Популярные материалы

Стараемся помогать каждому
9 сентября 2022 г.
Михаил Михайлов
Стараемся помогать каждому
Адвокаты АПБО активно оказывают юридическую помощь гражданам на условиях pro bono
Вадим Клювгант
29 августа 2022 г.
Отказ от защиты: устранить путаницу
Кто от чего отказывается, когда доверитель не платит?
Вадим Клювгант
24 августа 2022 г.
Право свободного выбора адвоката – неотъемлемая часть права на защиту
Практика «двойной защиты» не может быть поддержана адвокатской корпорацией
Михаил Толчеев
11 августа 2022 г.
Адвокат – не торговец, а самурай
Концептуальные подходы к решению вопроса об отказе от защиты
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения

Пробовать и не бояться

29 августа 2022 г.

Успех – это и везение, и работа над собой

Андрей Макаренков

Адвокат АП Омской области

По окончании Поволжского молодежного форума вице-президент ФПА РФ Светлана Володина побеседовала с его участником – адвокатом АП Омской области Андреем Макаренковым, получившим приз зрительских симпатий. Он ответил на вопросы о том, как готовился к форуму, о своем пути в профессию и о многом другом.

 

– Только что завершился замечательный Поволжский молодежный форум. Мы с огромным удовольствием окунулись в атмосферу энергии молодости, задора, больших планов и надежд. «Заговори, чтобы я тебя увидел». И мы их увидели – свободных, уверенных, смело смотрящих в будущее, уверенно размышляющих, покоряющих наши сердца. Они выходили, за шесть минут раскрывали себя, и мы после выступлений становились увереннее в нашем настоящем и будущем – оно в ваших руках.

Отдельно хочу поблагодарить организаторов за приз зрительских симпатий, за него голосовал весь зал, сама молодежь. Это главный итог конкурса. Я очень рада, что все мнения совпали! Еще до объявления результатов мне захотелось сказать спасибо всем участникам – они молодцы, а особенно отметить участника из Омска – Андрея Андреевича Макаренкова, который покорил и мое сердце. Он показал и содержание, и манеру держаться, но главное – во всем чувство меры и такта. А что особенно мне понравилось – самоиронию, так нечасто встречающуюся в выступлениях. И я позвала его в аспирантуру на кафедру адвокатуры МГЮА им. О.Е. Кутафина. Мне захотелось познакомиться с ним поближе и раскрыть его вам.

Андрей Андреевич, мне очень понравилось, как вы выступили, расскажите о себе.

– Светлана Игоревна, рассказывать особенно нечего. Мне двадцать пять лет, в двадцать три года получил статус адвоката, работаю только по уголовным делам.

– А как вы пришли в адвокатуру?

– В адвокатуру я пришел, если честно, наверное, больше случайно, чем специально, хотя в юриспруденции – больше специально, чем случайно. Родители – не юристы: мама – инженер-эколог, отец – картограф. Но куда поступать после одиннадцатого класса, долго не думал. По обществознанию, конечно, были хорошие оценки, но юриспруденция была для меня единственным вариантом по другой причине: я отлично помню, как еще в школе меня никто не мог заставить убираться на субботниках и в классе и что даже в те времена я уже искал в интернете какие-то конвенции ООН и ссылался на них, утверждая, что труд доброволен, а детский – уж точно. Да и всегда был вопрос, куда уходят бюджетные деньги и почему школа не может себе позволить необходимый персонал.

– Андрей Андреевич, вы так и не ответили, как вы все-таки попали в адвокатуру.

– Обманывать не буду – мечты стать адвокатом в детстве не было, да и в школе тоже. В детстве, помню, я хотел стать судьей или прокурором потому, что кто-то мне сказал, что им дают квартиры. Вот так мечта о личных квадратных метрах чуть не встала между мной и адвокатурой. А первые мысли об адвокатуре появились примерно в 2012 г., то есть за два года до поступления в вуз. Я их четко помню, но они были почти не осязаемы в тот период, и я не придавал им значения.

– Извините, я вас перебью, а что было в 2012 г.?

– В 2012 г. я впервые почувствовал, что как-то с правовой точки зрения хочу помочь людям, которые столкнулись с огромной системой или государственной машиной (называйте, как вам будет удобнее), по сути, ничего не совершив (или, как я бы сказал сейчас, в чьих действиях нет состава преступления), попали в эти жернова и находятся там в одиночестве. А в 2014 г. я уже поступил в вуз на юридический факультет, но еще без четких планов на жизнь. С 2014 по 2018 г. я просто хотел посмотреть, как в различных сферах юриспруденции «живут» люди. Я ездил понятым по утрам с ОБЭП, ходил в суд как слушатель, проходил практику в Следственном комитете целых два раза, потому что, по-видимому, с первого раза не понял, как там, даже после истерики моего руководителя – девушки-следователя, и т.д. Но после каждой такой практики я все больше разочаровывался в профессии и не понимал, зачем я вообще учусь, ведь работать в сером кабинете с тонной бумаги вокруг не было пределом моих мечтаний. И вот в 2018 г. я впервые задался вопросом: хочу ли я преподавать? Я нашел много аргументов, что это явно лучше для здоровья и нервной системы, чем работа в так называемой системе, и поступил с этой мыслью в магистратуру, где и произошел переломный момент в моем юридическом прошлом: нужно было снова идти куда-то на практику, и я записался на прием к президенту Адвокатской палаты Омской области. Поскольку у нас между вузом и адвокатской палатой не было никаких соглашений, мне пришлось объяснять, зачем я пришел и чего, собственно, хочу. К моему удивлению, президент Адвокатской палаты начала кому-то звонить и спрашивать, кто может взять молодого человека для прохождения практики. По-видимому, так как звонил президент, ждать долго мне не пришлось, и я быстро получил городской номер человека, у которого буду проходить практику. Когда я к нему пришел, он был удивлен, что я хочу что-то делать, а не просто жду, чтобы он подписал мне документы о практике. Он стал брать меня в суды, поручать всякие легкие задания (систематизацию по ст. 217 УПК РФ и поиск различной судебной практики). Так я и работал всю практику, и мне на удивление нравилось то, что я делаю. Практика закончилась, мне подписали все документы для вуза, и я думал, что наши пути разойдутся. Но спустя какое-то время он мне позвонил и предложил стать стажером, чему я, конечно же, был рад. Сам я такое не предлагал, но думал, где же промучиться два года, чтобы было достаточно для сдачи экзамена. Мучиться не пришлось, год прошел быстро – допросы, суды и следственные действия, все мне очень нравилось, и я быстро понял, что тоже хочу слышать от людей слова благодарности. А дальше все было как у всех: тестирование, экзамен, присяга, получение удостоверения в Министерстве юстиции. И вот я в адвокатуре.

– А почему только уголовные дела?

– Я работал юристом в компании один месяц и быстро понял, что это не мое, не те правоотношения, где я вижу себя нужным, вопрос, как правило, не стоит так остро, как в уголовном праве, на мой взгляд. Повторюсь, наверное, но от гражданского права я не чувствую никакого драйва, эмоций, и никто меня еще не смог в обратном убедить. Не могу ни с чем сравнить то самое чувство, когда ты выходишь вместе с человеком из отдела полиции и слышишь слова благодарности. Да и работал я в компании по найму, то есть с девяти утра до шести вечера, отмечался, когда приходил и уходил, сидел на всяких планерках и совещаниях, которые не имели никакого смысла, что просто забирало у меня силы. В общем, месяц работы в юридической фирме у меня отбил всякое желание когда-либо заняться еще раз цивилистикой.

– Думаю, что вы еще ощутите драйв от цивилистики. А вы так и не рассказали, как готовились к форуму и эссе.

– Готовился, как и все, наверное. Анализ в сети «Интернет» ранее не знакомого мне слова «печа-куча», далее просмотр доступных презентаций на тему адвокатуры, различных статей, новостей на сайте Федеральной палаты адвокатов, законопроектов. Агрегация и структуризация всего этого. Я вернулся из отпуска и, будучи полон сил, примерно за четыре часа все прочитал и структурировал, за три часа написал эссе, примерно за столько же сделал презентацию и скинул на почту Адвокатской палаты. На этом моя подготовка завершилась.

– А сколько вы готовили речь к презентации?

– Так как я заболел перед тем, как лететь на форум, мне пришлось написать речь уже в отеле, когда я стал себя лучше чувствовать, но выучить я ее так и не смог из-за состояния здоровья, поэтому семьдесят процентов речи во время выступления был экспромт. Если честно, даже не помню точно, что я говорил. Что-то про то, что государство строит вертикаль, а мы сейчас горизонтально и что я долго делаю презентации.

– А к эссе-то вы готовились?

– Да, конечно, к эссе готовился, изучал различные статьи, нашел множество источников для своей работы. К оригинальному тексту эссе я подошел, как в вузе, написал двенадцать источников, проверил на антиплагиат свою работу. Проверка показала результат больше шестидесяти процентов, что меня в целом устроило, так как я помнил, что такие требования были в вузе, но, решив, что, по-моему, я делаю что-то лишнее, я убрал список литературы, изменил немного текст в сторону упрощения и отправил на почту Адвокатской палаты своего региона.

– Что вам лично понравилось в выступлениях участников?

– Понравилось, что каждый приехал со своим индивидуальным подходом, кто-то поставил себя на место президента ФПА, кто-то использовал молодежные мемы в работе, а кто-то смотрел на будущее через призму роботизации и автоматизации. Было видно, что все старались, и, несмотря на то, что мы все коллеги, которые находятся в одной корпорации, все равно чувствовался спортивный интерес в глазах участников, которые все-таки в глубине души, наверное, хотели победить.

– А что вам понравилось на форуме?

– Понравилось на форуме все. В Самаре был впервые, замечательный город, замечательный форум. На каком-либо форуме я тоже был впервые, Палата адвокатов Самарской области выше всяких похвал, представляю, сколько стоило усилий организовать мероприятие такого масштаба. Понравилось общение с коллегами, знакомства, обмен опытом. Да, понимаю, что звучит в целом банально и стандартно, но я думаю, что получить приз, конечно, хорошо, но то, что все друг с другом общаются, фотографируются, делятся контактами и приглашают в гости, на мой взгляд, дороже всего.

– Как здорово, что вы так думаете. Общение действительно дороже всего. Может быть, у вас есть предложения по организации следующих форумов?

– Представляю, как будет тяжело следующим организаторам держать планку после этого форума. Хотелось бы, конечно, видеть больше регионов, но, думаю, приглашения получили все палаты, просто не все представители приехали. Хочется, чтобы различного рода мероприятия были в различных, пусть даже самых удаленных местах России. Мне кажется, что автоматически присущий нам некий тимбилдинг и отличает нас от юристов и представителей смежных профессий. Хотелось бы видеть не только научные конференции, но и, возможно, некие авторские путешествия от разных регионов с приглашением одного или двух представителей адвокатских палат разных субъектов. Такого формата путешествия очень популярны у представителей бизнеса, я не хочу приводить конкретные названия, дабы не делать им рекламу, но считаю, что мы ничуть не хуже, чем представители бизнеса, можем обмениваться опытом ничуть не хуже не только на научных конференциях, но и в различных походах.

– Да. Это правильно. А какие у вас сильные и слабые стороны?

– Мне так и хочется сказать «стрессоустойчивость» – сильная, а «перфекционизм» – слабая, но мы оба поймем, что это неправда. Понятно, что я, наверное, стрессоустойчивый, раз я адвокат по уголовным делам в небогатом городе в Сибири. Сильных сторон, наверное, только две. Первая – любознательность, которая, кстати, проявляется в адвокатуре в меньшей степени. Просто изучаю и читаю все, что мне интересно, во всех научных дисциплинах – от биологии до астрономии, а вторая – это, наверное, обостренное чувство репутации и справедливости. Всегда так выстраиваю отношения с доверителями: я обещаю только качественно работать, а вы или соглашаетесь, или идите к тому, кто вам обещал переквалификацию, если вам так проще. Если же говорить про слабые стороны, то все как у всех: прокрастинация, лень, сон до обеда, когда нет процессов или дел.

– А так по вам и не скажешь, что вы ленивый прокрастинатор. У вас есть, может быть, хобби?

– Слово «увлечения» мне почему-то нравится больше, но если честно, то почти все ушло с поступлением в адвокатуру: сменились приоритеты, появился фокус на одном том, что принесет больше всего пользы. До адвокатуры много думал над «уйти в ай-ти», делал сайты, себе тоже сделал сайт, занимался раскруткой в интернете, фехтование, футболом, стрельбой, инвестициями. Сейчас этого ничего почти нет: решил, что лучше буду профессионалом в чем-то одном. Я вот никак не могу начать вести свой тик-ток из-за «синдрома самозванца», до личного бренда тоже пока руки не доходят. Как дойдут, думаю, увлечений будет больше, а так пока только стрельба из огнестрельного оружия в тире (сам разрешения не имею), вечерние пробежки и, как я говорил до этого, чтение различной литературы. Про путешествия говорить не буду, так как понятно, что каждый первый любит отдыхать и путешествовать, я лишь говорю про что-то постоянное.

– Кем видели вас ваши родители?

– Президентом. Без шуток, родители всегда видели меня президентом России из-за того, как я всегда рассуждал и рассказывал им про ошибки в градостроительстве, социальных и политических проблемах, про то, что в стране эпидемия ВИЧ, а государство это игнорирует, и про многое другое. Но хотели они, чтобы я стал прокурором, когда поступил на юридический, так как они были в целом реалистами, а не мечтателями. Адвокатом они меня не видели и никогда даже не говорили про эту профессию, скажу даже больше: они до сих пор не до конца понимают, чем я вообще занимаюсь и за что мне платят деньги.

– Да уж, адвокат, рассуждающий про градостроительство, – это точно интересно. А почему не пошли тогда в политику?

– Адвокат – это свободная профессия, адвокат – это творец, получающий гонорар (от слова «гонорариум»), то есть вознаграждение за некий творческий процесс по защите прав человека. А в политике, по сути, менеджеры, нанятые государством или выбранные другими людьми. Меньше свободы, да и мне кажется, что лучше оказывать помощь более точечно, так можно быть более уверенным в результате.

– Что вы пожелаете новым участникам форума?

– Пожелать я могу только одно: пробовать и не бояться. Лучше попробовать и потерпеть неудачу, чем не попробовать и пожалеть об упущенной возможности. Беритесь за все, изучайте все, тянитесь к знаниям, все рано или поздно пригодится.

– Андрей Андреевич, как вы считаете, успех – это везение или работа над собой?

– Я считаю, что это совокупность этих двух факторов и поговорка, что дуракам везет, не верна. Думаю, что все-таки больше везет тем, кто делает как можно больше всего попыток.

– Да. Так и есть. Особенно в нашей профессии нужно уметь вставать. Но попыток должно быть не просто много, а они должны быть продуманными. Дальнейших вам успехов, будьте востребованы и реализованы! Знайте, что приз зрительских симпатий – главный приз этого конкурса.


Поделиться