Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия

6 сентября 2021 г.

Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

Олег Смирнов

Член Совета ФПА РФ, президент АП Иркутской области
В интервью «АГ» член Совета ФПА РФ, президент АП Иркутской области Олег Смирнов рассказал об организации работы органов адвокатского сообщества в регионе, о деятельности коллег в районах стихийного бедствия, об оказании бесплатной юридической помощи и о том, почему следствию и судам сегодня нужен не адвокат-защитник, а адвокат-статист.


– Олег Валерьевич, вы возглавляете адвокатуру Иркутской области уже шесть лет. Какие у вас самые светлые воспоминания об этой работе и о чем вспоминать совсем не хочется?

– В 2015 г. коллеги оказали мне большое доверие, избрав президентом АП Иркутской области. Не скажу, что это было совершенно новое для меня дело, поскольку к тому времени я уже четыре года занимал пост вице-президента. Наверное, самое главное, чего удалось добиться за это время, – постоянная слаженная работа Адвокатской палаты как единого механизма. Численный состав нашей палаты – средний по российским меркам – за последние годы стабильно составляет около 1100 адвокатов. Соответственно, с учетом количества адвокатов необходимо обеспечить выполнение всех установленных законом требований: организовать работу по оказанию бесплатной помощи и помощи по назначению, по повышению квалификации, информационному обеспечению, работу дисциплинарных органов и многое другое, т.е. практически невидимый со стороны, но очень объемный функционал. И если допустить сбои, то об этом узнают все и сразу.

При этом очень важно найти правильный баланс взаимоотношений между адвокатами, адвокатской палатой, судами и правоохранительными органами. Это непросто, но интересно. Стараемся, чтобы такой баланс был по возможности в пользу адвокатов.

Мне и моим коллегам по Совету всегда хотелось сделать жизнь нашего адвокатского сообщества ярче, чтобы она выходила за рамки обязательного членства в Адвокатской палате, создавала некую общность интересов и сопричастности к реализации общего полезного для людей дела.

Так, например, за три года была подготовлена и издана книга об истории иркутской адвокатуры, и мне было очень приятно слушать положительные отзывы об этом издании от уважаемых людей, в частности от Генри Марковича Резника и Алексея Валерьевича Кузнецова.

Говорить о том, что произошло что-то, за что сейчас могло быть стыдно, затрудняюсь, поскольку такого не припомню. Может, со стороны виднее, если коллеги напомнят, буду признателен. Конечно, есть вещи, которые приходится осуществлять с некоторым внутренним сопротивлением. Например, ситуации, когда приходится расставаться с бывшими коллегами, которые своими поступками порочат профессию. Увы, делать это необходимо, хотя и не доставляет ни малейшего удовольствия.

– Наверное, весьма печальные воспоминания связаны с наводнением летом 2019 г. В то же время в условиях чрезвычайной ситуации адвокаты проявили себя с лучшей стороны. В какой мере удалось помочь жертвам стихии и учли ли в области уроки тех событий?

– Это, наверное, был первый в России опыт масштабной организации юридической помощи адвокатами в практически полевых условиях. По рассказам коллег, которые выезжали на место бедствия, чрезвычайная ситуация – это когда нужно думать не только о том, как оказать юридическую помощь при полном отсутствии условий для работы, но и о том, где сегодня придется ночевать и где добыть питьевой воды.

Нам удалось за короткое время эту работу организовать, для чего были приняты необходимые решения Совета, назначены координатор и дежурные адвокаты, обеспечено финансирование за счет средств Адвокатской палаты. Три месяца, в течение которых велась данная работа, были достаточно напряженными, но мы справились. Отмечу, что оказанная адвокатами помощь была вполне результативна, все исковые заявления, которые готовили наши адвокаты для пострадавших граждан, удовлетворены.

Главный вывод, который сделал для себя, заключается в том, что адвокаты – по сути единственные представители юридической профессии, которые в условиях ЧС способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь.

– Сейчас различные ЧС возникают то тут, то там. Интересовались ли другие адвокатские палаты вашим опытом работы по оказанию бесплатной юридической помощи гражданам в режиме чрезвычайной ситуации?

– Похоже, что природные катаклизмы становятся частью нашей повседневной жизни. Мы к этой работе готовы, так же как и готовы поделиться своими наработками с коллегами из других регионов. Пока никто не обращался, и я очень надеюсь, что наш опыт останется невостребованным.

– На конференциях палаты всегда уделяется внимание вопросам оказания бесплатной юридической помощи. Как вы считаете, что нужно изменить в этой сфере?

– Бесплатная помощь гражданам – важный социальный участок работы. Для оценки ее эффективности есть два объективных критерия – количество обратившихся и размер финансирования из регионального бюджета. По этим двум показателям мы видим ежегодную динамику роста. Более того, расходная строка бюджета Иркутской области на оплату труда адвокатов за оказание БЮП последние несколько лет корректируется в сторону увеличения, поскольку запланированную бюджетом сумму адвокаты обычно отрабатывают уже летом текущего года.

Думаю, что количество коллег, желающих участвовать в оказании БЮП, значительно увеличится при упрощении порядка отчетности. Например, предоставление отчетности для получения субсидий в электронном виде избавит адвокатов от ненужной рутины и повысит привлекательность оказания бесплатной юридической помощи.

– Какие проблемы возникали у иркутских адвокатов в связи с пандемией коронавируса? Каковы сегодняшние реалии, сохраняются ли какие-либо ограничения?

– За прошедшее время мы научились работать с учетом таких ограничений. Нет проблем с посещениями судов и органов следствия. Остались затруднения в части возможности общения с доверителями, содержащимися в следственных изоляторах. Там количество кабинетов ограничено, адвокатам приходится занимать очереди с раннего утра, при этом у следователей таких проблем не возникает. По этому вопросу обратились в региональный ГУФСИН, ситуация незначительно улучшилась.

– Весной этого года участились случаи воспрепятствования адвокатской деятельности в иркутском СИЗО. Каковы результаты вашего обращения к начальнику ГУФСИН и есть ли положительные сдвиги с допуском адвокатов к доверителям?

– Когда стали поступать обращения коллег о проблемах с допуском к доверителям, мы обратились к руководству областной прокуратуры с просьбой вмешаться в ситуацию и принять меры прокурорского реагирования. Ответ был традиционный: все в порядке, факты не подтвердились. Однако реально сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону, жалоб от адвокатов на невозможность свиданий с подзащитными не поступает.

– Какие еще нарушения профессиональных прав адвокатов характерны для вашего региона?

– На мой взгляд, проблема нарушения профессиональных прав имеет два уровня. Первый, глобальный, связан с местом и ролью адвоката в существующей правовой системе. Речь идет о невозможности полноценной реализации коллегами своих функций как защитников, что особенно характерно для уголовного судопроизводства. К сожалению, для следствия и судов сегодня нужен не адвокат-защитник, а адвокат-статист, который просто присутствует и самим фактом своего существования создает некую имитацию защиты. Адвокат, который пытается работать добросовестно и всеми законными способами защищать своего доверителя, достаточно уязвим. Думаю, что в большей степени эта проблема даже не адвокатского сообщества, а общества и государства в целом, поскольку без реальной защиты и обеспечения состязательности не может быть честного и эффективного правосудия.

Второй уровень во многом является производным от первого. Это, собственно, частные случаи нарушения профессиональных прав адвокатов: недопуск к подзащитным, обыски и выемки, попытки допросить в качестве свидетеля с целью вывести из дела, необоснованные жалобы на адвокатов с целью оказать на них давление. Конечно, мы реагируем на такие вопиющие случаи, рассматриваем их на Совете, подключаем Комиссию по защите профессиональных прав адвокатов, направляем обращения в прокуратуру и руководителям следственных органов. Иногда это помогает. Но следует признать, что у региональных палат нет правовых механизмов для эффективной и быстрой помощи коллегам в таких ситуациях. Законодательная инициатива об ответственности за нарушение профессиональных прав адвокатов уже много лет успешно блокируется. Поэтому на большинство наших обращений о нарушениях профессиональных прав мы получаем отписки о том, что «факты не подтвердились».

– Хотелось бы узнать, какова дисциплинарная практика в вашей палате, публикуются ли обзоры, какие нарушения КПЭА происходят чаще всего?

– Если кратко, то я охарактеризовал бы нашу дисциплинарную практику как проадвокатскую. Исходим из того, что, кроме нас, адвокатов защитить больше некому. Конечно, это не касается случаев явного и демонстративного нарушения закона и норм профессиональной этики. Но случаи принятия решений о прекращении статуса адвоката для нас единичны и исключительны.

Нарушения, за которые привлекаем к дисциплинарной ответственности, как правило, связаны со срывами судебных заседаний и следственных действий, неисполнением обязанностей перед доверителями, некорректным процессуальным поведением адвокатов. Обзоры дисциплинарной практики готовим по мере ее формирования, стараемся отразить наиболее интересные дела.

– Первые три Байкальских форума адвокатов прошли очень успешно. Но потом все мероприятия сковал коронавирус. Когда планируется следующий форум, какие вопросы там будут обсуждать?

– Да, коронавирус действительно заставил нас скорректировать планы по проведению четвертого Байкальского форума адвокатов. Очень жаль, поскольку предыдущие годы показали, что эта площадка интересна для адвокатов, что было видно и по динамике увеличения количества участников, и по их географии. Думаем о проведении очередного форума в 2022 г., если, конечно, позволит эпидемиологическая обстановка. Тематику будем прорабатывать в том числе и путем предварительного опроса участников.

– Какие мероприятия по повышению квалификации адвокатов проводятся в палате, насколько активно адвокаты участвуют в них?

– В Китае говорят: «Пусть расцветает сто цветов, пусть соперничают сто школ». Это вполне отражает наш подход к вопросу повышения квалификации. Мы не ограничиваем адвокатов в выборе форм и места повышения квалификации, важно, чтобы коллеги обучались любым удобным для них способом. Хорошие отзывы от иркутских адвокатов поступают после участия в вебинарах, проводимых Федеральной палатой адвокатов.

Также мы используем и свои образовательные площадки. Совместно с Юридическим институтом Иркутского государственного университета создан и успешно функционирует Центр повышения квалификации адвокатов «Восточный». Центр проводит интересные практико-ориентированные курсы как в очном, так и в дистанционном режиме, приглашает ведущих правоведов России. Также при палате успешно функционирует Школа молодого адвоката.


Беседовал Константин Катанян, обозреватель «АГ»

Поделиться