыслью я поделился с большим другом нашей семьи Генри Марковичем Резником, который тут же «взял меня в оборот» – снабдил книгами по различным отраслям права, отвечал на возникающие у меня вопросы, поэтому последние три года обучения в школе я уже знал, какую специальность хочу выбрать. В первые студенческие годы огромную помощь в профессиональном становлении оказала мне и супруга Генри Марковича – адвокат Лариса Юлиановна Львова.

– Сильно ли различаются адвокатская деятельность, когда Вы начинали практику, и адвокатская деятельность сегодня?

– Мне представляется, что профессия юриста в целом достаточно консервативна. Грамотное правоприменение на уровне выявления конституционного смысла закона предполагает постоянное использование, в том числе, исторического вида толкования права. А поскольку сегодня история не у всех «в тренде», то и отличие может состоять в том, что есть юристы с классическими подходами к работе, а есть те, кто «прогибается под изменчивый мир» более активно, чем реально требуется.

Разумеется, информационные технологии внесли очень много нового в информационное пространство юриста. Например, Федеральный закон 2008 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» принципиальным образом изменил как поиск информации в организационных целях, так и возможности анализа судебной практики. Последняя чуть ранее стала доступна благодаря электронным справочным правовым системам типа «КонсультантПлюс», «Гарант» и др. Они позволяют анализировать законодательство, правоприменительную практику и комментарии к ним на качественно ином уровне.

Развивается и доказательственное право. Например, постоянно совершенствуется институт заключения специалиста, использование которого существенно повышает состязательность судопроизводства, а в уголовном судопроизводстве расширяет способы реализации права на защиту.

– Во второй половине 90-х гг. я была Вашей студенткой в МГЮА, Вы читали у нас уголовный процесс, лекции всегда были интересными. В связи с этим хотела бы спросить, что побудило Вас заняться преподавательской работой, чем она Вас вдохновляет?

– Возможно, это наследственное. Мой прадед по материнской линии был сельским учителем в нынешнем поселке городского типа Некрасовское Ярославской области (тогда это были деревни Головино и Большие соли Костромской губернии), а брат прабабушки в 1914 г. окончил физико-математический факультет Московского университета и преподавал математику в Строгановском училище.

Кстати, несколько лет назад, когда я по просьбе руководства ФПА РФ поехал в Кострому читать адвокатам лекцию по уголовному процессу, то по случайному стечению обстоятельств занятия проводились в здании вуза, в котором до революции находилась гимназия, где учились мой дедушка и его братья. Когда я начал учиться в МГЮА имени О. Е. Кутафина (в те годы – Дневное отделение Всесоюзного юридического заочного института), то с самого начала меня заинтересовал вопрос о различной манере подачи материала моими преподавателями, поэтому я ходил на все лекции, включая те, которые мне не нравились, чтобы лучше понять «как нужно». Кстати говоря, еще в археологическом кружке меня достаточно серьезно научили методам научного поиска, обобщения, систематизации и анализа информации, за что я бесконечно благодарен моим наставникам Борису Георгиевичу Петерсу и Андрею Петровичу Абрамову. 

К сожалению, на протяжении уже достаточно большого количества лет педагогический процесс в некоторых своих частях чрезмерно забюрократизирован, но я продолжаю оптимистично воспринимать это как временные трудности, которые уйдут, а мы останемся. Именно такого «философского» подхода к реальной действительности всегда рекомендовала придерживаться мой научный руководитель профессор Полина Абрамовна Лупинская.

– На протяжении многих лет Вы осуществляете подготовку программ и методик повышения квалификации адвокатов и обучения стажеров, ведете обучающие вебинары в ФПА. Какие вопросы повышения квалификации, на Ваш взгляд, наиболее актуальны для адвокатов? Насколько хорошо стажеры и начинающие адвокаты овладевают пониманием основ адвокатской этики?

– Это, я бы сказал, огромный, если не необъятный вопрос. Я продолжаю оставаться сторонником консервативной точки зрения об условности специализации, которую избирает студент во время обучения. Юридическая профессия, безусловно, подверглась серьезной диверсификации, но базовые подходы едины вне зависимости от того, в какой отрасли (отраслях) права юрист специализируется. Поэтому после получения качественного общего юридического образования далее можно неоднократно внутри юридической профессии перепрофилироваться, следуя за потребностями рынка труда и т. п. Я допускаю, что приходящие в профессию адвоката нуждаются в дополнительном курсе по составлению деловых бумаг.

В то же время многократно повысившаяся и постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката приложения больших усилий и временных затрат на повышение квалификации, самообразование, иначе можно просто оказаться не в курсе происходящего. Причем самообразование является, по моему мнению, неотъемлемым компонентом сохранения себя в профессии, поскольку никакие курсы повышения квалификации не угонятся за законодательными и правоприменительными новациями.

Что касается знания основ профессиональной этики, то, во‑первых, здесь многое зависит от того, в каком объеме и на каком уровне этот вопрос изучался в вузе. Ну а далее все зависит от адвокатского сообщества, которое должно стремиться к максимальной транспарентности информации о дисциплинарной практике, размещая эту информацию в обезличенной форме на сайтах, в журналах и используя ее во время занятий на курсах повышения квалификации.

– Вы много лет были членом Квалификационной комиссии АП г. Москвы, с 2017 г. стали вице-президентом АП г. Москвы. Какие направления Вашей работы на этом посту касаются вопросов адвокатской этики и дисциплинарного производства?

– Я был избран в состав Квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы 25 ноября 2002 г., в день создания Палаты, и оставался ее членом вплоть до избрания в Совет. В первые годы под руководством Генри Марковича Резника мы практически с нуля воплощали в жизнь процедуру дисциплинарного производства, описанную в Кодексе профессиональной этики адвоката. Нужно было создать образцы процессуальных документов, но гораздо сложнее было выработать концептуальные подходы. 

В этом члены Квалификационной комиссии опирались не только на собственные знания и опыт членов президиумов крупных дореформенных коллегий адвокатов, но и на опыт предшественников, в том числе изучали прекрасную работу Александра Маркова «Правила адвокатской профессии в России» (1913), а также опубликованную в 1971 г. дисциплинарную практику Московских городской и областной коллегий адвокатов. Как известно, после вынесения квалификационной комиссией заключения по дисциплинарному производству оно передается для рассмотрения в совет адвокатской палаты. Поэтому, став членом Совета, я, естественно, участвую в рассмотрении дисциплинарных производств, только уже с учетом заключения Квалификационной комиссии.

– С момента образования Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Вы являетесь ее членом. С какими сложными вопросами приходилось сталкиваться? Какие вопросы адвокатской этики наиболее актуальны сейчас?

– Отвечая на Ваш вопрос, отмечу, что создание этой Комиссии, по моему мнению, было весьма важным шагом на пути к достижению единообразия в понимании как материально-правовых вопросов адвокатской этики, так и отдельных процедурных вопросов дисциплинарного производства. Что касается сложных и наиболее актуальных вопросов, то все они отражены в принятых и официально опубликованных заключениях КЭС. Палитра там достаточно разнообразная.

– Какие наиболее важные для Вас профессиональные события в Вашей жизни Вы можете отметить к настоящему времени?

– Если говорить о профессиональном в профессиональном, то я думаю, что принятие нового Закона об адвокатуре и постоянная борьба за то, чтобы он и смежное, например процессуальное, законодательство становились все лучше, важны для меня и как для адвоката, и как для преподавателя. Если же говорить о личном в профессиональном, то присвоение мне в 2016 г. почетного звания «Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации» было для меня в большей степени неожиданным, чем некоторое количество адвокатских наград.

– Какие профессиональные цели ставите перед собой на ближайшее будущее?

– И в ближайшем, и в более далеком будущем я планирую работать по избранной специальности, которую искренне люблю. Порой по тем или иным причинам я меняю направления деятельности, но специальность остается неизменной.


Беседовала Светлана Рогоцкая, корреспондент «АГ»

Поделиться